ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как приручить герцогиню
Богатый папа, бедный папа
Случайный лектор
Новые правила деловой переписки
Спецуха
Все, что мы оставили позади
Наше будущее
Мусорщик. Мечта
Зулейха открывает глаза

— Господи! Как тебе пришло в голову туда поехать?

— Это тетка Стефена.

— А-а.

После некоторого колебания Аманда разорвала приглашение.

— Будем считать, что с леди Толмаут вопрос решен. — Она пододвинула стопку карточек Эльф. — Выбирай ты.

Эльф быстро просматривала приглашения, наметанным глазом исключая скучные, претенциозные и нелепые. Вдруг она изумленно уставилась на Аманду:

— Сафо?

Женщина, называвшая себя Сафо, была поэтессой, весьма свободомыслящей. Она редко появлялась в свете, давая понять своим поведением, что не стремится к большему. О ней ходили разные слухи.

У Аманды был такой вид, будто она хочет схватить карточку и спрятать ее подальше. Она даже покраснела.

— Я недавно встретила ее. Не знаю, почему она прислала мне визитную карточку. Едва ли я смогу посетить ее…

Эльф взяла карточку:

— Почему бы нет? Достаточно респектабельный район.

— Ее не принимают в свете!

— Скорее это она не принимает и не жаждет быть принятой. Где ты с ней встретилась?

— У мистера Квентина. Думала, речь пойдет о сборе средств для бедных, нуждающихся женщин, а оказалось, там говорят о женских правах вообще.

— Возможно, у женщин есть право не быть бедными… — Эльф прочитала приглашение. — Состоится чтение стихов. Держу пари, там будет интереснее, чем у леди Толмаут. Давай пойдем.

— Эльф! — Аманда придвинулась ближе, хотя в комнате никого, кроме них, не было. — Говорят, она предпочитает мужчинам женщин.

— Я тоже в большинстве случаев.

— В постели.

Эльф посмотрела на карточку, затем на подругу:

— Не думаю. По-моему, она любовница Ротгара.

Аманда осела в кресле, уставившись на нее:

— Что?

— Это строго между нами, Аманда.

— Как будто ты меня не знаешь!

— Просто я хотела, чтобы не было недомолвок. Скажем так, Ротгар проводит с Сафо больше времени, чем с другими женщинами, а иногда остается у нее на ночь. Мне давно хотелось с ней встретиться.

— Едва ли это прилично.

— Почему? Раньше, когда у меня не было приглашения, я не решалась. Кроме того, я бы не хотела попасть в неловкую ситуацию, застав моего брата en deshabille [12].

Аманда начала обмахиваться рукой.

— Можно упасть в обморок от одной мысли о полуодетом Ротгаре!

— Держи себя в руках, — фыркнула Эльф. — Но как идеально все получается. У меня есть приглашение. Почти есть — едва ли она откажется принять меня, если я приду с тобой, а Ротгара нет в городе. Лучше некуда.

— Быть беде, — мрачно произнесла Аманда. — Я чувствую это.

Ближе к вечеру Кенни и Мак явились в отель «Павлин», где обычно проходили подобные встречи, по вызову Мюррея, известного здесь как преподобный Арчибальд Кемпбелл из Шотландии. Он снимал там комнаты и всегда носил черную одежду и пудреный парик, как истинный представитель шотландской церкви.

Кении, Мак и Джейми в отличие от рядовых участников заговора знали, кто он на самом деле. Если бы план провалился, никто бы даже не догадался, что Майкл Мюррей, бедный родственник могущественного графа Бута, живший в его доме, имеет к нему отношение.

— Девка сбежала ночью, — злобно бросил он.

Кенни выпрямился. Мак нахмурился.

— Она не могла! — хором возразили они.

— Смогла. Мы только что угощались лемсвулом [13] с моим закадычным дружком мистером Дингволом. При всем его постном виде он не прочь посплетничать с кем-нибудь, столь же праведным, как он. Этим утром граф приказал ему выбросить пару чулок и подвязки. Чулки в красную полоску, как раз такие, как у той потаскушки. Он показал их мне.

Кении и Мак недоуменно переглянулись.

— Ну и что? — осмелился сказать Кенни. — Она могла снять чулки и подвязки.

— На подвязках и простынях были пятна крови.

— Чему здесь удивляться? — спросил Мак.

