ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что интересует вас? Расскажите мне.

— Какая очаровательная пара! — Эльф улыбнулась миссис Деттингфорд, глядя на ее крошечный ротик, утопающий в круглых щеках.

— Лорд Уолгрейв и леди Лидия? — уточнила она, давно уже оставив попытки делать вид, что не понимает, о ком речь. — После пережитой им трагедии, — доверительно проговорила толстушка, — будет очень кстати, если ему достанется приз этого года.

— Вы говорите о смерти его отца?

— Разумеется. Так неожиданно. Такая потеря для страны.

— Да, большая потеря.

— И как трогательно, что сын так долго носил траур. Но теперь он оправился от горя, и его ждет заслуженная награда!

Эльф раздумывала о том, как славно было бы устроить небольшую истерику и вывалить на голову миссис Деттингфорд фруктовый мусс, но глупая женщина была всего лишь самой восторженной из присутствующих. Все пребывали в восхищении от разворачивающегося на их глазах романа — первая красавица Лондона покорена самым завидным в городе женихом. Который к тому же совсем недавно был ранен при загадочных, но, несомненно, героических обстоятельствах.

Разве никто из них не видит, что Лидия не готова к браку? Почему никого не удивляет этот скоропалительный роман между людьми, которые никогда раньше не разговаривали друг с другом?

Впрочем, Эльф понимала, что она небеспристрастна. Ей-то отлично известно, что Форт не имел обыкновения посещать места, где можно встретить такую изнеженную юную девушку. Но едва ли остальные задумывались над подобной чепухой, ведь они не были одержимы этим человеком на протяжении нескольких месяцев.

Под благовидным предлогом она сбежала от миссис Деттингфорд, но и в других группах основной темой разговора служил вероятный брак.

К этому времени она пришла к выводу, что достаточно долго пробыла на пикнике и может уехать, не привлекая внимания. Она оторвала Частити от оживленной беседы с друзьями, которые, слава Богу, не придавали значения старому скандалу.

— Благородное деяние Шойа окончательно восстановило мою репутацию, — сообщила Частити, когда они направились к хозяевам, чтобы откланяться.

— Но ведь никто не знает об этом.

— Эльф, не можешь же ты быть такой наивной. Шон ни с того ни с сего удостаивается титула, пожалованного ему монархом. Форт ранен. Уже придумано не менее сотни историй, объясняющих все это, одна немыслимее другой. Оба объявлены героями, так что Шону впору поднять паруса и бежать куда глаза глядят!

Эльф фыркнула:

— О Боже. Я была так поглощена своими делами, что отстала от жизни. Ну конечно же, никто не мог обойти молчанием романтическое свидание нашего героя под сенью бука.

Частити с досадой поморщилась.

— Я высказала ему все, что думаю по поводу его очередной глупости. — Мгновенно изменив выражение лица, она с улыбкой поблагодарила лорда Кулпорта за оказанное гостеприимство.

— Не буду отрицать, леди Реймор, все получилось прекрасно. — Он самодовольно улыбнулся, глядя на Форта и Лидию. — Как и следовало ожидать.

Леди Кулпорт, разговаривавшая с Эльф, закатила глаза:

— Лидия всегда была зеницей ока своего отца. Вы же понимаете, она — наша единственная дочь.

— И к тому же очень красива и очаровательна.

— Да, боги щедро одарили бедняжку.

Эльф фыркнула при виде кислого выражения, с которым произнесены эти слова. Теперь ей стало понятно, от кого Лидия унаследовала свой ум и здравый смысл. С такой матерью она наверняка не совершит необдуманного поступка.

Это, однако, не исключает обручения, которое может затянуться на пару лет.

Что ж, чему быть, того не миновать.

Но кое-что ей придется сделать.

Сегодня вечером.

Лидия перестала смущаться, и Форт не без удовольствия слушал ее милую болтовню, хотя все более сомневался в том, что стоит жениться на ней. Разве что через год-другой. Но если ему предстоит томиться в ожидании несколько лет, он непременно выкинет какую-нибудь глупость.

Пожалуй, он уже свалял дурака.

