ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Язык жизни. Ненасильственное общение
Книга магии
Босс знает лучше
Впереди перемен
У оружия нет имени
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!
Жнец
Дневник слабака. Долгая дорога
Неправильная

— Смерть Дэра усугубила мое состояние, — сказал Кон. — Но ведь смерть друга не может не выбить человека из колеи.

— Конечно. Но насколько я понимаю, ты стал избегать своих друзей.

— Это все в прошлом, — сказал Кон, радуясь тому, что они наконец добрались до Леоновых комнат. — Теперь я хочу собрать всех друзей. Чем их больше, тем веселее.

Оставив Хоука в Леоновых комнатах, он ушел. Ему хотелось побыть одному. Дружба восстановилась, но он пока был не готов воспринимать ее в полном объеме.

Где побыть одному? В апартаментах Уайвернов? Но ему не хотелось туда идти.

На крыше? В свое время они с Фредом отыскали лазейку на крышу, и он, наверное, мог бы вспомнить, как туда добраться. По винтовой лестнице он поднялся туда, где стояли цистерны с водой. Потом нашел люк с опускающейся дверцей и, открыв ее, выбрался на крышу.

С удовольствием подставив разгоряченное лицо прохладному вечернему ветру, он облокотился о зубец стены и окинул взглядом землю и море, находящиеся за пределами Крэг-Уайверна.

Карслейк не проявил особой охоты брать на себя это бремя по ряду причин. «Может быть, я поступаю слишком эгоистично, пытаясь убедить его?» — думал Кон. Но он мог бы поклясться чем угодно, что был бы счастлив никогда больше не приезжать сюда.

Если не считать того, что владение Крэг-Уайверн давало горькую надежду когда-нибудь снова увидеть Сьюзен. Но если Карслейк станет графом, у него не будет никакого повода приезжать сюда. Никакого оправдания…

Он медленно двинулся вдоль парапета, но, завернув за угол, остановился как вкопанный. Навстречу ему шла Сьюзен, кутавшаяся в вязаную шаль от холодного ветра с моря.

Она выглядела как простая деревенская женщина.

Но ему, как всегда, показалось, что она выглядит великолепно.

— Извини, — сказала она, — я надеялась, что ты меня здесь не заметишь.

Он не ошибся. Он понял то, что она хотела сказать. И подошел ближе.

— Пойдем со мной в Ирландскую бухту?

Она пристально взглянула на него, но не удивилась.

— Холодно.

— Я не собирался предлагать тебе искупаться.

Она насторожилась, но потом сказала:

— Ладно.

Он первым направился к двери люка, потом пропустил ее вперед.

— Ты переоденешься, если я попрошу? Сними это серое платье.

— Хорошо, я переоденусь, — мгновение помедлив, сказала она.

Когда они спустились до выхода в сад, она сказала:

— Подожди. Я скоро вернусь. — И убежала куда-то в сторону кухни.

Он хотел было пойти с ней, опасаясь, что она передумает, но заставил себя ждать, надеясь, что никто им не помешает. Рейс был в кабинете, но мог зачем-нибудь выглянуть оттуда. Хоук…

Он бросил Хоука, и Хоук, несомненно, сделает ряд выводов. Если он сделает правильные выводы, то постарается не вмешиваться.

Хотя, возможно, именно это ему и следовало бы сделать.

Джентльмен, который собирается жениться на одной леди, не ходит на вечерние прогулки с другой.

Так зачем он идет со Сьюзен в Ирландскую бухту? Чтобы избавиться от теней прошлого. Не более того. Для того чтобы вновь разыграть всю тогдашнюю сцену, сейчас было слишком холодно.

Она появилась в простом синем хлопчатобумажном платье с высоким воротом, с непокрытой головой, но в шали, накинутой на плечи для тепла. Он предпочел бы, чтобы она сняла шаль, но не мог же он заставить ее мучиться ради его прихоти еще и от холода.

Они вместе вышли из дома и молча направились по тропинке через вересковую пустошь. Он понял, что эту дружбу он мог бы принять во всей полноте, без ограничений. Если бы сам не воздвиг между ними стену.

Наконец они дошли до оползня, где пришлось спускаться, цепляясь за обломки голой скалы. Она со смехом придерживала юбки, ухватившись за его руку.

— Девчонке в короткой юбке было гораздо легче лазать по скалам!

— В бриджах тоже.

Она улыбнулась ему:

— И в бриджах тоже. Знаешь, это безумная затея.

— Хочешь вернуться?

— Ну уж нет. Может, мы безумные любовники, потерявшиеся среди скал. — Она вдруг замолчала, осознав значение своих слов.

