ЛитМир - Электронная Библиотека

Серена уставилась на него.

— Почему?

— Я хочу поглазеть на тебя.

Женщина рассмеялась и выпрыгнула из кровати, чтобы выпрямиться перед ним в полный рост.

— Глазейте, сэр. Скоро я буду напоминать надутый пузырь.

— Сомневаюсь, — рассеянно вымолвил Френсис, внимательно разглядывая ее. — Боже, какая же ты красивая. У тебя абсолютно совершенные формы…

Серена правильно поняла выражение его глаз.

— Вообще-то еще не так поздно…

Френсис покраснел, как будто пойманный на каком-то преступлении.

— Да нет, уже поздно. Арабелла, наверно, поднялась вечность назад. Прекрати искушать меня, негодница, и накинь на себя хоть что-нибудь.

Сконфуженная Серена натянула короткую нижнюю шелковую юбку и взглянула на него.

— Так лучше?

— Немного, — сухо сказал Френсис, вылезая из кровати.

И когда мужчина прошел к стулу, где лежали его вещи, Серена украдкой использовала шанс рассмотреть его получше. Френсис повернулся и поймал ее за подглядыванием, но лишь улыбнулся.

— И как я, нравлюсь тебе? — спросил он.

— Ты очень красив, — искренне призналась она. Он был необыкновенно элегантен, этот сильный, мускулистый мужчина, а двигался с чарующей грациозностью. Френсис слегка покраснел.

— Вряд ли. Я слишком костляв.

— Я так не думаю.

Явно смущенный, он повернулся и стал одеваться.

А Серене страстно захотелось погладить его мускулистые ягодицы. Она с большим сожалением наблюдала, как на них натянули брюки.

Женщина вздохнула и принялась одеваться.

Супруги помогли друг другу застегнуться, завязать и поправить одежду, как настоящие служанка и камердинер. И хотя оба при этом помалкивали, Серене подумалось, что им обоим по душе такая помощь. Как сближают подобные мелочи!

Как странно! Она всегда избегала внимания Мэтью по отношению к себе, в чем бы оно ни выражалось.

Френсис расчесал ее длинные волосы с ловкостью опытной служанки, и Серена чуть не замурлыкала от удовольствия.

— Нравится? — мягко спросил он, наблюдая за ней в зеркало.

Как она могла отрицать очевидное!

— Я научусь, — пообещал он. — Я заставлю тебя терять голову в моих объятиях, Серена!

Она чуть не заспорила с ним, что вовсе ничего не утаивает от него, но вдруг поняла, чего он хочет. К несчастью, Серена знала, что такую страсть, какой он жаждал, нельзя разыграть или изобразить. А когда Френсис отдал ей щетку, она начала закреплять волосы в прическе и размышлять, станет ли она такой женой, какая нужна лорду Мидлторпу, или же Мэтью Ривертон успел изничтожить это в ней за восемь лет узаконенного рабства.

Когда они вышли к завтраку, Арабелла внимательно посмотрела на них, но ничего не сказала. Как Френсис и ожидал, она уже позавтракала, так что они наскоро поели и отправились пешком в красивую церковь на воскресную службу, а затем снова пустились в путь.

Поездка в Лондон была кратковременной.

Когда они проезжали окрестности столицы, Серена, завороженная и возбужденная, не отрывалась от окна. Женщина видела бескрайние поля, ряды аккуратных новых, красивых домиков, фабрики, производящие тысячи вещей, необходимых людям.

А вскоре они оказались в самом городе. Это было странно возбуждающее, но и страшное место, не из-за своих размеров и суеты, а потому что именно здесь Серене придется играть роль леди Мидлторп. Более того, вдруг сообразила она, именно здесь она может встретить кого-нибудь, кто знал ее как хорошо вышколенную женушку Мэтью Ривертона.

Лишь горстка мужчин и несколько представительниц полусвета приглашались навестить Стоукли-Мэнор, но эти мужчины принадлежали большей частью к верхушке общества — именно с такими Мэтью обыкновенно имел знакомство и искал их одобрения. Правда, она подозревала, что в табели о рангах они занимали самые последние ступеньки и вряд ли могли считаться респектабельными, но ей совершенно не улыбалось столкнуться с кем-нибудь из них. И если такой мужчина начнет сплетничать о том, что творилось в Стоукли, общество повернется к ней спиной.