Краем глаза он видел, как Эльф рассмеялась, слушая леди Кулпорт. Удавалось ли ему хоть раз рассмешить ее? На миг он представил Эльф в постели смеющейся, вместе с ним над очередной любовной игрой. Этого хватило, чтобы возбудиться настолько, что он с беспокойством покосился вниз, желая удостовериться, что жилет достаточно длинен.

Форт провожал Частити и Эльф взглядом, пока они медленно спускались к реке. Пикник вдруг потерял для него всякую привлекательность. Какая нелепость. Граф попытался сосредоточиться на Лидии, удивляясь, что не испытывает никакого влечения к такому прелестному созданию.

— Что-нибудь не так, милорд?

Он притворно поморщился.

— Нога побаливает. Пожалуй, мне следует вызвать карету и потихоньку двинуться домой.

Она вскочила.

— О, конечно! Сейчас же пошлю слугу.

Через несколько минут девушка вернулась в сопровождении родителей и лакея. Форт попрощался и постарался как можно достойнее доковылять через сад до дороги. Его провожал лакей, как, впрочем, и Лидия.

Теперь пойдут разговоры. Не слишком ли они торопят события?

Когда он добрался до аллеи для карет, нога по-настоящему разболелась, и все его желания сводились к тому, чтобы оказаться побыстрее дома. И дернуло же его так рано начать выезжать.

Он вспомнил о цели своего визита и посмотрел на Лидию. Девушка взирала на него с выражением искреннего сочувствия:

— Карету еще не успели подать милорд, но вам не следует стоять. Томас, принеси лорду Уолгрейву стул.

Лакей поспешил выполнять поручение, и на некоторое время они остались наедине. Может, она специально все подстроила, рассчитывая, что он сделает ей предложение? В сущности, он уже обо всем договорился с ее отцом.

Так чего же он медлит? Разве приятная беседа, здравый смысл и отзывчивость, которые он в ней нашел, не должны были утвердить его в принятом решении?

Вечером того же дня Эльф отправилась в оперу, а затем на ужин, который давала герцогиня Дерби. Она вернулась домой за полночь, вот почему Гуно ждал ее в конюшне Маллоран-Хауса в час ночи. Эльф появилась в одежде, которую стащила из комнаты Шона. Она была на несколько дюймов ниже брата, поэтому рукава камзола свешивались на кисти рук, бриджи были узковаты в бедрах и широки в талии, но в целом костюм сидел неплохо.

С трудом разглядев смуглолицего Гуно в темной конюшне, она увидела, что он неодобрительно качает головой.

— Вы не сможете никого обмануть при свете, миледи.

— Я и не собираюсь. Просто подумала, что будет безопаснее, если оденусь, как мужчина.

— Со мной вы можете ходить в одной сорочке по улицам, и никто не посмеет до вас и пальцем дотронуться. Просто вам нравятся эти игры, как, впрочем, и всем Маллоранам.

Эльф усмехнулась:

— Возможно, вы и правы. — Они вышли на близлежащую улицу. — Это совсем недалеко, но я подумала, что поступлю благоразумно, если возьму с собой телохранителя.

— Благоразумно, — хмыкнул он.

Эльф наслаждалась прогулкой по темным улицам, не опасаясь назойливых ухажеров или грабителей.

Она чувствовала себя в полной безопасности, имея в кармане пистолет Форта. Рядом с пистолетом притаился кинжал в ножнах, и еще один был засунут за голенище правого сапога. Ее сопровождал Гуно, который своими смертоносными ножами один мог уложить небольшую армию.

Впрочем, на душе у нее было тяжело от того, что ей предстояло сделать. Она собиралась отпустить Форта. Возможно, он ей и не принадлежал, но на всякий случай она собиралась предоставить ему свободу.

Конечно, можно посетить его днем при посредничестве Частити, но кто поручится, что он согласится ее принять. К тому же она плохо представляла себе откровенный разговор при свете дня. Нет, их время — ночь, а его пистолет послужит оправданием столь позднего визита.

Добравшись до Абингтон-стрит, они миновали парадный подъезд и двинулись к задней части дома, к воротам, которые Эльф запомнила по прошлому разу. Они не были заперты, и им удалось проскользнуть в сад.

77
{"b":"3467","o":1}