ЛитМир - Электронная Библиотека

— Приготовьтесь, рядовой Пикет.

Солдат уперся коленом в обитое плюшем сиденье, прислонив мушкет к его спинке, и тщательно прицелился. С громким щелчком он отвел чеку и снял с кремня предохранитель.

Затаив дыхание, Эльф с пересохшим ртом смотрела, как его палец медленно нажимает на курок.

В этот момент другой лихтер закрыл от них цель, подняв волны на воде.

Пикет недовольно проворчал и обратился к другому солдату:

— Боб, посмотри, нет ли еще чего такого, а?

— Давай, Билли, — отозвался тот, — все чисто на следующие пару минут.

Пикету пришлось ждать, пока уляжется волнение, а лихтер тем временем подходил все ближе. Целиться стало легче, но и Мюррею теперь достаточно было отвести взгляд от корабля и матроса, чтобы заметить барку аристократа, выделявшуюся на фоне рабочих лодок.

Они находились настолько близко, что Эльф могла прочитать название лихтера. «Юла» — не самое подходящее название для такого громоздкого судна.

«Скорее, скорее!» — мысленно подстегивала она Пикета, хотя и понимала, что нужно дождаться, пока барка перестанет раскачиваться.

Мюррей внезапно оглянулся и посмотрел на пристань. Когда он поворачивался назад к матросу, взгляд его скользнул по лодке Эльф, Рот его изумленно открылся, словно он хотел что-то сказать, но в этот момент раздался грохот мушкета. Когда дым рассеялся, Эльф увидела, что шотландец лежит, раскинувшись на гробу со своим драгоценным Камнем из Скона.

Подавленная чудовищностью смерти, Эльф, казалось, окаменела, пока вопли матроса с лихтера, возбужденные выкрики солдат и настойчивые вопросы Вудмена не вернули ее к реальности. И тут она осознала: громадная баржа неумолимо надвигается на них.

— Да! — закричала девушка. — Двигайтесь! Прочь!

Восемь могучих гребцов налегли на весла, барка рванулась вперед, чудом выскользнув из-под носа лихтера. На расстоянии фута от себя они увидели окровавленную тряпичную куклу, еще минуту назад бывшую живым человеком.

Все на лодке молча провожали глазами труп, и Эльф поняла, что даже бывалым солдатам нелегко привыкнуть к виду смерти. Они находились под ее командой, она принимала решения, отдавала приказы, брала на себя ответственность. Значит, обязана успокоить их совесть.

Стараясь унять дрожь в руках, Эльф бодро обратилась к старшему гребцу:

— Отличный маневр, Вудмен. Не могли бы вы крикнуть матросу на лихтере, чтобы он вернулся на причал Гаррисона?

— Будет сделано, миледи. Но ему потребуется время.

— Теперь это не имеет значения. Главное — груз не попадет на французское судно.

Когда переговоры, сопровождаемые сильными выражениями со стороны матроса с лихтера, начались, Эльф повернулась к солдатам:

— Отличный выстрел, рядовой Пикет. Только благодаря вам удалось спасти жизнь этому матросу.

Впервые внимательно посмотрев на него, она сообразила, что ему едва ли больше двадцати. Он был бледен от волнения, но после ее слов смутился и покраснел.

— Ничего особенного, миледи.

— Напротив, очень важно, и вы исполнили свой долг.

Вудмен к этому моменту передал все указания матросу, и Эльф попросила его:

— Будьте любезны, доставьте нас на пристань.

Наконец она смогла присесть. Напряжение отпустило девушку, и долго сдерживаемая тревога за Форта подчинила себе все ее помыслы.

На пристани появилась карета. Врач? Или средство доставить кого-нибудь к врачу? Ведь не станут же вызывать карету для трупа!

Может, и станут, если этот труп — граф.

С чего она взяла, что это должен быть Форт?

Но мрачная уверенность сжимала ей сердце. А может быть, он просто споткнулся и упал.

Может быть…

И все же вопреки доводам разума она знала, что именно он упал, сраженный выстрелом, и ранение, если это ранение, опасно.

Эльф вспомнила свои сомнения у Сафо в присутствии связанного Форта и разгневанных братьев, кому в конце концов принадлежит ее беззаветная преданность. Теперь она уверена в этом.

