ЛитМир - Электронная Библиотека

Серена взглянула на него.

— Я обязательно буду. У меня был хороший ап петит… до последнего времени. Потому что все… так неопределенно.

— Наши дела улажены раз и навсегда.

Женщина вздрогнула от раздражения в его голосе.

— Нет. Меня словно несет течением.

— Положим, что меня тоже, — согласился Френсис. — Но наш курс уже выбран.

Он коснулся кольца на ее руке.

— У нас есть фамильное обручальное кольцо. Я скоро получу его для вас.

Серене захотелось возразить, словно она не имела на него никакого права.

Боже, если бы можно было повернуть время вспять! Если бы она не поддалась тому сумасшедшему порыву в спальне у Постов.

Но в таком случае Френсис уже давно бы отделался от нее. О, он, конечно, постарался бы как-нибудь помочь ей, но тогда она никогда бы не стала частью его жизни, а это было бы так обидно…

— Вероятно, вы хотите удалиться?

У Серены в горле пересохло, как только она услышала командные нотки.

— Если позволите, — продолжал он, — то одна из служанок поможет вам.

Серена отправилась в спальню, мысленно возблагодарив Бога, что ее новый муж по крайней мере не собирается срывать с нее платье. Хотя, конечно, не так-то просто сорвать с тела добротное английское сукно… Ее мысли бесцельно метались по кругу, тщательно избегая главного, занимавшего их вопроса.

Служанка помогла Серене раздеться и надеть простую фланелевую ночную рубашку. Серена посетовала, что не успела приобрести более привлекательное белье для такого случая. Но поймет ли Френсис это?

Ей пришел в голову другой выход, но она решительно не желала дожидаться его обнаженной.

Служанка расчесала и заплела ее волосы в косы, немного прибрала в комнате и вышла.

Серена внимательно осмотрела себя. Вспомнив ярость Мэтью, когда он находил ее в постели с заплетенными косами, она тут же распустила их и тряхнула головой, дабы они рассыпались по плечам. Она вытерла вспотевшие ладони о плотную ткань ночной рубашки и забралась в теплую постель. Сердце ее бешено забилось.

Господи, ну ведь просто абсурдно так бояться. Разве может ее новоиспеченный супруг попросить ее о чем-либо таком, чего бы она не испытала и не вынесла уже от Мэтью? И все же она страшилась. Она слишком хорошо знала, что даже исключительно цивилизованные мужчины совершенно преображаются в постели.

В брачную ночь она не подозревала об этом… Серена скользнула под одеяло и стала успокаивать свое бешено бьющееся сердце.

Вошел ее супруг. Он мельком взглянул на нее и, не задерживаясь, прошествовал за ширму, чтобы раздеться и умыться. Она прислушивалась к каждому доносившемуся из-за ширмы шороху, как будто это могло помочь ей решить головоломку. Спустя некоторое время он появился в ночной рубашке и присоединился к ней в постели. Он не погасил свечи.

Воспоминания о том, как они уже были вместе в постели, нахлынули на нее жаркой волной. И как она только смела опуститься до такого?

— Мне так жаль, — произнесла она.

— Жаль чего?

— Что все произошло именно так. Если бы я не… если бы только поверила, что вы не бросите меня…

— Что сделано, то сделано, — тихо произнес Френсис. — Прекратите изводить себя хотя бы ради ребенка.

— Я попытаюсь.

— И может, наконец посмотрите на меня?

— Конечно.

— Черт побери, Серена, вы же достигли своей цели, так к чему теперь весь этот фарс?

— Достигла своей цели?

— Добились меня. Замужества. И я не буду злиться на вас из-за этого. Но, будь я проклят, если вы заставите меня почувствовать себя бесчестным человеком.

Так он думал, что она соблазнила его, заранее спланировав все это?

— Я не добивалась…

— Увольте. Совершенно очевидно, что добивались.

Она почувствовала, как краска стыда и возмущения бросилась ей в лицо.

— Мне действительно жаль и себя, и вас. Но последнее, чего я хотела, так это замужества.

Кажется, он не поверил ей. Он навалился на нее и поймал ее губы поцелуем.

Серена оцепенела, удивленная этой внезапной вспышкой страсти.

