ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Научись искусству убеждения за 7 дней
Тепло его объятий
Пёс по имени Мани
Священный крест тамплиеров
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Мертвый ноль
Знаки ночи
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!
Месть по-царски
A
A

Джо БЕВЕРЛИ

РЕШИТЕЛЬНАЯ НЕВЕСТА

Бельгия, 1745 год

– Мадам, мы должны остановиться! – крикнул священник.

Ветер подхватил эти слова. Святой отец лежал, вцепившись в борт телеги, мчащейся по дороге.

– Теперь я не отступлю! – Кейт Данстебл держалась за другой борт. Она уткнулась лицом в сено. Оба, и Кейт, и священник, замерзли и измучились. Однако теперь ее ничто не могло остановить. Где-то здесь, в этой суровой, мрачной местности, находился отец ее ребенка. Кейт должна его найти и заставить жениться на ней. До рождения ребенка. Чтобы малыш не оказался незаконнорожденным.

Кейт повернулась к спутнику.

– Сказали, что Баффсы находятся впереди. Мы должны ехать дальше! – Она крикнула солдату, который правил лошадьми:

– Быстрее! Скоро стемнеет!

Днем они проехали мимо телеги с ранеными, значит, неподалеку происходило какое-то сражение. Возница хлестнул лошадей, чтобы они бежали быстрее. Телегу затрясло сильнее. Кейт напрягла все силы, стараясь уберечься от любого толчка. Она молилась о том, чтобы ее путешествие не повредило ребенку, которого она так хотела защитить от грозившего ему позора.

В светском обществе плохо принимают внебрачных детей, если только они не являются отпрысками высшей аристократии или королевской семьи. Лейтенант Деннис Феллоуфилд – черт побери его темную душу – вряд ли является членом королевской семьи. Хотя он принадлежит к дворянскому роду, если только это не ложь.

Его ребенку нужно честное имя, связи, хорошая школа. Он должен стать дворянином.

– Мадам, темнеет, – заговорил священник. – И опасно здесь очень. Лучше повернуть назад.

– Нет, мистер Райтуэлл. Я говорю – нет!

Кейт села, попыталась разглядеть хоть что-то, но ветер и мелкий дождь мешали. Она искала полуразвалившийся дом на ферме, в котором, как сказали, стояла рота Денниса. При других обстоятельствах Кейт согласилась бы с доводами священника. Но сейчас возвращаться было нельзя.

Она должна была скоро родить.

– Вы сумасшедшая, мадам, – тихо сказал священник. – Я говорю – сумасшедшая.

Кейт считала, что он прав. Но если бы она знала, что время родов придет так скоро, она не отправилась бы в это рискованное путешествие.

Телега сильно накренилась, и, боясь, что они перевернутся, Кейт бросилась в другую сторону. Она свалилась прямо на мистера Райтуэлла. Священник оттолкнул Кейт, что-то тихо бормоча.

Этот мужчина средних лет был довольно учтивым в начале их путешествия. Хотя Кейт практически похитила его и настойчиво требовала, чтобы он совершил обряд венчания. Сейчас от ярости у него покраснело лицо.

– Женщина, очень мало пользы будет в том, чтобы найти жениха и сразу же быть убитой. Я настаиваю, чтобы мы повернули назад. Сейчас же!

– Скоро должно появиться какое-нибудь укрытие. – Кейт изо всех сил старалась говорить спокойно. Иначе он отступит. А ведь скоро они нагонят ее жениха.

– Это был?..

– Да! Огонь. Посмотрите. Огонь! Это, должно быть, они.

Слишком поздно Кейт поняла, что это может быть кто угодно, даже враги – французы. Но ей уже стало все равно – силы ее покинули.

Им придется остановиться в этом месте, не важно, есть здесь Деннис или нет.

* * *

Капитан Чарльз Теннант сидел на земляном полу и не отрываясь смотрел на пляшущие языки пламени в очаге. Комната раньше была кухней дома фламандского фермера. Но хозяева предпочли сжечь дом, чтобы он не достался врагу.

«Ублюдки», – подумал капитан.

Одна сторона кухни сильно пострадала от огня, но эта часть в значительной степени уцелела. Чтобы укрыться от дождя, солдаты забили окна и заделали дыру в потолке. И теперь сюда набилось двадцать человек.

К счастью, тяжелораненых отправили в тыл, а мертвых успели похоронить, поэтому в кухне сидели только легкораненые да те, кого пуля не задела.

