ЛитМир - Электронная Библиотека

— Надеюсь, снос моста не входит в наши планы?

— Ты же жаждешь приключений, — усмехнулся Брайт. — Держись!

В его глазах светилось возбуждение. Эльф заметила, как, побледнев, начали молиться слуги. Кто-нибудь постоянно тонул, проходя под Лондонским мостом, и предусмотрительные пассажиры обычно покидали свои лодки, обходя препятствие по берегу, предоставляя лодочникам испытывать судьбу как выполнение профессионального риска.

Барка неслась вперед с ужасающей скоростью, направляясь в узкий проход, пройти через который не представлялось возможным. Каменные быки неумолимо приближались. Казалось, еще минута — и судно врежется в окруженный бурлящими волнами волнорез…

Эльф закричала от ужаса и пригнулась, спрятав лицо в колени, но ее крик потонул в оглушающем реве воды. Грохот и мгла окружали их со всех сторон. Девушка ощущала удары бортов о каменные столбы, когда лодка, повинуясь гребцам, скользнула в пенящиеся струи протоки. Перепуганные пассажиры вцепились друг в друга, а разбушевавшаяся водная стихия крутила и бросала их суденышко. Наконец они вырвались на солнечный свет. Бурный поток нес их дальше, но постепенно шум начал стихать. Эльф различила крики лодочников, всплески от ударов весел по воде, ровный гул успокаивающегося течения.

И смех.

Приступ ликующего хохота от радости жизни, секунду назад висевшей на волоске, охватил всех, кто был в лодке: слуг и благородных особ.

Гребцы с удвоенной энергией налегли на весла, взяв курс на причал Парсона. Эльф обнаружила, что сбоку ее костюм насквозь промок.

— Я сделала одно открытие, — сказала она, оттягивая, мокрую ткань от руки. — Приключение и тщеславие не уживаются вместе.

— Пожалуй, — согласился Брайт, снимая камзол, чтобы отжать рукав, — но есть что-то чертовски привлекательное в человеке, который живет полной жизнью.

— Правда?

Он улыбнулся ей:

— Для того, разумеется, у кого те же наклонности. У меня сложилось мнение, что ты в общем-то совсем не похожа на нашу сестру Хильду. По-моему, она очень довольна своим скучным мужем и сельской безмятежностью.

— Да ты и сам в последнее время просто похоронил себя в деревне.

— С Порцией. С ней не соскучишься.

Показались оживленные пристани, тянувшиеся по берегам реки, и лодка замедлила ход. Ловко обходя многочисленные песчаные банки и мели, она подошла к ближайшему причалу, который, видимо, и есть причал Парсона.

— Как бы там ни было, — заметила Эльф, — маловероятно, что мне уготована судьба Хильды, Ты захватил пистолеты?

— Разумеется.

— Надеюсь, они не промокли. Дай мне один, пожалуйста.

— Зачем?

— Я предпочла бы иметь оружие.

Вздохнув, он сделал знак слуге, который сидел, вцепившись в сверток из промасленной ткани, внутри которого оказался ящик с оружием. Брайт открыл его и вынул пару превосходных пистолетов.

— О всемогущий Боже! — воскликнула Эльф. — Я забыла вернуть Форту его пистолет. Теперь-то уж он меня точно обвинит в краже…

— Объяснишь все ему позже. — Брайт вручил ей один из пистолетов. — Он заряжен и курок взведен, так что будь осторожна. Не стреляй без необходимости.

— Я ведь изнеженная дамочка, ты не забыл, случайно?

— Думаю, женщинам не дают оружие, потому что они и без того слишком опасны.

— Кстати, у меня немало претензий…

— Я весь дрожу. А пока будем надеяться, что этот Мюррей и его камень еще здесь. Если он прибыл по реке, ему надо успеть до прилива.

Пришлось немного подождать — ялик выгружал пассажиров. Затем и они пристали к причалу. Брайт помог Эльф выбраться на берег. Здесь все выглядело абсолютно нормальным. Не спокойным, что невозможно в суете, царившей на пристани, но без признаков опасности.

Причал Парсона был зажат между пристанями, заваленными товарами, предназначенными для больших судов, стоявших на реке. Юркие лодочники сновали туда и обратно, осыпая друг друга добродушной бранью, перемежаемой замечаниями типа «Ну как там твоя хозяйка?».

