ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Николас понял, что нашел среди гостей полную поддержку.

— Спасибо, друзья. Но прежде чем вы примете на себя некоторые обязательства, я должен объяснить вам свою задачу. Это, в сущности, не слишком благородное дело. Пока в заговоре известна лишь одна фигура — это француженка по имени Тереза Беллэр, она авантюристка, причем весьма удачливая. Я познакомился с ней четыре года назад в Вене, мы были любовниками. — Он обвел взглядом своих друзей. — Мне предстоит снова обольстить ее и использовать свое влияние, чтобы убедить отказаться от заговора и выдать вожаков.

Наступила тишина. Затем лорд Мидлторп осторожно спросил:

— Ник, а как же твоя жена?

Николас слегка покраснел и отвел глаза.

— Что ж, она будет не первой женщиной, которая откроет, что у ее мужа есть любовница. Однако надеюсь, она ничего не узнает. — Он снова посмотрел на собеседников. — Если это ошибка, я быстро разберусь, если же нет, я постараюсь убедить Терезу выдать участников заговора за деньги, которыми меня любезно снабдило правительство. Этой женщине неведомо понятие «преданность».

— А ты не мог повременить с женитьбой, пока не уладишь столь щекотливое дело?

— Нет, — бесстрастно ответил Николас. — Элинор ждет ребенка.

Молчание вновь прервал лорд Мидлторп.

— Так чего ты хочешь, Ник? Мы сделаем все, что в наших силах.

— Может быть, кто-то из нас смог бы разобраться с твоей француженкой? Я готов принести себя в жертву…

— Боюсь, что нет, — рассмеялся Николас. — Даже ты, Люк. Хотя, если желаешь, можешь попробовать. Она завела себе дом в Лондоне, бордель, если быть точным. Это ее обычный способ. Уверяю тебя, он будет успешно функционировать. Кроме того, у нес есть вилла вблизи Олдершота, куда она приглашает избранных. Я уже получил приглашение и выезжаю завтра.

Друзья смотрели на него с некоторым сомнением.

— Первое, с чем обращаюсь к вам, — поддержите Элинор. У нее в городе мало знакомых. Если вы будете сопровождать ее на светские приемы и представите своим семьям, она, может быть, и не заметит отсутствия мужа. Если я не сумею закончить свои дела в ближайшие дни, то попрошу кого-нибудь из вас время от времени заезжать со мной к Терезе. Вы дадите мне моральную поддержку, да и в компании мое внимание к этой особе будет не столь явным.

Николас помедлил, оценивая реакцию собеседников.

— Если вы способны простить мне мой обман, — продолжил он, — я бы предпочел, чтобы вы послужили моим извинением перед Элинор за вынужденное пренебрежение. Если мое дело удастся, мы устроим еще не одну пирушку.

Он откинулся на спинку стула и уставился в одну точку, словно ожидая приговора. Молодые люди в нерешительности переглянулись.

Вертя в руках чашку, виконт Эмли наконец сказал:

— Пожалуй, это дело потруднее, чем на Пиренеях.

— Я бы охотно выбрал второе, — невесело улыбнулся Николас.

— Заканчивай все поскорее, — посоветовал лора Мидлторп. — Твоя жена наверняка будет переживать.

— Брак — это не любовное состязание, Френсис. Она умная женщина и понимает, что к чему. Если это причинит ей боль, я постараюсь загладить свою вину. Сейчас моя главная забота, чтобы она не испытывала неловкости и замешательства, а мое поведение не стало предметом обсуждения в светском обществе.

Мидлторп покачал головой, дивясь такому оптимизму, но предложил свою поддержку. Остальные последовали его примеру.

Николас с облегчением улыбнулся:

— Спасибо, друзья. Я знаю, что в моем деле нет ничего героического, но это своего рода служба, и, уверяю вас, она скоро закончится.

Глава 7

Проснувшись на следующее утро, Элинор обнаружила, что Николаса рядом с ней нет. Она спала дольше обычного и, поднявшись с тяжелой головой, приписала это действию вина.

За завтраком Элинор раздумывала над своей жизнью, стараясь вспоминать только хорошее.

Результатом ужасной ночи в доме Лайонела стало то, что она обрела независимость, разумеется, настолько, насколько это возможно в браке. Не много найдется женщин, чьи мужья так настаивают на свободе своих жен. У нее добрый и заботливый муж, прекрасный дом, изысканные наряды, деньги, которые она даже не знает, как потратить. Она могла вызвать свой экипаж или провести весь день в постели, могла купить любую вещь, которую подскажет ей воображение, или заказать ее по собственным эскизам.