Она попыталась сбросить его, но он зажал ее руки так, что она оказалась перед ним беззащитной. Его губы становились все настойчивее, а тело искало близости. Тотчас ее привычные способы защиты поспешили ей на помощь, и она унеслась мыслями далеко-далеко, равнодушно отдаваясь своему супругу.

Френсис отстранился от нее.

— Серена? — Он был обеспокоен. — Я прошу прощения, если я…

Но затем в голосе его появилось замешательство:

— Не пытайтесь разыгрывать оскорбленную не винность. Вы ведь не девственница.

Женщина заморгала, поспешно приходя в себя:

— Я не оскорблена, милорд. Делайте все, что хотите.

— С тряпичной куклой?

Серена внимательно посмотрела на него.

— Вы просто испугали меня.

Злость исчезла из его глаз.

— Извините. Терпеть не могу лжи.

— Я не лгала.

— Ладно, забудем, — вздохнул Френсис. — Сделанного не воротишь.

Он коснулся ее локона и нежно провел по нему пальцами, изучая его как большую ценность.

— Они даже мягче, чем я думал…

— Надеюсь, вам нравится. Я хотела бы доставить вам удовольствие.

— Разумеется.

Но сказано было равнодушно, без интереса.

Серена не знала, что и делать. Она, которая была натаскана доставлять всевозможные эротические удовольствия, а уж подчиняться умела как никто, — она растерялась! Потому что любое ее действие тут же навеет воспоминания об их первой ночи, когда он счел ее дешевой шлюхой.

И женщина сделала единственное, что показалось ей безопасным.

Она давным-давно перестала стыдиться своего обнаженного тела, лишь ненавидела возникающую из-за этого уязвимость. Но они были здесь одни и Френсис не превратился в монстра…

Серена стянула с себя ночную рубашку. Освободившись, тряхнула головой, и волосы рассыпались по плечам. Тут она заметила огонь в его глазах и расслабилась. Все будет хорошо.

Серена стала на колени, так, чтобы Френсис мог рассмотреть ее. Ее считали красавицей, и она молилась, чтобы и он не разочаровался в ней. Мэтью всегда интересовался ее грудью. Она была пышногрудой, а за последние недели грудь значительно увеличилась в размерах. Она с любопытством посмотрела на Френсиса и перехватила его горящий взгляд.

— Ты просто необыкновенная, — сказал он, правда, без особого восторга.

Френсис нерешительно протянул руку и обхватил ею одну грудь, нежно погладив, словно проверял, какова она на ощупь. И эта нерешительность глубоко растрогала Серену. Ей в жизни не довелось испытать ничего подобного. Она наклонилась и замерла в ожидании его ласк.

Мужчина поднял на нее глаза, когда слегка загрубевшими пальцами коснулся ее соска. Она судорожно перевела дыхание, и тут же его глаза потемнели от страсти.

Френсис нежно подтолкнул ее, чтобы она снова легла на спину, сдернул одеяло, чтобы видеть ее полностью. Затем стащил с себя ночную сорочку. Серена взглянула на него и восхитилась, понимая, что практически ничегошеньки не знала о мужском теле.

Мэтью редко раздевался догола в постели, но и тогда был гораздо больше укрыт.

Ее новый муж был прекрасен, как языческий бог. Его изумительный, мускулистый торс красиво переходил в широкие плечи. Странно, но раздетым Френсис казался куда мощнее, чем одетым. Серена скользнула взглядом по его гениталиям, заметив, однако, что он уже достаточно возбужден. Это было и облегчением, и угрозой.

К ее величайшему удивлению, он вовсе не принялся тотчас же искать себе облегчения. Вместо этого Френсис изучал ее глазами и руками, как будто каждый изгиб ее тела, каждый сустав был только что открытым чудом. Его прикосновения были необыкновенно легки и приятны, а восхищенный взгляд почти заразителен. Серена почувствовала, что перед ней преклоняются.

Его рука остановилась наконец на нежной выпуклости живота.

— Ты уже чувствуешь что-нибудь?

— Нет.

— Когда почувствуешь, сразу же скажи мне. Я хочу все знать о ребенке, прежде чем он родится.

36
{"b":"3469","o":1}