ЛитМир - Электронная Библиотека

Серена ждала, что он тут же бросится в любовную атаку, может быть, начнет сразу раздевать ее. Но Френсис, однако, ничего не предпринимал, так что она отправилась в соседнюю комнату, чтобы раздеться, и позвала служанку помочь ей подготовиться ко сну.

Женщина просто жаждала, чтобы он занялся с ней любовью, потому что чувствовала, как к ней возвращается ее прежняя нервозность. Она уже поняла, что Френсиса разочаровало ее поведение в брачную ночь. К несчастью, женщина не была уверена, что сможет здесь что-либо исправить. Она смогла бы, конечно, изобразить страсть, извиваться и стонать, чтобы утешить его, но это казалось ей таким глупым обманом.

Когда служанка закончила свою работу, Серена поизучала себя в зеркале. Ну, теперь у нее хотя бы новая ночная рубашка, купленная в магазине готового платья. Правда, она не представляла собой ничего особенного, лучшие вещи были только заказаны, но была из более тонкой ткани, чем та, которую она носила раньше, и мило отделана кружевом и ленточками у горловины и на рукавах.

Дверь открылась, и вошел Френсис. Серена постаралась не выказать своего удивления. Несмотря на его доброту, всякий раз, когда он совершал что-то неожиданное, она напрягалась, словно ждала неприятностей. Это было несправедливо по отношению к нему.

Он был одет, как и прежде, но, вероятно, побывал в своей комнате, потому что держал в руке рюмку с бренди. Он взглянул на нее, и под его взглядом Серене стало не по себе. Серена попыталась убедить себя, что во всем виновата ее дурацкая чувствительность, но не сумела.

Что-то было не так.

Служанка уже расчесала ей волосы, но Серена так и осталась перед трюмо и снова взяла в руки щетку, лихорадочно соображая, как бы прервать это тягостное молчание.

— Вы упомянули Бет Арден, — вспомнила она наконец. — Вы имели в виду Бет Эрмитидж?

Он подошел, взял у нее из рук щетку и начал сам расчесывать ее.

— Да, так ее звали раньше. Ее муж — мой друг.

Нежность Френсиса совершенно не вязалась с его внутренним напряжением.

— Неужели я увижу ее?

— Вне всякого сомнения.

Мрачный тон высказанных слов нельзя было проигнорировать.

— А вы этого не одобряете, милорд?

Френсис глубоко вздохнул.

— Серена, прекрати смотреть на меня, как щенок, который так и ожидает пинка. Даже если бы я решил удержать тебя и Бет от встречи, она бы оторвала мне голову.

Занервничав из-за его злости, Серена быстро спросила:

— А кто такие Шалопаи, которых вы упомянули? Все это прозвучало слишком грозно.

— О, это не так, правда.

Несмотря на напряжение, он по-прежнему медленно и нежно водил щеткой по ее волосам.

— Будучи школьниками, мы объединились, чтобы единым фронтом выступать против всевозможных задир. А теперь мы просто друзья. Если у кого-то из нас проблема, он знает, что всегда может обратиться к остальным за помощью. Николас был нашим вожаком, так вот, когда Николас женился, то объявил, что жены тоже становятся членами группы. Теперь к нам присоединилась жена Николаса Элеонора, жена Люсьена Бет и жена Леандера, которую я еще не видел. И, вероятно, Бланш.

Серена тут же подхватила брошенную наживку:

— Почему это «вероятно, Бланш»? Неужели чью-то жену так и не приняли?

Френсис еще несколько раз провел щеткой по ее волосам, прежде чем ответил:

— Бланш Хардкасл — любовница, а не жена. Он отшвырнул щетку и отошел.

— Николас шею бы мне свернул. Конечно же, она самый настоящий Шалопай.

В волнении Серена стала заплетать косы, все еще наблюдая за ним в зеркало.

— А я? Меня приняли бы в Шалопаи в качестве вашей любовницы?

— Да. Хотя я не знаю, что бы произошло, если бы я женился.

Френсис без остановки мерил шагами комнату. Серена повернулась и изумленно взглянула на него, почувствовав подступающую дурноту.

— Вы собирались жениться?

Он замер и взглянул на нее.

— Мужчина в моем положении обязан жениться.

— Я имею в виду, вы собирались жениться в ближайшем будущем?

