ЛитМир - Электронная Библиотека

Служанка поспешно удалилась, а Серена устало поплелась в маленькую гостиную. Арабелла Херстман оказалась вовсе не чопорной старой девой с поджатыми губами, а жизнерадостной женщиной, у которой энергия била через край. Но Серена все равно трепетала перед ней.

— Садитесь, — не церемонясь, распорядилась Арабелла, кивнув Серене на стул у камина. — Устраивайтесь поудобнее.

Затем она снова посмотрела проницательным взглядом на лорда Мидлторпа.

— Надеюсь, это не очередная жена одного из твоих друзей?

Серена изумленно посмотрела на своего спасителя и могла бы поклясться, что он покраснел.

— Конечно, нет.

Арабелла села прямо, как палка.

— Видела заметку в газете, что Черринстон женился. А он ведь один из Шалопаев, так ведь? Слишком много совпадений.

— Я лишь недавно узнал, что он вернулся в Англию, — ответил лорд Мидлторп. — И даже не знал, что он собирался жениться. Несомненно, дома меня уже ждет письмо. Наверно, Николас тоже не был в курсе дела, иначе он обязательно упомянул бы об этом.

— Ах, так ты опять якшаешься с королем Шалопаев? Тогда понятно, почему возникли проблемы.

Несмотря на колкие замечания, Серена поняла, что мисс Херстман обожает племянника, а он — ее. Ей хотелось бы, однако, хоть что-нибудь понять из этого разговора о Шалопаях.

— Тетя Арабелла, — сказал лорд Мидлторп, завладев наконец разговором, — позволь представить тебе Серену Олбрайт. Ей нужен приют на некоторое время, чтобы отдохнуть и прийти в себя. Она поссорилась с семьей. Я очень надеюсь, что вы не против позаботиться о ней несколько недель.

Поскольку Серену представили официально, Арабелла Херстман наконец рассмотрела ее повнимательнее.

— Боже, спаси и пронеси! — произнесла она. — Такое следовало бы запретить!

Серена так и вспыхнула, виновато взглянув на старую женщину.

— Извините.

Она хотела было встать, но Арабелла решительно усадила ее снова.

— Не обижайся, дитя мое! Меня просто поразила твоя наружность. Она, несомненно, доставляет тебе адские мучения.

Не в силах больше сдерживаться, Серена разрыдалась в объятиях старой леди. Она лишь смутно расслышала, как мисс Херстман позвала Китти и выпроводила Френсиса. Затем, наплакавшись до полного изнеможения, женщина с удивлением наблюдала, как ее, словно малое дитя, уложили в теплую постель и подоткнули одеяло. И лишь много позже Серена сообразила, что лорд Мидлторп уехал, а она так и не поблагодарила его.

В глубине души ей стало немного грустно, но тем не менее она с облегчением расправила плечи. Произошло чудо, и ей было даровано убежище, где она может отдохнуть, подумать и снова поверить в себя. И она была глубоко-глубоко благодарна мужчине, который привез ее сюда, но уже не жаждала его в свои покровители. Серена вообще не хотела иметь ничего общего с мужчинами.

И женщина даже не вспоминала о лорде Мидлторпе в течение первых нескольких дней. Она просто позволила Арабелле — мисс Херстман настояла, чтобы гостья называла ее именно так — и Китти немножко побаловать себя и постепенно вовлечь ее в повседневные заботы в коттедже. Они вообще поразительно мало спрашивали.

Но как-то за чаем Арабелла вынудила ее на откровенный разговор.

— Пора бы тебе, девочка, поведать мне свою историю, чтобы мы вместе решили, что лучше всего предпринять.

Серена поникла и уставилась в свою чашку.

— Мне не хочется ворошить прошлое.

— Выплесни эту мерзость! И ты почувствуешь громадное облегчение.

Серена обиженно возразила:

— Кажется, именно таким тоном хирурги сообща ют, что собираются ампутировать тебе ногу.

— Несомненно. — Арабелла была непоколебима. — И они правы. Ну так как же? Или мне нужно достать нож?

Серена вздохнула.

— Мое настоящее имя Серена Ривертон. Моим мужем был Мэтью Ривертон. Вы его, вероятно, не знаете, но…

— Конечно, я его знаю. Мэтью Ривертон. Жуткий тип. Что же ты делала, будучи замужем за ним? Он же тебе в отцы годился.

