ЛитМир - Электронная Библиотека

Он начал с незначительных дел:

— Я только что получил известие из Ротгарского аббатства, милорд, о том, что примерно неделю назад оттуда было увезено механическое устройство. Лонсестон, кажется, считает, по вашему распоряжению. Но я не припомню, чтобы этот вопрос поднимался.

— Устройство?

— Китайская пагода, милорд. Механическая игрушка.

Ротгар слегка нахмурился:

— Что значит увезено? Украдено?

— Не совсем, милорд. Его забрали люди, утверждавшие, что они от Ионы Граймса, часовщика. Они привезли записку от вас, где говорилось, что устройство необходимо почистить и проверить, прежде чем вручить его величеству. Я как раз собирался отправить письмо Граймсу и узнать, так ли это, но, боюсь, ему ничего не известно. Более всего меня озадачивает, зачем кому-то прибегать к таким хлопотам, чтобы заполучить игрушку.

— Действительно, непонятно. Это все, что вас беспокоит?

Грейндер прочистил горло.

— Нет, милорд. Есть еще более странное дело. Я получил сообщение от одного из наших личных информаторов в правительственных кругах. Похоже, Камень из Скона исчез из Вестминстерского аббатства.

— Камень из Скона? — задумчиво повторил Ротгар. — Если мне не изменяет память, это большой и довольно уродливый кусок песчаника. Неудивительно, что у вас такой обезумевший вид, мистер Грейндер, Может, прошлой ночью было полнолуние?

— Нет, милорд. Луна пошла на убыль.

— О, благодарю вас. Я всегда так рассчитываю на вас в таких вопросах. Итак, — сказал он, загибая свои длинные холеные пальцы, — пропала игрушка и пропал камень. Может быть, еще какой-нибудь необычный предмет пропал?

Грейндер нервно зашелестел бумагами.

— Не совсем предмет, милорд. Граф.

Брови Ротгара поднялись.

— Ах, граф?

— Лорд Уолгрейв. Он исчез.

Теперь лицо маркиза выражало предельное внимание.

— Он бежал из страны?

— Никто об этом ничего не слышал. Он исчез из собственной постели, не прихватив и нитки из одежды, и оставил после себя труп и тяжело раненного слугу.

Темные глаза Ротгара не выразили особой тревоги, но Грейндер по собственному опыту знал, что тот наиболее опасен, когда так подчеркнуто спокоен.

— Нам известна личность трупа или слуги?

Грейндер судорожно сглотнул. Они приблизились к опасной черте, но он не видел способа, как утаить правду. Он благодарил Бога за расписку, полученную от леди Эльф.

— Труп не опознан, милорд, и слуга не является одним из наших людей. Однако, — он опять прокашлялся, — произошло еще одно роковое событие. Салли Парсон, горничная, которая находится у вас на службе.

Ротгар коснулся пальцем подбородка, и, словно так и было задумано, утреннее солнце отразилось в его рубиновом кольце с печатью, вспыхнув кровавым отблеском.

— Она что же, наслаждалась любезностями графа?

— Я бы не сказал, милорд. В постели с графом была другая женщина, и она тоже пропала. Салли была там рядом… по распоряжению леди Эльфлед.

— Думаю, вам лучше мне все рассказать, мистер Грейндер, и побыстрее.

Получив столь недвусмысленное указание, Грейндер бегло изложил всю историю, которая, впрочем, оказалась достаточно короткой. В зловещей тишине он вытащил спасительную расписку.

Ротгар протянул руку, и Грейндер поспешно обошел вокруг стола, чтобы вручить ему бумагу, в который раз благодаря Бога, что у него хватило ума ею заручиться.

Ротгар прочитал написанное и поднял глаза.

— Вы ее потребовали, мистер Грейндер?

Озноб снова охватил Грейндера.

— Я счел это необходимым, милорд.

Ротгар поднялся.

— Мистер Грейндер, если вы когда-нибудь еще подвергнете сомнению распоряжение члена моей семьи, вы будете немедленно уволены. Можете продолжить ваши занятия.

Потрясенный до глубины души, Грейндер смотрел вслед маркизу, который вошел во внутренний кабинет, и думал о том, поймет ли он когда-нибудь ход мыслей своего хозяина.

В своем кабинете Ротгар сунул расписку Эльф в ящик стола, затем постоял немного, размышляя. Бог воистину благоволил к ним, подумал он, когда задержал отплытие Шона и Частити. Позвонив в серебряный колокольчик, он вызвал лакея, дежурившего в коридоре.