— Дурень! Граф уверял, что она его любовница. Раз так, едва ли это девственница, а? И что куда важнее, ее нет в доме. Дингвол считает, что ее удерживали в доме против воли, и она сбежала. — Он свирепо посмотрел на своих подручных. — Как ей удалось удрать?

— Не знаю, но только не со стороны фасада, — угрюмо заявил Кенни. — Я проторчал там всю ночь.

— Мак?

— Ты что, намекаешь, что я не следил за домом? Еще как. И никого, кроме чертовой кошки. — Он выставил вперед руку и предъявил воспалившиеся царапины. — Если она не обернулась кошкой, то сзади точно не выбралась.

Мюррей сжал кулаки.

— Мне это не нравится. Что-то здесь не так. Сейчас мы не можем позволить себе ни одного неверного шага. Найдите Джейми и установите слежку за, домом графа. Круглосуточно. Докладывайте о каждом, кто войдет или выйдет. О каждом. И о самом незначительном поступке Уолгрейва.

— Втроем нам не справиться, — возразил Кении. — Ведь и другие дела есть. Камень, игрушка…

— Придется покрутиться. Я нанял шайку уличных воришек. Они ютятся, как крысы, в саду пустующего дома на Абингтон-стрит, но довольно смышленые. Конечно, оборванцы ни о чем не подозревают, но за шестипенсовик могут понаблюдать за домом и сообщат мне, если заметят что-нибудь необычное. Например, то, что вы пропустите.

Он понял, что тревога сделала его чересчур раздражительным, и постарался расслабиться.

— Осталось несколько дней, друзья, и наше великое дело сдвинется с места. Мы же не допустим, чтобы какой-то пустяк все погубил?

Глава 6

Аманда предрекала беду.

Она продолжала предсказывать всевозможные несчастья даже вечером по пути к Сафо. Однако когда карета наконец остановилась на фешенебельной улице перед особняком с галереей, глазам девушек предстала привычная картина.

Окна дома были ярко освещены по случаю торжества. Группы простолюдинов глазели на представителей высших сословий, прибывающих в колясках, портшезах и пешком. Гостей встречали вышколенные слуги.

Переглянувшись, Аманда и Эльф покинули карету и вошли в дом. В элегантном холле с белыми оштукатуренными стенами горничная и лакей, приняв у женщин накидки, проводили их к лестнице. Эльф отметила, что в целом убранство холла выдержано в консервативном духе, кроме настенных украшений и картин. Ее внимание привлекла маска из тонкого золота, на которой застыла гримаса, и она заинтересовалась ее происхождением.

Зная своего брата, девушка не сомневалась: Ротгару нравится бывать у Сафо, настолько все здесь соответствует его собственным вкусам.

Наверху лестницы другой слуга направил их в гостиную, откуда раздавался оживленный говор благовоспитанной, но явно довольной публики. В дверях стояла Сафо, приветствуя гостей. Эльф понадобилась вся выдержка, чтобы не рассматривать ее слишком откровенно.

Сафо оказалась женщиной высокого роста, около шести футов. Для англичанки ее лицо слишком смуглое, подумала Эльф. Широкие скулы и слегка раскосые глаза напомнили ей русского князя, который, по его утверждению, имел примесь татарской крови.

Густые темные волосы, тяжелыми волнами ниспадающие почти до колен, прихвачены сзади украшенными драгоценными камнями гребнями. Наряд Сафо напоминал средневековый или, возможно, византийский. Поверх свободного платья цвета бронзы на ней была надета туника, расшитая золотом и инкрустированная самоцветами, пальцы унизаны причудливыми перстнями. Как ни странно, но Эльф — в корсете, кринолине, нижней юбке и платье — вдруг показалась себе смешной.

Обернувшись, Сафо приветливо улыбнулась Аманде:

— Леди Лессингтон, очень рада, что вы смогли прийти. — Если она и была удивлена, то не подала виду. — Думаю, вы встретите здесь знакомых. — Она повернулась к Эльф, и Аманда представила их друг другу. Темные глаза Сафо задержались на девушке на мгновение. — Леди Маллоран, какая приятная неожиданность. Надеюсь, вам понравится у меня. Прошу вас, дайте мне знать, если я смогу сделать ваше пребывание здесь более приятным.

вернуться

12

Полуодетым (фр.).

вернуться

13

Напиток из горячего эля с печеными яблоками, сахаром и пряностями.

22
{"b":"3467","o":1}