ЛитМир - Электронная Библиотека

— Насколько это возможно, я бы сказал. — Ротгар снова сел за резной стол. Брайт примостился на краешке стола.

— Мюррей умер на лихтере, — продолжал Ротгар. — Кстати сказать, ты молодец. Одного из его людей застрелили на пристани. Мы думаем, что труп, обнаруженный в доме Уолгрейва, — тоже один из них. Четвертый труп нашли в гостинице «Павлин» с декларацией о лояльности к Стюартам в руках. Видимо, он совершил самоубийство, когда понял, что дело проиграно. Кажется, только эти четверо участвовали в заговоре, хотя они нанимали других при необходимости. Например, игрушку в Виндзор привезли два простака, искренне веривших, что их нанял я для доставки подарка. Так как король не хочет предавать дело огласке, они даже не подозревают об истинной подоплеке своего деяния.

— А роль Форта? Король все правильно понял?

В глазах Ротгара она прочла одобрение.

— Думаю, да. Когда я уходил, король был недоволен Гренвилом, который держал все в тайне от него, и начал немного сомневаться в Буте. Не в его лояльности, а в мудрости и суждениях. Что тоже неплохо.

Эльф нахмурилась:

— У тебя, случайно, нет политических амбиций?

— С чего вдруг такой ужас? Разве мой путь не вымощен золотом? Не волнуйся, — с улыбкой проговорил он. — У меня — нет. Мне хватает проблем с собственной беспокойной семейкой. Но я не могу находиться в стороне, когда власть в моей стране находится в руках дураков. Георг достаточно разумен, но не под руководством Бута. Подозреваю, Гренвил метит на его место, но воздержусь пока от выводов. Конечно, если бы Шон пошел по пути, который я прочил ему, он мог бы в один прекрасный день возглавить страну.

— Не дай Бог, — заявила Эльф, отлично понимая, что брат шутит, хотя раньше это входило в его планы. Она перевела взгляд на другого брата, в компетенции которого находились финансы семьи. — Вот Брайт — другое дело. Ему бы понравилось быть лордом-канцлером.

— Ни за что, — тут же возразил Брайт, подняв руки. — Государственные финансы, по-моему, — в ужасающем беспорядке. Через месяц я окажусь в сумасшедшем доме. Кстати, в этой связи мы подумали, не согласишься ли ты взять на себя часть моего бремени…

— В связи с психушкой или финансами? — поинтересовался Ротгар.

Брайт смерил его взглядом.

— Финансами. — Он снова повернулся к Эльф:

— Должен признаться, мне трудно уследить за всем теперь, когда я намерен проводить в Кенделфорде больше времени. Торговля шелком, возможно, даже выиграет благодаря твоему опыту.

На секунду взгляд Эльф затуманился и в глазах защипало от непрошеных слез. Братья не только не корили ее за безответственное поведение, но отчасти поняли причину ее неудовлетворенности и пытались помочь.

Брайт смущенно прокашлялся.

— Конечно, если тебе тяжело…

Ротгар, не говоря ни слова, наблюдал за ней.

— Вы — лучшие братья в мире. — Она вытащила платок из кармана и высморкалась. — Я бы с радостью попробовала, но…

— Но? — ободрил ее Ротгар.

— Что, если я выйду замуж?

В наступившей паузе она слышала, как биение ее сердца отмеряет секунды. Маркиз наконец заговорил:

— Брайт женат. Конечно, это не могло не отразиться на делах, но пока он нас не разорил.

Поколебавшись, Эльф решилась спросить:

— А если я выйду замуж за Форта?

— За кого бы ты ни вышла, можешь не сомневаться: брачный контракт надежно защитит твою собственность и финансовую независимость.

Как всегда, он скрыл свои истинные чувства, и Эльф сожалела, что проявила слабость, упомянув об этом. Тем не менее оставался нерешенным вопрос, с которым она пришла.

— Он пригрозил мне скандалом, Бей. Говорил, что расскажет всем. Уолгрейв вполне способен на такое. Статьи в газетах, картинки в витринах…

Ротгар ничуть не встревожился.

— Думаю, это было сказано в порыве чувств, но в его доме есть наши люди, и они заранее предупредят нас о действиях такого рода.

— Это как-то нехорошо.