Забыв обо всем, Эльф с увлечением наблюдала за краном, подхватившим тяжелый ящик, когда Брайт спросил:

— Робертс, где пивная?

— Сюда, милорд.

Робертс повел их прочь от реки в лабиринт улиц, показавшихся Эльф смутно знакомыми. Хотя, должно быть, все такие улицы похожи одна на другую — с рядами узких домиков, окна и двери которых распахнуты настежь, чтобы впустить свежий воздух. Чумазые детишки глазели на странную компанию, следовавшую мимо. Женщины в фартуках подошли к дверям, то ли опасаясь за своих малышей, то ли из чистого любопытства.

Несмотря на убожество этих мест, никто не попрошайничал. Люди здесь по-своему преуспевали — ведь все мужчины работали в порту.

Они повернули за угол и оказались на небольшом пустыре, образовавшемся в результате пожара. Несколько человек слонялось среди руин. С одной стороны высились стены полуразрушенного здания с выбитыми стеклами и уцелевшей местами крышей. Судя по всему, даже до пожара это заведение являло собой гнусный вид.

Эльф трудно было связать грязные, мрачные развалины с романтическими событиями прошлой ночи. Кто знает, может, кромешная тьма в конечном счете явилась благословением?

Брайт приказал своему отряду рассеяться и окружить здание, распорядившись, чтобы Эльф оставалась с ним. Когда они приблизились к руинам таверны, Эльф заметила любопытствующих детей и даже нескольких взрослых, притаившихся неподалеку. Она молила Бога, чтобы обошлось без стрельбы и новых невинных жертв.

Глава 14

Маркиз Ротгар не счел нужным переодеться в парадное платье перед посещением Виндзора. Это был не тот случай, чтобы блистать великолепием. С Божьей помощью Шону удалось предупредить короля о грозящей опасности. А он тем временем должен заняться спасением репутации семьи.

Упряжка из шестерки лучших лошадей за час доставила его к загородному королевскому дворцу. Древние стены величественно вздымались над многочисленными постройками, возведенными монархами за последние столетия.

Чтобы предстать перед королем, нужно пройти через несколько залов. Ротгар, однако, проделал весь путь на удивление быстро. Встретив с поклоном, его провели через помещение для охраны, бдительность которой оставляла желать лучшего. Затем в сопровождении лакея он миновал зал для приемов и аудиенций, где вокруг пустующего резного трона праздно слонялись придворные, ищущие королевских милостей.

Маркиз отклонил попытки вовлечь его в разговор, дав понять, что его дело не терпит отлагательства. Он привык к зависти при дворе и презирал такого рода просителей, большинство из которых мечтало получить от короля синекуру для удовлетворения своих дорогостоящих пристрастий.

Стражники, стоявшие у великолепных золоченых дверей гостиной короля, посторонились, пропуская его.

Георг с озабоченным выражением на цветущем лице расхаживал взад-вперед по комнате, когда доложили о приходе Ротгара. В раздражении монарх повернулся к вошедшему.

— Лорд Ротгар! — воскликнул он. — Ну и дела!

Ротгар, отметив отсутствие брата и механической игрушки, отвесил низкий поклон королю и отяжелевшей от беременности королеве, которая сидела рядом, прижимая, к груди щенка. После чего менее почтительно приветствовал находившихся тут же лорда Бута и Джорджа Гренвила.

— Хорошо, что вы приехали, — с напускной теплотой произнес Гренвил. — Мы полагали, вас нет в стране, и опасались за вашу репутацию.

— Бог послал встречный ветер, и вот я здесь, чтобы все уладить. Что насчет механической игрушки?

— Ее доставили, но лорд Шонрик прибыл вовремя.

— Он спутал мне все карты, — прошипел Георг.

— Прошу извинить его, ваше величество, но уверен, это было совершенно необходимо.

— А я — нет! Если устройство настолько опасно, почему оно прибыло как подарок от вас и без вашего ведома, милорд? А? Вы можете это объяснить? Гренвил утверждает, родственник лорда Бута замешан в этом деле, а Бут настаивает на том, что ему ничего не известно. Во всем этом замешан также Лорд Уолгрейв, но действовал, как я понял, по приказу моего секретаря, а значит, не виновен. И никто не нашел нужным ничего мне сказать. Я недоволен. Весьма недоволен.

58
{"b":"3467","o":1}