«И что от меня требуется за все это? — размышляла Элинор, помешивая чай. — Всего лишь быть нетребовательной женой».

Если ее муж действительно умен, он не станет использовать свои уловки в ущерб жене. Ей не стоит обижаться, как не стоит и расстраиваться, когда он уезжает, или возмущаться, если он не посвящает ее в свои дела. Более того, она никогда не должна показывать, что ей известно о его любовнице.

Элинор понадобилось некоторое время, чтобы свыкнуться со столь странной мыслью, и наконец, к ее удовлетворению, это ей удалось. Она храбро сказала себе, что даже если муж приведет мадам Терезу к ним в дом отобедать, она и бровью не поведет.

Однако чтобы одолеть все это, ей нужен был план. Элинор понимала, что сидеть дома и быть любезной и почтительной недостаточно. Николас должен видеть, что она вполне счастлива, хотя и живет своей собственной жизнью. Что касается светского общества, ей следует занять в нем положение, достойное ее мужа.

При этой мысли самообладание чуть не покинуло Элинор. Сестра Лайонела Чивенхема… Что ж, зато ей больше не нужно задумываться о замужестве. Она вспомнила ужас молодых людей при упоминании о ярмарке невест, которая по сложившейся традиции происходила в Олмаке, куда ей в свое время так хотелось получить доступ.

Элинор поднесла ко рту кусочек поджаренного хлеба и вдруг вспомнила про тетушек Николаса. Леди Кристабель и миссис Стивенсон вращались в высших кругах. Но захотят ли они ей помочь? Если она найдет способ использовать их соперничество, то они могут сделать попытку…

Но как это устроить? Отправиться к одной из них, пренебрегая тем, что другая может обидеться? Элинор хотелось посоветоваться с Николасом, но его не было в городе, а дело не терпело отлагательства.

Лорд Стейнбридж? Ну уж нет… Хотя… Ей неприятно было прибегать к помощи графа, но, с другой стороны, она понимала, что он с радостью пойдет навстречу, лишь бы загладить свой проступок. И будет даже признателен тетушкам за услугу.

Кивком головы подтвердив свои намерения, Элинор отодвинула тарелку и отправилась в библиотеку написать графу записку с просьбой принять ее.

* * *

Лорд Стейнбридж прибыл приблизительно через час. После взаимных приветствий он начал было расспрашивать ее о здоровье и благополучии, но Элинор тут же оборвала его.

— Вы правы, они это могут — согласился граф. — Тетя Кристабель очень близка с Драммонд-Баррелами. Если кто-то и может ввести вас в Олмак, так это она. У тети Сесили тоже прекрасные связи. Я знаю прекрасный способ заставить их действовать — дать задание одной, сказав, что другая не способна с ним справиться. Тете Кристабель можно поручить ввести вас в Олмак. Тетя Сесили этого никогда не добьется, но я могу попросить ее устроить для вас вечеринку — у нее прекрасно вышколенные слуги, и ее приглашениями редко пренебрегают. Уверен, именно туда вам и надо попасть.

— И что же мне следует для этого предпринять? — спросила Элинор.

— Ничего. Предоставьте все мне. Вам остается лишь призвать на помощь максимум осмотрительности, надеюсь, вы к этому готовы?

Граф поднялся, чтобы уйти, но задержался у двери. Интересно, неужели он наконец вознамерился выразить раскаяние?

— Что касается вашего брата…

— Да?

— Вы не находите, что необходимо связаться с ним? Насколько я знаю, он единственный ваш родственник.

— Лайонел — мерзавец, — отрезала Элинор. — Я не желаю больше его видеть.

— Хорошо, хорошо. Ники сказал, что договорился с ним, поэтому, полагаю, он не станет докучать вам…

— И я тоже так думаю. Особенно это справедливо теперь, когда он наверняка попытается отсудить мою долю наследства, которой ему хватит приблизительно на год, если его долги не слишком велики.

24
{"b":"3465","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Идеальная фиктивная жена
Поцелуй опасного мужчины
Сказки для сильной женщины
Гнездо перелетного сфинкса
Знаменитый Каталог «Уокер&Даун»
Прошедшая вечность
Кристин, дочь Лавранса