— Мы и есть любовники, — сказал он, вытаскивая ее за руку на твердую почву. — Были и есть.

«И будем», — чуть не добавил он. Но он не хотел быть любовником Сьюзен. Физическая близость с ней была восхитительна, но ему хотелось большего: золотой дружбы, духовной близости на всю жизнь.

Он хотел, чтобы она была его женой.

Получая от нее так много, он хотел платить ей той же монетой.

Она плотнее закуталась в шаль и стала завязывать ее концы на спине. Он помог ей завязать узел, наслаждаясь кратким прикосновением к ее гибкой спине.

Они пошли дальше, туда, где бегали одиннадцать лет назад, и постепенно разговорились о прошлом, о растениях и животных, о море и небе. И о том, что с ними происходило за годы разлуки.

Она рассказала ему о своей работе у сумасшедшего графа. Он рассказал об армейской жизни, кое-какие подробности о Ватерлоо и Дэре, а она с присущей ей честностью поведала о двух случаях близости с другими мужчинами.

Возле заброшенной часовни, сквозь лишенные стекол окна которой были видны голые каменные стены, они срезали угол и оказались на едва заметной, густо заросшей сорной травой тропе контрабандистов, ведущей на берег. Кон вдруг остановился в нерешительности.

— Неужели мы действительно когда-то, не задумываясь, спускались по этой тропе?

— Неужели ты так постарел, что больше не осилишь спуск? — поддразнила она и, подобрав юбки, заколола их булавками, обнажив до колен ноги в чулках. Потом стала спускаться вниз, цепляясь за корни и палки, удобно вбитые в землю в нужных местах.

Он со смехом последовал за ней, не замедлив спуск даже тогда, когда поскользнулся на размякшей глине.

Наконец она спрыгнула на покрытый галькой берег и оглянулась. Он тоже спрыгнул и обнял ее. Это было всего лишь дружеское объятие, но они оба замерли на мгновение. Он знал, что она впитывает его, как и он впитывает ее. Может быть, она тоже чувствовала, что становится здесь самой собой?

Они одновременно отстранились друг от друга, возможно, осознав, что могут скоро достичь точки невозвращения, и оглянулись вокруг.

— Мне казалось, что пещера была больше, — сказал он.

— Она не уменьшилась, но здесь было больше песка. Береговая линия меняется. Как и все остальное.

Она подошла к кромке воды, а он следил за ней взглядом, восхищаясь изящными линиями ее тела, так непохожего на тело той девчонки, но такого знакомого, причем не только после прошлой ночи.

Прошлая ночь. Что он пытался доказать? Что у него было много любовниц после нее?

Он усмехнулся и окликнул ее.

Она оглянулась, как всегда, пытаясь вернуть на место вечно падающую на лицо прядь волос, и улыбнулась ему.

— Прошлой ночью я пытался произвести на тебя впечатление.

У нее чуть заметно вспыхнули щеки.

— Тебе это удалось.

— Мне хотелось изгнать из воспоминаний твоих многочисленных любовников, щедро наделенных природой незаурядными мужскими достоинствами и обладающих богатым опытом.

Она рассмеялась:

— Неужели правда?

— Правда. Я хотел бы иметь возможность доказать, что я лучше, но увы! Я связал себя обещанием леди Анне.

— Увы? — переспросила она.

— Увы. Возможно, мне было бы лучше сделать вид, что все обстоит по-другому, но с тобой я должен быть честен. В первый день пребывания в Крэг-Уайверне я написал ей и практически предложил выйти за меня замуж. Я приехал сюда, еще. не приняв окончательного решения, но я к этому склонялся. Похоже, мне было безразлично, на ком жениться. А она милая молодая леди, которая заслуживает того, чтобы выйти замуж. Однако когда я писал письмо, я использовал ее, чтобы защититься от тебя. Вот она и стала этим щитом. Увы.

— А если бы ты не сделал этого? — спросила она.

Честность, только честность. Пусть даже это разобьет сердце и ей, и ему.

— А если бы я не сделал этого, то мог бы надеяться заполучить тебя в качестве моей жены, моего друга и моей помощницы на всю жизнь.

65
{"b":"3464","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мои здоровые зубки
Хищные птицы
Практикантка
Последняя ведьма Ишэна
Идеальный руководитель: Почему им нельзя стать и что из этого следует
Свободу королевскому дракону!
Мой дорогой Коул
Хранитель драконов
Таро. Подробное руководство: описание, схемы, авторские и классические трактовки. СircusTaro