ЛитМир - Электронная Библиотека

Дамарис показалось, Фитцроджер не пришел в восторг от такого предложения, однако у него не было выбора.

— Ты говорил, бумаги Присов, возможно, в мансарде?

— Я так думаю. Если нет, миссис Найтли должна знать. Пойдемте, дамы. Давайте вернемся в тепло. У меня, того и гляди, пальцы отвалятся.

Дженива отреагировала так, словно он заявил, что смертельно ранен, заставив его взять ее меховую муфту.

— Я могу спрятать руки и под накидку.

Эшарт сунул руки в большую голубую муфту, и при этом не выглядел ни неуклюже, ни смешно. Дамарис подумала было сделать то же самое для Фитцроджера, но на людях это выглядело бы слишком смело.

— Идемте! — скомандовала леди Талия, направляясь к двери. — Пока Фитц будет искать документы, мы и сыграем в вист.

Дамарис мысленно застонала, жалея, что не может остаться здесь. Изучать бумаги Присов с Фитцроджером казалось гораздо более увлекательным. Но никто этого не позволит, хотя бы только потому, что для игры в вист требуется четыре игрока.

Она взглянула на Фитца, и он показался ей таким одиноким, брошенным. Прежде чем поспешить за остальными, Дамарис сунула ему в руки свою норковую муфту.

Фитц стоял, ошеломленный. Когда остальные скрылись из виду, он поднес муфту к лицу. Даже несмотря на отсутствие интимных запахов, было в ней что-то от Дамарис. Возможно, едва различимый аромат жасминовых духов, которыми, как он заметил, она пользуется. Его руки замерзли, поэтому он сунул их в шелковистое тепло, но тут же снова вытащил. Ощущение показалось неприлично эротичным. Он отложил мучительно-соблазнительную вещь в сторону. Ему нужна свежая голова, значит, он должен избегать Дамарис Миддлтон.

Утром он солгал ей, потому что не хотел, чтобы она пустилась в очередную авантюру. Ее смелость пугала его, особенно когда опасность была так реальна и близка. Не было никаких других пострадавших в Тикмануэлле. Кто-то подсыпал отраву только в одну кружку и послал ее через Дамарис Джениве.

Он сказал правду о том, что послал ее мужчина с кривыми зубами, но не смог отыскать его. Парня запомнили — с его внешностью это было неизбежно, — и он назвался Флетчером, но на этом след обрывался. Он прибыл верхом на лошади и уехал вскоре после них. Никто не знает куда.

Флетчер. Наверняка имя вымышленное, но придумано с умом. Не такое банальное, как Смит или Браун, но достаточно распространенное, чтобы затруднить поиски.

Не имея разрешения быть откровенным, он вынужден был поведать Эшу ту же выдуманную историю. Эта ложь, однако, имела свои преимущества. Все, что будет знать Эш, узнает и Дженива, а затем и Дамарис. И начнет совать свой любопытный носик куда не следует.

Он прижал холодные пальцы к вискам. Дом сейчас тщательно охраняется, и пока ему удастся удерживать Эша и Джениву здесь, все будет хорошо. Но возможно, их экскурсия открыла причину опасности. От возникших подозрений у него кровь стыла в жилах.

Он вернулся в Королевский салон и стал снова разглядывать портреты. Если бы они могли говорить! Особенно Бетти Кроули — противоречивая королевская любовница. Тайны этой женщины, возможно, хранятся в документах и содержат ключ к спасению Эша и Дженивы. Он найдет их.

В покоях маркиза леди Талия взялась за организацию игры в вист. Она заявила, что малая библиотека слишком мрачная, и приказала Эшарту распорядиться перенести карточный стол в просторную спальню. А пока леди Талия продолжала давать уроки Дамарис.Девушка наблюдала за несколькими партиями в Родгар-Эбби. Это да плюс введение в игру, даваемое мистером Хойлом, помогло ей понять большую часть из того, о чем трещала леди Талия. Она надеялась, что не опозорится. Когда наконец они заняли свои места, она оказалась в паре с леди Талией, которая поощрительно улыбалась ей, пока Эшарт сдавал. В конце партии леди Талия сказала:

— Хорошее начало, дорогая, но вы должны запоминать сыгранные карты. Вам следовало знать, что у вас была последняя трефа.