— Зато практично. В данный момент, разумеется, граф слишком болен, чтобы вынашивать планы мести.

Это вернуло Эльф к ее главной заботе, и она вскочила на ноги.

— Боже мой, как бы я хотела…

— Нет, — в один голос сказали братья.

— Эльф, — начал Брайт, — твой уход никак не ускорит его выздоровления. Доверься нам.

Она сверкнула глазами:

— Мужчины просто невыносимы!

— Мы всего лишь, — подхватил Ротгар, — предлагаем тебе дать ему несколько дней передышки, чтобы он восстановил силы, прежде чем ты снова набросишься на него. Это только справедливо, моя дорогая.

— Я никогда не набрасывалась на него! — Но, честно говоря, кроме физических атак бывают и умственные, а последнего она не могла отрицать.

Девушка села, расправив светлую в цветочек юбку.

— Отлично. Я последую вашему совету. Но поскольку борьба должна быть честной, я намерена обсудить все это с ним. Не могу допустить, чтобы он совершил очередную глупость.

Брайт посмотрел на нее с нескрываемым скептицизмом, но ограничился тем, что передвинул поближе к ней парочку пухлых бухгалтерских книг:

— Давай пока займемся твоим шелком. Одним из основных центров производства шелка является Спитлфилдс…

Когда через час Эльф выбралась из кабинета, ее голова шла кругом от избытка информации и новых идей. Она и раньше, будучи светской дамой и одновременно занимаясь хозяйством Ротгара, разбиралась в шелковых тканях, прочности переплетения, фактуре и тенденциях моды. Теперь она получила представление о состоянии дел в текстильной промышленности и деньгах, которые можно заработать или потерять в зависимости от принятых решений.

Бегло просмотрев отчеты, связанные с текстильным бизнесом, она предложила включить в сферу ее деятельности и другие виды тканей. В последнее время появилось так много хлопка, новых способов нанесения узора и ткачества, что вся промышленность стояла на пороге перемен.

Эльф особенно заинтересовала технология производства тканей, хотя Брайт мало что мог рассказать об этом. Смутно представляя себе, как рисунок наносится на ткань, она тем не менее была в состоянии оценить преимущества, которые сулили нововведения, и всерьез увлеклась идеей сделать красивые прочные ткани доступными всем.

Эльф подавила искушение засесть в своей комнате за книги, которые ей дал Брайт, отлично понимая, что объяснения с возмущенным Шоном все равно не избежать. Лакей в холле сообщил ей, где находятся Шон и Частити. Она туда и направилась, вручив ему книги.

Супруги играли в карты, но при виде ее Шон вскочил:

— Я искал тебя!

«Нисколько в этом не сомневаюсь», — подумала Эльф и попыталась отвлечь его.

— Я была с Ротгаром и Брайтом. Они предложили мне работу.

— Работу?

— Участие в бизнесе.

Улыбка стерла с его лица хмурое выражение.

— Ты сияешь, как начищенная лампа. Бедняжка Эльф. Неужели тебе так невыносимо скучно?

Она прочитала в его озабоченном взгляде, что брат винит себя.

— Нет, — мягко проговорила она. — Просто безделье надоедает со временем.

— И толкает на безрассудство, которое может привести к беде.

— Надеюсь, до этого не дойдет. — Эльф повернулась к Частити:

— Могу я попросить тебя чаще навещать Форта и сообщать мне, как идут дела?

Частити поднялась, поняв намек.

— Разумеется. Вообще-то я собираюсь зайти к нему прямо сейчас и взбить ему подушки. — Лукаво подмигнув, она добавила:

— Я так рада, что наше отплытие задержалось. Не могу даже подумать, что узнала бы обо всем только через несколько месяцев.

Она ушла, а Эльф и Шон посмотрели друг на друга.

— Я чувствую, что во многом виноват, — проговорил он.

— Знаю, но, пожалуйста, не кори себя.

— Если бы я не думал только о себе, ты не осталась бы здесь одна.

— Сомневаюсь. Тогда в соответствии с планами Бея ты бы изучал право и занимался политикой.

— Зато был бы рядом, — нетерпеливо сказал он.

— И несчастен.

— Зато теперь несчастна ты.

Эльф жестом руки отмела его возражения:

64
{"b":"3467","o":1}