Так что лучше бы Серене отправиться в поместье Френсиса, несмотря на свекровь. Вместо этого карета подкатила к дому номер 32 на улице Хертфорд, красивому оштукатуренному особняку в форме буквы "П", с блестящими окнами и отполированным молоточком для стука в дверь. Наверно, Френсис известил о скором приезде и его ожидали.

Как бы подтверждая мысли женщины, черная лакированная дверь распахнулась, и из нее высыпали несколько слуг, поспешивших помочь своему хозяину. Они не выказали никакого заметного удивления при виде новой виконтессы Мидлторп.

Внутри дом оказался таким же приятным и ухоженным, как и снаружи. Просторный холл был украшен позолотой, прекрасными орнаментами и со вкусом подобранными картинами. Очень красивая широкая дубовая лестница начиналась прямо у ног Серены, а затем уходила в оба крыла.

Ее нежно подтолкнули мимо кланяющихся слуг вверх по лестнице.

Арабелла и Френсис болтали о каких-то пустяках, а Серену словно заворожил громадный портрет, висевший на том месте, где лестница разделялась. Он изображал торжественно одетых мужчину и женщину, которые могли быть только родителями Френсиса.

Его отец казался весьма приятным мужчиной, и что-то в выражении его лица сильно напоминало Френсиса. А мать была ослепительно величавой. Ее совершенную красоту мастерски передал художник, но даже в масляных красках и на холсте она пугала.

Серена так и застыла перед портретом. Френсис осторожно потянул ее вперед.

— Жутко, да? Ее бы повесить куда-нибудь в безразмерную комнату, на нее можно смотреть только издали.

— Но они выглядят отличной парой.

— Так оно и было. Мой отец, правда, был по натуре более энергичен, чем это можно разобрать на портрете. Но матушка прямо как живая. И выглядит почти так же, даже двадцать лет спустя.

Серена вздрогнула, но утешила себя, что теперь хотя бы узнает свекровь при встрече, что даст ей возможность удрать и спрятаться под лестницей.

Спустя несколько мгновений они оказались в великолепной гостиной с белыми стенами и расписным потолком. Хотя и здесь царила очаровательная непринужденность, Серена сразу же поняла, что этот непринужденный стиль хорошо сохранили. Она никогда не решится передвинуть даже вазу в такой комнате.

— Какой у вас милый дом, милорд, — сказала она, с удовольствием усевшись в кресло, обтянутое розовым шелком с набивным рисунком.

— Френсис, — ласково поправил он. — Мне очень приятно, что он тебе нравится, потому что теперь это один из твоих домов.

— Да, конечно, — промямлила она, скрывая внутреннюю дрожь. Серена уже догадалась, что эту комнату — как и весь дом — кто-то создал собственноручно и очень ценил. И этим кем-то была, конечно, мать Френсиса, которая наверняка возненавидит чужую женщину, посягнувшую на роль хозяйки.

Особенно если эта незнакомка была вдовой Мэтью Ривертона.

Когда дворецкий и служанка внесли поднос с чаем и всевозможными булочками, Серена заставила себя распорядиться чаем на правах хозяйки дома. Если она не справится с такой мелочью, то провалится окончательно.

— Вот умница, — спокойно отреагировала Арабелла, — не боги горшки обжигают. Вперед, красавица, за дело.

Но подкрепившись чаем с булочками, Арабелла тут же объявила, что отправляется навестить кое-кого из старых подруг. Френсис не позволил ей особо протестовать и настоял, чтобы ее сопровождал слуга.

Когда Арабелла ушла, он показал Серене их спальни — две просторные комнаты с соединяющей их дверью. Чтобы скрыть свое беспокойство, Серена спросила:

— Разве Арабелле что-нибудь угрожает? Почему ей нужен эскорт?

— Скорее всего ничего ей не угрожает. Но я не позволю, чтобы она ходила по Лондону одна. Она плохо знает город, потому что бывает здесь не часто.

Он нервно открывал и закрывал дверцу шкафа.

— Тебе понадобится личная служанка. На первых порах тебе будет прислуживать одна из наших горничных.

— А как же я?

38
{"b":"3469","o":1}