Этот неиспользованный трюк стоил им игры, и леди Талия была недовольна. Дамарис сконцентрировалась. Она обнаружила, что держать в голове карты легко, если только ее мысли не устремляются к Фитцроджеру. Что он на самом деле ищет? Как бы ей устроить так, чтобы искать бумаги вместе с ним?

— Твой ход, Дамарис, — напомнила Дженива.

Дамарис собралась с мыслями и попала в масть. Ей удавалось это до тех пор, пока Фитцроджер не вошел в комнату. В тот же миг карты напрочь вылетели у нее из головы. Божьей милостью ей до конца партии не пришлось принимать важного решения.

Она отправилась с остальными в малую библиотеку, взволнованная тем, что он рядом. Четыре полированных сундука с медными замками стояли на полу, примерно два квадратных фута каждый. Фитцроджер поднял один и поставил на письменный стол.

— У тебя есть ключи, Эш?

— Нет. Возможно, они потерялись. Или у бабули. Фитцроджер вытащил свои инструменты и поколдовал над сундуком. Когда он открыл крышку, все подались вперед. Вероятно, они втайне надеялись на блеск золота, портрет или хотя бы кусочек кружева. Но внутри была стопка пожелтевших бумаг. Эшарт взял несколько и просмотрел их.

— Счета и тому подобное. Ты в самом деле хочешь копаться в этом старье, Дженива?

Невеста маркиза выглядела разочарованной, но сказала:

— Мы все должны помочь... — В этом нет необходимости, — проговорил Фитцроджер так быстро, что Дамарис поняла: он хочет просмотреть бумаги сам.

— Я-то уж точно не имею желания, — заявила леди Талия. — Все возвращаемся к картам.

Побуждаемая уже одним этим, Дамарис предложила:

— Я начну с бумагами. Урок доставил мне удовольствие, но уверена, с мистером Фитцроджером игра будет гораздо увлекательнее.

Эшарт, Дженива и Талия ушли без всяких возражений. Только Фитцроджер заколебался, оставшись стоять возле сундука с ней рядом. Ее кожу покалывало уже только оттого, что он был так близко.

— Для меня это предпочтительнее, правда. Я новичок в висте.

Мгновение спустя он отодвинулся.

— Хорошо. Но смотрите внимательно.

К ней вернулась способность нормально дышать.

— А что мы ищем?

— Что-нибудь о Бетти Кроули Прис.

— Нет, что мы на самом деле ищем?

— А чего еще вы ожидали? Таинственных сокровищ?

Вот так легко и непринужденно уйдя от ответа, он удалился, однако дверь между двумя комнатами не закрыл. Она не знала, то ли это из-за того, что он не хотел показаться грубым, толи потому, что не доверял ей, но карточный стол оставался в поле ее зрения. Свободное место было почти напротив нее, так что он мог наблюдать за ней, лишь слегка повернув голову. Однако это означало, что и она могла следить за ним. Она смотрела, как он сел, отбросив назад фалды сюртука плавным и сильным движением. «Он просто сидит на стуле, — напомнила она себе. — Приди в себя».

Девушка перевела взгляд на бумаги в руке, слишком поздно заметив, что некоторые из них тонкие, а она так стиснула их, что одна порвалась. Дамарис аккуратно разложила их на столе и для начала бегло просмотрела. Насколько она могла судить, ни один документ не имел отношения к Бетти Прис, но она все равно увлеклась. Счета, инвентаризационные списки, ведомос-ти образовывали пеструю картину прошлого, какое-то безумное лоскутное одеяло. Хозяйство в Берч-Хаусе велось аккуратно. Она всегда знала, где что находится и когда что должно быть сделано. Эти же документы выглядели так, словно их побросали в сундук как попало. Она не могла этого так оставить. Помимо тех таинственных бумаг, которые они ищут, здесь могут быть и другие важные документы: договор об аренде, контракт или письмо от любовника королевских кровей. Дамарис приступила к систематизации, раскладывая по отдельным стопкам хозяйственные счета, рецепты, письма от купцов и других деловых людей и семейную корреспонденцию.

Иногда она отрывалась от документов и переводила взгляд на мужчину.

Что же представляет собой Октавиус Фитцроджер? В портретной галерее он казался напряженным, но сейчас был непринужденно мил и любезен. Он был красив гибкой, мужественной красотой, будившей воспоминания о фехтовальном турнире, от которых ее бросило в жар.

32
{"b":"3468","o":1}