Прижав ко рту сжатые кулачки, она молилась, как никогда раньше. Молилась, чтобы Бог сохранил ему жизнь, предоставив еще один шанс обрести радость бытия.

Тут она заметила сочувственное внимание солдат и поспешно опустила руки, стараясь овладеть собой. Она не могла поставить под сомнение репутацию Маллоранов, не подвластных смерти и разрушению.

Брайт ждал на причале, один.

Он не пострадал. Эльф, разумеется, испытала чувство облегчения, но не это было ее главной заботой. Она не видела ни Форта, ни его солдат.

С отчаянно бьющимся сердцем Эльф вскочила на ноги, стремясь первой попасть на берег. Как только барка причалила, она схватила протянутую руку Брайта и выбралась на деревянный мол.

— Ты — молодчина! — сказал он.

— Где Форт? — требовательно спросила сестра.

Его лицо приняло суровое выражение.

— Схлопотал пулю в ногу. Не думаю, что это смертельно.

Силы оставили Эльф, и она упала в объятия брата, рыдая от горя, облегчения и, может быть, безмерной усталости.

Она чувствовала, как ее поднимают и несут, но заснула, прежде чем Брайт нашел способ доставить ее домой.

После двух часов объяснений, расспросов и извинений Ротгар выбрался наконец через боковой выход из гостиной короля и смог узнать у лакея, где его брат. Он нашел Шона в маленькой комнатушке этажом ниже, где тот, хоть и находился под охраной, расположился с относительным комфортом, попивая эль.

Капитан поднял тяжелую пивную кружку, приветствуя входящего брата:

— Долго ли мне осталось носить свою голову?

— Трудно сказать, потому что его величество еще сомневается. Прими мои поздравления, твоя голова хоть на что-то годится.

Шон рассмеялся, вскакивая на ноги.

— Ты не поверишь, Бей! Проклятая машинка красовалась прямо на столе для подарков в гостиной. Оказывается, она пришла с хитроумным посланием от тебя, и король потребовал, чтобы ее тотчас же доставили к нему. Конюший пытался воспротивиться, но не смог отговорить короля от твердого намерения тут же ее опробовать. Но, к счастью, ему хотелось, чтобы и королева насладилась этим зрелищем! Мне пришлось практически вырвать игрушку у него из рук.

— Твой героизм восхищает.

— Да, оглядываясь назад, с уверенностью могу сказать, что я совершил все мыслимые преступления, и, судя по реакции короля, мне определенно следует расстаться с надеждой стать майором, не говоря уже о полковнике.

— Может, нам удастся убедить его, что это того стоило. Где дьявольское устройство?

— В соседней комнате. Я настоял на том, чтобы не спускали с него глаз.

Ротгар открыл дверь. Причудливая китайская пагода стояла на столике у стены, крошечные фигурки замерли в ожидании, когда механизм придет в движение, чтобы пуститься в роковой танец.

— Честно говоря, жаль, — заметил он. — Прекрасная работа.

— Ее придется взорвать?

— Думаю, она сама взорвется, дай ей такую возможность. Суть в том, как проделать это, не подвергая никого опасности. Закатай рукава. Нам надо ее отнести.

— Нам?

— Кому же еще? Как видишь, ее принесли наверх и спустили вниз без каких бы то ни было последствий. Но на всякий случай я не стал бы поручать другим дело, которое может оказаться рискованным.

— Верно. Не знай я тебя лучше, то принял бы за кающегося грешника.

— Ты считаешь, я безнадежен?

Шон покачал головой:

— Думаю, ты чертовски странно настроен. Ну хорошо. Давай отнесем эту штуковину.

Нести было не тяжело, но неудобно, тем более что они старались двигаться с предельной осторожностью. Все же им удалось вынести ее за пределы замка и опустить на траву у реки. Шон вытащил платок и вытер пот с лица.

Совершенно спокойный, Ротгар велел слугам принести матрасы и мушкет и передать королю приглашение наблюдать за событиями с удаленного балкона, если он пожелает.

— Зачем? — поинтересовался Шон.

— Для твоей карьеры, разумеется.

Как только королевская чета появилась на балконе, откуда они могли видеть пагоду, Ротгар проследил, чтобы слуги обложили игрушку матрасами. Затем, велев всем отойти, он протянул мушкет Шону:

61
{"b":"3467","o":1}