Теннант мысленно вернулся к схватке, которая произошла в тот день. Неужели он мог поступить как-нибудь иначе?..

Теннант покачал головой. Такие размышления не приносят пользы, а ослабляют волю человека, способность вести других в бой. Он ведь был Чарльз Храбрый. Его рота была лучшей, самой бесстрашной.

Те, кто остался.

Будь проклята такая плохо управляемая, бессмысленная кампания, за которые многие заплатили жизнью, а многим это еще предстоит. Возможно, и ему тоже. Капитан не боялся смерти, но он ненавидел копать могилы. Он сожалел, что не жил в древности, когда умерших хоронили на погребальных кострах. Это было лучше и для мертвых, и для живых.

Капитан встряхнулся и бросил кусок угля в огонь. Пламя было живое, горячее и опасное – подобно лучшим моментам в жизни.

Подобно лучшим женщинам.

Сейчас у них были огонь, свежая вода и немного еды. Несомненно, это был рай для солдата.

Дверь с грохотом открылась, и капитан вскочил. Часовой произнес, задыхаясь:

– Едет телега, капитан!

– Телега? – Чарльз поспешно натянул грязный белый жилет и запачканный, окровавленный китель.

– Захлопни чертову дверь, Милвуд. Нам тут и так не жарко.

Часовой поспешно выполнил приказание. Но дверь снова распахнулась, и ввалилось нелепое существо, закутанное в тяжелый плащ и одеяло.

– Это Баффсы?

Одеяло упало на пол, и, к своему изумлению, Чарльз увидел невесту Денниса – ослепительную красавицу Кейт Феллоуфилд. Все его существо охватило такое напряжение, какого он не испытывал даже в самом страшном сражении.

Проклятие!

У нее под глазами лежали глубокие темные тени. Но эти глаза были самыми замечательными, какие он когда-либо видел. Она оглядела комнату и взглянула на него.

– Где он?

Чарльз попытался изобразить гнев.

– Что, черт возьми, вы делает здесь? И в такую погоду?! И в вашем положении?! Вы с ума сошли? Захлопни чертову дверь, Милвуд!

Не успел часовой закрыть дверь, как она опять распахнулась, и вошел еще один человек. Он произнес:

– Вы правы, Кейт – сумасшедшая.

Итак, она приехала не одна. Чарльз понял, что ее сопровождает священник.

– Я не сумасшедшая, – огрызнулась Кейт. – Где он? – Она увидела дверь, ведущую в другую комнату, и направилась туда.

Чарльз схватил ее за руку.

– Его там нет. Сядьте.

Он удивился, что она не стала возражать и тут же опустилась на деревянную скамью около огня. Капитан расстегнул плащ Кейт. Это была хорошая армейская одежда, и Кейт почти не промокла.

– У нас есть горячая вода и немного чая. Хотите? – Чарльз жестом приказал, чтобы кто-нибудь из глазевших на них солдат приготовил чай.

– Спасибо. – Кейт немного успокоилась. – Это будет очень кстати. Но я должна знать, где Деннис.

И тут все замолчали. Тишина – достаточно красноречивый ответ. Но Кейт, казалось, не поняла и продолжала смотреть на капитана, ожидая ответа.

Тот хотел уклониться от разговора, но взял себя в руки и сказал:

– Он мертв, Кейт. Мы похоронили его несколько часов назад.

В этот момент Чарльз узнал, насколько глубокими были чувства Кейт к Деннису. Глаза молодой женщины потемнели от ужаса, и ее так качнуло в сторону, что капитану пришлось обнять ее, иначе бы она упала. Затем из ее уст вырвался такой вопль, какого он никогда прежде не слышал.

– Кейт, Кейт, не плачьте. Вы заболеете. Ребенок…

Казалось, Кейт даже не слышит его. Убитая горем, она так рыдала, что Чарльз едва мог это вынести. Все, что он мог сделать, это попытаться ее успокоить.

Но рыдания внезапно прекратились, а дыхание Кейт стало странным.

– Кейт? Кейт!

Она повернулась к нему.

– Боже, я рожу прямо здесь. Начинается.

Чарльз уставился на ее огромный живот, скрытый под тяжелым коричневом шерстяным платьем. Живот напоминал бочонок пороха.

– Дьявол!

– Начинается?! – воскликнул священник. Он подскочил к Кейт. – Не может быть…

Казалось, Кейт не слышит его. Она смотрела на Чарльза таким беспомощным взглядом, каким смотрят только умирающие.

1
{"b":"3466","o":1}