Серену вновь потрясла проницательность Арабеллы.

— Я… у меня… не было выбора.

— У каждой женщины есть выбор, девочка, нужна только смелость, чтобы сделать его.

— Но не в пятнадцать же лет! — буркнула Серена.

— Пятнадцать! — эхом повторила Арабелла, и Серена могла бы поклясться, что она побледнела.

— Да.

— О-о-ох, бедное мое дитя.

Серена прослезилась, словно оплакивала того несчастного ребенка, каким она была в пятнадцать лет.

Арабелла подлила им обеим чаю.

— Так, все понятно. И он недавно умер, верно? Ну и в чем же проблема, девочка? Разве ты теперь не богатая вдовушка?

— Нет.

Серена отыскала свой носовой платок и высморкалась.

— Мэтью растранжирил большую часть денег, пытаясь пробиться в высший свет. И прежде чем я сообразила, что происходит, мои братцы присвоили себе все остальное. Конечно, я вела себя как идиотка, но я просто поглупела от радости. Эйфория. Я никогда не думала… Мне и в голову не приходило, что они могут…

— Захватить все и оскорблять тебя? Ты не знаешь мужчин, дорогая. Дай им только полшанса, и они тут же отхватят все, а добрая половина станет творить насилие.

Она задумчиво поджала тонкие губы.

— Несомненно, твои деньги можно вернуть через суд…

— Наверное, — сказала Серена, нервно вращая чашку на блюдце. — Но денег было не так много — около трех тысяч фунтов, — а обращение в суд стоит дорого, эти деньги ушли бы просто на счета за судопроизводство. К тому же, — робко добавила она, — я боюсь братьев. Я знаю, они не имеют права заставить меня снова выйти замуж, но, боюсь, они именно так и сделают. Так что лучше пусть не знают, где я.

— Ну ладно, — промолвила Арабелла, как будто все это не заслуживало особого внимания. — Ты останешься у меня. Мне не помешает компаньонка. Правда, это довольно скучная жизнь для красивой молодой женщины…

— Это чудесная жизнь, — с жаром произнесла Серена, и в душе у нее зародилась надежда на спокойную и безопасную жизнь. Будущее рисовалось ей прекрасным и волнующим.

— На время, конечно, сойдет, — скептически поддакнула Арабелла. — И, конечно, послушаем, что скажет по этому поводу Френсис.

— Мне не хотелось бы как-то зависеть от его доброты, — мгновенно произнесла Серена.

Арабелла нахмурилась.

— Френсис не имеет никакого права диктовать мне, что делать, — поправила она Серену. — Ну-ка повтори это.

Серена ахнула, но увидела, что Арабелла не шутит.

— Он не имеет никакого права диктовать мне, что делать, — неуверенно промолвила она. — Но…

— Повтори еще раз.

Серена открыла рот.

— Если Френсис не имеет, то и вы тоже!

Арабелла усмехнулась.

— Умница. Я так и знала, что у тебя есть характер. Просто тебе необходимо немножко практики, чтобы проявить себя. Первым делом, однако, надо снабдить тебя какими-нибудь платьями.

— У меня всего четыре гинеи.

— Я настояла, чтобы Френсис оставил для тебя деньги. Около двадцати фунтов.

— Я не буду тратить его деньги, — тут же возразила Серена. — В противном случае он будет иметь право мной распоряжаться.

Арабелла окинула ее скептическим взглядом.

— Значит, твоя красная цена всего двадцать фунтов?

Это было абсурдно, смешно и до слез обидно.

— Нет, но…

— Френсис дал мне эти деньги, исходя из своих соображений, девочка, и ты ничего ему не должна.

На какую-то долю секунды Серена ужаснулась, не рассказал ли лорд Мидлторп своей тете о ее бесстыдном поведении, а эти деньги оставил в качестве отступных. Но этого просто не могло быть!

Но, однако, это событие камнем лежало на его совести, и Серена знала, что мужчина — добрый и совестливый мужчина — почувствует себя в какой-то степени виноватым. И если эти деньги освободят его от подобного груза, она будет только рада.

Серена потратила часть денег на ткань для двух простеньких платьев и еще немножко — на деревенскую портниху. Миссис Причард сшила ей также необходимое нижнее белье и ночную рубашку.

19
{"b":"3469","o":1}