Серена подумала, что Френсис не ответит, но он вздохнул и сказал:

— Все равно пойдут сплетни, так что лучше тебе узнать об этом от меня. Я собирался сделать предложение леди Анне Пекворт.

Серене показалось, будто ее ударили прямо в живот. А она даже ни разу не подумала об этой возможности.

— О, Френсис, мне так жаль.

— Я уже просил тебя оставить эти причитания.

— Но…

— Перестань. Дело сделано. А леди Анна скоро найдет себе другого мужа. Она дочь герцога, и за ней дают огромное приданое.

Серена вновь повернулась к зеркалу, но почти ничего не видела из-за подступивших к глазам слез. Как же ей вынести все это? Она еще раз повторила про себя: «Мне так жаль» — и машинально продолжала плести косу. Женщина увидела, как Френсис залпом осушил свою рюмку.

Серена устало поднялась и двинулась в спальню. Френсис загородил ей дорогу. Она попыталась не сердиться, несмотря на то что он взглядом шарил по ней — в конце концов это его право, — но сегодня ей очень не нравилось выражение его глаз.

— Ты выглядишь словно школьница, — сказал Френсис вдруг.

Серена оглянулась на себя в зеркало, и ее сердце дрогнуло. Он был прав. Теперь она поняла, почему ей понравилась в магазине эта ночная рубашка. Просто она напомнила ей те, которые она носила в школе мисс Мэллори.

И зачем она только в довершение этой глупости заплела детские косички? Может быть, так на нее повлиял разговор о Бет Эрмитидж? Именно так они и выглядели, когда сидели по ночам на кровати, разделяя девичьи тайны и надежды…

— Извини, — пробормотала она и поспешила к туалетному столику, чтобы снова распустить волосы. Ее руки и губы заметно дрожали. Вот она и разозлила его… а ведь он был так добр к ней. К тому же Серена уничтожила его шанс жениться на женщине своей мечты.

— Это не имеет значения.

Дверь со стуком закрылась: он ушел в свою комнату. Придет ли Френсис сегодня ночью? И хочет ли она этого?

Серена немного успокоилась и опустила голову на руки.

Он не хотел жениться на ней, а она — выходить за него замуж, по крайней мере не так, как произошло на самом деле. Серена хотела вновь стать невинной и потому купила эту смехотворную, нелепую ночную рубашку.

Серена хотела, чтобы ей снова было пятнадцать и чтобы она вновь волновалась из-за школьной пьесы. Она хотела флиртовать с молодыми людьми, как в Саммер Сент-Мартине. Она хотела, чтобы ее медленно несло течением к чистой и светлой любви.

Она хотела разделить с мужем счастье плотской любви, вместе с ним радоваться обретенной возможности доставлять друг другу удовлетворение. Увы! Он не показал ей ничего нового, того, что она не имела причины люто ненавидеть.

Не правда, тут же поправила себя Серена, гордо выпрямляясь.

Прошлой ночью она испытала восторг нежности и счастье дарить радость.

Но Френсис хотел жениться на леди Анне Пекворт, подумала она. Вся эта нежность должна была принадлежать ей.

Серена развязала бант на шее, открыв ночную рубашку как можно больше, а затем встряхнула головой, чтобы волосы волнами разметались по плечам. Ну вот и сделала все, что могла. Женщина устало поднялась и отправилась в кровать.

Она уже не чаяла, что супруг присоединится к ней, но он пришел, на сей раз в длинном голубом халате, под которым явно ничего не было. Серена опять поступила неверно, надо было снять ночную рубашку. Однако сердце ее забилось в ожидании и предчувствии.

Френсис задул свечи и подбросил дров в камин, орудуя чрезвычайно уверенно и грациозно. Серена, к своему немалому удивлению, испытывала огромное удовольствие, просто наблюдая за ним. Он снял халат, но не успела она взглянуть на него, как он уже оказался рядом с ней. Но не касался ее, а молча лежал на спине.

Потекли бесконечные минуты.

Как это понимать? Серена ни разу в жизни не лежала в постели с мужчиной просто так. Даже когда мужчина был случайным прохожим, яростно подумала она.

Может, он ожидает какого-нибудь знака? Она физически ощущала повисшее в воздухе напряжение. Не в силах больше вынести этого, она протянула руку и ласково погладила его по голове.

41
{"b":"3469","o":1}