ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— К сожалению, нет ничего, чем бы вы могли помочь. — Его большой палец ласкал уголок ее рта. — Улыбнитесь мне, моя милая, вот так. Это грязное дело, притом довольно запутанное, но скоро все разрешится. Вы мне поможете, если будете и дальше вести себя так, как вели до сих пор, — спокойно и храбро.

Осторожно отпустив жену, Николас покачал головой, продолжая с улыбкой смотреть в сторону.

— Все, что я хотел — увидеть вас и сказать несколько слов, чтобы поддержать ваш дух. Я, должно быть, устал сильнее, чем думал. Поймите, дорогая, я сохранял дистанцию, стараясь избежать таких сцен, как эта… — Он наклонился и поцеловал ее в кончик носа. — Пожалуйста, не беспокойтесь обо мне. Право, не стоит.

Элинор крепко вцепилась в его руку.

— Но я ничего не могу с собой поделать. — Желание рассказать ему все переполняло ее. Что ж, по крайней мере если Лайонел сдержит слово, Николас будет в безопасности. — Хотя бы иногда давайте себе отдых, Николас, — сказала она. — Чтобы я могла быть уверена, что вы не разбиты окончательно.

Он покачал головой:

— Нет, я должен сделать кое-что еще, а потом Майлс даст мне передохнуть. В любом случае мне необходимо быть там сегодня вечером.

Подарив ей на прощание легкий поцелуй, Николас вышел, оставив Элинор в полном замешательстве. Она верила, что Лайонел совершит свое предательство, но не представляла, как ее брат намеревается все устроить. И разве разумно доверяться Лайонелу? С другой стороны, отдать брата на верную смерть было выше ее сил.

Николас сказан ей, что вопрос слишком запутанный. Боже праведный, неужели все еще возможно вернуть Наполеона с острова Эльба? И тогда он с новой силой начнет терроризировать Европу.

Элинор тихо застонала. Она была не в состоянии разобраться во всем этом и не имела никого, кому могла довериться. Ясно одно — готовилось что-то важное, а она оставалась совершенно беспомощной.

Когда к ней заглянула Эмили, Элинор постаралась спрятать от нее свою тревогу.

— Боже мой, Эми! Только не говори, что компания Питера тебе уже наскучила!

— Никогда, — Эмили рассмеялась, — но он весь в делах, и поэтому я решила, что могу провести несколько часов с тобой, если у тебя нет возражений.

— О чем ты, конечно, нет — я сейчас живу очень тихо. Мы, правда, планировали через день или два поехать за город. — «Если Николас пока еще имеет право на жизнь и свободу», — добавила она про себя.

— Это хорошая новость. Тебе в твоем положении необходим деревенский воздух.

Стараясь отвлечь внимание Эмили, Элинор стала показывать ей, как удалось переделать детскую. Хотя и надеялась, что ее ребенок будет расти за городом, все же решила довести это дело до конца.

Потом они сидели и трудились над приданым для новорожденного, болтая о всяких пустяках. Эмили сожалела, что Элинор не сможет присутствовать на ее свадьбе в сентябре. Элинор согласилась, что длительная поездка для нее нежелательна, но вот Николас мог бы приехать.

— Николас? Не знаю, мы не очень-то ладим последнее время.

— Почему?

— Почему? — переспросила Эмили. — Все из-за того, что я видеть не могу, как дурно он обращается с тобой! О, только не надо так расстраиваться, Элинор. Я не хочу огорчать тебя, но мне трудно притворяться, будто все идет хорошо. Питер разозлился бы, если бы услышал мои слова, но я не переношу лицемерия. Я на твоей стороне, Элинор, и это же сказала Николасу!

— Ты говорила с Николасом? — удивилась Элинор.

— Да, когда встретила его на Бонд-стрит. Он стал осыпать меня комплиментами. Обычно я не придаю значения подобным пустякам, но тут не выдержала и сказала ему, что лучше бы он обратил внимание на свою жену. Николас стоял как громом пораженный. Так ему и надо. Дорогая, надеюсь, я не расстроила тебя?

Элинор покачала головой:

— Нет. Полагаю, скорее я должна задать тебе подобный вопрос. Кому приятно знать, что у нас не все ладится.

— Опять одно и то же, — вздохнула Эмили. — Почему-то все думают, что я не в состоянии переносить неприятности, а на самом деле все наоборот. Я счастлива и поэтому могу сохранить душевный покой перед лицом сложностей. — Она неожиданно залилась смехом. — Господи, да сколько же можно стонать?