— Милорд?

— Будьте любезны, попросить лорда и леди Шонрик присоединиться ко мне, как только им будет удобно.

Шон и Частити все правильно поняли и появились через несколько секунд.

— Боже, Ротгар, — пожаловалась Частити, указывая на свое дорожное платье, — у меня даже не было времени скинуть эту грязь.

— Примите мои извинения. — Маркиз усадил ее в удобное кресло. — Возникли обстоятельства, которые могут оказаться весьма срочными.

— Неприятные? — спросил Шон, устроившись на ручке кресла возле жены.

— Боюсь, что так. И кажется, это касается Эльф.

— Эльф? Да с ней не было проблем с тех пор, как она подсыпала перец в нюхательный табак дядюшки Фавершема!

— Ты забыл о Скотсдейле.

Шон поднялся, положив руку на эфес шпаги.

— Не хочешь же ты сказать, что она опять угодила в лапы мошенника?

— Я не знаю, куда она угодила, и собираюсь навестить леди Лессингтон, чтобы это выяснить. Полагаю, вы с Частити захотите сопровождать меня.

— Разумеется. Но почему ты думаешь, будто что-то неладно?

Ротгар решительно подошел к двери.

— Просто потому, что одна из наших служанок убита в Уолгрейв-Хаусе, и она там находилась по распоряжению Эльф.

— Невероятно!

— Кстати, я не забыл упомянуть, что граф, судя по всему, исчез сегодня утром вместе с неизвестной женщиной, в обществе которой он находился?

В затянувшейся паузе Частити переводила взгляд с одного брата на другого.

— Вы же не думаете… Но он ей совсем не нравится!

Рука Шона крепче сжала рукоятку шпаги.

— Зато он достаточно сильно ненавидит Маллоранов, чтобы использовать наших женщин, пытаясь нанести нам удар. Я…

— Ты пойдешь со мной к леди Лессингтон, — решительно сказал Ротгар.

— Дай Бог, чтобы Эльф была там, — мрачно добавил Шон.

Аманда изо всех сил старалась получить удовольствие от завтрака со своим возлюбленным супругом, несмотря на мучительное беспокойство об Эльф. От Сафо пришла записка, в которой говорилось, что Эльф у нее, и это снимало один из вопросов, терзавших Аманду.

Каким образом Эльф удалось связать лорда Уолгрейва и что это могло значить? Удастся ли ее подруге избежать скандала?

Когда лакей доложил, что прибыл маркиз Ротгар и хочет видеть свою сестру, Аманда чуть не уронила чашку с шоколадом.

Стефен тотчас же встал из-за стола, чтобы выйти к посетителям. Аманда последовала за ним. Она возносила хвалу небесам, что могущественный маркиз наконец появился и возьмет на себя весь клубок проблем, но боялась за бедную Эльф. Что Ротгар сделает с ней, когда все откроется?

Войдя в свою лучшую гостиную, она обнаружила, что маркиз пришел не один.

— Шон? Господи милосердный, я думала, ты уже в море!

Шон пожал плечами:

— Не было попутного ветра, а затем возникли проблемы с кораблем. Было решено отложить плавание на месяц, ну а торчать в Портсмуте ни к чему. — Хотя он говорил достаточно любезно, Аманда не могла не заметить несвойственную ему мрачность. — Мы пришли поговорить с Эльф.

Стефен повернулся к Ротгару:

— Я вернулся домой только вчера вечером, но, как понял, леди Эльфлед решила провести несколько дней у поэтессы по имени Сафо.

Аманда молила Бога, чтобы эта история сошла за правду. Тут она вспомнила, как Эльф говорила ей, что Сафо — любовница маркиза.

Силы небесные, что теперь будет!

Единственным свидетельством, что эта информация имеет какое-то значение, была пауза, пока Ротгар брал понюшку табака.

— Сафо? — повторил он, отряхивая пальцы шелковым платком. — Вы случайно не знаете, леди Лессингтон, почему она решила перебраться туда?

Сраженная его проницательным взглядом, Аманда старалась, как могла.

— О, она вовсе не перебралась, милорд! Вся ее одежда здесь. Я хочу сказать, — поспешно поправилась она, — большая ее часть. Мы, видите ли, нанесли визит Сафо. Несколько дней назад… — Чем дольше эти темные глаза наблюдали за ней, тем в большее смятение приходил ее ум и путался язык. — Чтение стихов. Что-то неподражаемое! Эльф, должно быть, почувствовала симпатию к этой даме…

53
{"b":"3467","o":1}