Глядя на подругу, Элинор не могла не улыбнуться.

— Порой чересчур мрачная, тяжелая атмосфера на похоронах тоже кажется неуместной, особенно для христиан, которые верят, что существует лучшая загробная жизнь.

— Правда? — с сомнением произнесла Эмили. — Я не думаю, что могла бы весело щебетать на похоронах Питера или Френсиса.

— Нет, конечно, — отозвалась Элинор, чувствуя, как дрожь пробежала по ее телу. — Это было бы слишком.

Эмили внезапно выпрямила спину.

— Бр-р… Какой невеселый разговор. А я ведь пришла подбодрить тебя. Ты знаешь, что свадьба без подружек невесты не свадьба? Мама ужасно переживает по поводу моих. Сестра Питера рыжая-прерыжая, и мы не можем придумать, какой цвет платья подойдет ей, да и моим сестрам тоже. Мне кажется, был бы предпочтительнее синий, но Мэй, видишь ли, что-то имеет против. Короче, я выдержала много дебатов и втайне подумываю о бегстве.

Элинор благодарно ухватилась за предложенную подругой тему.

— На самом деле ты заставляешь меня поверить, что благодаря моей тихой свадьбе я избежала подобной суеты.

— Тихая свадьба в Париже. Как романтично!

— Да, — сказала Элинор, вспоминая мрачную церковь в Ньюхейвене и нетерпеливого пастора. — Но иногда и я тоскую по пышной свадьбе, подружкам невесты и прочим милым пустякам.

Эмили улыбнулась:

— Думаю, со мной было бы то же самое. Такое случается один раз в жизни, и поэтому все должно пройти как можно лучше. Ты знаешь, я скучаю по Питеру, когда его нет рядом. Даже сейчас я думаю, где он — ну разве это не смешно? А ты… — Она, смутившись, замолчала. — О, прости.

— Думаю ли я о Николасе? — спокойно переспросила Элинор. — Иногда. Но между нами нет сильной привязанности. В любом случае, — заметила она, — мне не нужно гадать, где он, я и так знаю. Он у Майлса Кавано.

— О, значит, это его я встретила по пути сюда. Я еще подумала, как неважно он выглядит. Мне кажется, Николас вообще в последнее время чем-то удручен, но сегодня, видимо, особенно.

— Увы, — сказала Элинор, поглаживая крохотную детскую распашонку. — Мы оба нуждаемся в обновлении души.

Мысль о том, чтобы уехать из города, внезапно заставила ее вспомнить предложение Лайонела. Если она хочет взять что-то из его дома, то ей нужно поторопиться.

Элинор поделилась ситуацией с Эмили.

— Охота за сокровищами! — воскликнула девушка. — Как забавно!

— Да, хотя я сомневаюсь, что там на самом деле будут сокровища, — усмехнулась Элинор. — Лайонел наверняка продал самое ценное. Но вдруг найдутся какие-нибудь сентиментальные мелочи, которые я бы хотела оставить на память? Может быть, мы вместе в сопровождении Томаса сходим туда? Тогда я бы не так нервничала.

Эмили охотно согласилась, и после легкого ленча они отправились на Дерби-сквер.

* * *

В этот вечер апартаменты Майлса Кавано были переполнены — присутствовали все принимавшие участие в известной кампании. Они сидели вокруг стола и потягивали бренди, а в углу трое мужчин, очевидно, из низшего сословия, разговаривали между собой. Одним из них был Том Холлоуэй. Лорд Милчем одиноко скучал в кресле, держа в руке рюмку хереса.

Николас восседал во главе стола. Он был изысканно одет и, очевидно, намеревался провести эту ночь вне дома.

— Я сделал все, что мог, — обратился он к своим друзьям. — Думаю, мероприятие пройдет без осечки, но если что-то случится, остается уповать лишь на Господа да на то, что вы сможете вытащить меня оттуда. Лорд Милчем, вы намерены дождаться новостей здесь?

— Если это возможно, мистер Дилэни, — сказал пожилой джентльмен. — Должен признаться, я сгораю от нетерпения увидеть результат столь долгой работы.

В этот момент Питер Лейверинг ворвался в комнату.

— Дилэни, славу Богу, я нашел вас. Эми и Элинор исчезли!

43
{"b":"3465","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Меняю на нового… или Обмен по-русски
Преломление
Темные отражения. Немеркнущий
Случайный лектор
Жена между нами
Лошадь, которая потеряла очки
Эссенциализм. Путь к простоте
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Рабы Microsoft