ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гид по стилю
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Системная ошибка
День из чужой жизни
Золото Аида
Воображаемые девушки
Переписчик
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Голодный дом

Френсис взял в руки большой обруч с рубинами и изумрудами, который напоминал ошейник для изнеженной комнатной собачки. Но когда он заметил идущую от него золотую цепочку, то сообразил, что это и был именно ошейник. А то, что он вначале принял за браслеты, было просто парой обыкновенных наручников…

— Ну и что там такое? — спросил Люсьен и подошел ближе.

Френсис сделал резкое движение, словно хотел закрыть это собрание пошлостей, но затем решил, что это ни к чему. Люсьен понял его, однако нахмурился. Он молча осмотрел сверкающие вещички.

— Их можно продать за довольно приличную сумму, если разломать, — сказал он наконец.

— Да.

Френсис пришел в холодную ярость от этого свидетельства рабства, какого он и вообразить себе не мог. Люсьен сгреб все это в самый большой мешочек.

— Отдай их надежному и умеющему хранить тайны ювелиру, пусть он сделает из этого что-либо стоящее. Ну так мы увидим вас этим вечером во дворце?

— Да, — ответил Френсис, все еще переполненный яростью из-за пошлых побрякушек. — Спасибо тебе, Люс.

— Забудь про это.

Френсис понял, что Люсьен намекал на драгоценности, но вряд ли он сумеет забыть.

Он обвинил ее, что она выглядит как напуганный щенок, а ее первый муж подарил ей ошейник.

Он сказал ей, что не станет бить ее кнутом, а в коллекции оказалась плеть, украшенная драгоценными камнями.

Он молча взял ее в темноте — словно она была вещью, а не личностью, — то есть уподобился ее первому мужу.

Френсис вышел из клуба и отправился домой, совершенно не зная, что ему делать.

По дороге домой на улицу Хертфорд Френсис проходил мимо парнишки, продающего щенка. Он никогда раньше не замечал, чтобы щенками торговали вразнос, но мальчишка лет десяти носил покрытую тряпкой корзинку и кричал:

— Щенок! Щенок на продажу! Красивый, здоровый щенок!

Что-то побудило Френсиса остановиться и попросить:

— Дай-ка взглянуть.

Мальчишка просиял и отодвинул тряпицу, чтобы показать спящий клубок золотистого меха. Щенок немедленно проснулся и стал царапать стенки глубокой корзины, яростно мотая хвостом. Щенку было около десяти недель.

— Почему ты продаешь его? — спросил Френсис.

— Осталась только вот эта сучка, сэр. Мы всех уже продали. Папка грозится утопить ее, если увидит ее вечером дома. Она просто чуть меньше остальных, поэтому ее никто не купил, но она здоровая и ласковая.

— А что у нее за родители?

Он погладил свисающие уши щенка, который действительно казался жизнерадостным созданием.

— Ее мать — спаниель, а вот насчет отца мы не уверены.

Бедная дворняга, иными словами. Это походило на какое-то наваждение, но Френсис хотел прийти домой с подарком для Серены, а драгоценности явно были не к месту.

— Сколько? — спросил он.

Мальчик хитро взглянул на него, но потом сказал:

— Честно, сэр, я бы отдал ее задаром, лишь бы с ней обращались по-доброму. Я попрошу только три пенса за корзину, если вы захотите ее взять. Это не моя, а мамина.

Френсис взял корзину и вручил мальчонке крону.

— За твою честность. И не волнуйся. Она попала в хорошие руки.

Глаза мальчишки вылезли из орбит.

— Спасибо, сэр! Бог благословит вас за вашу доброту!

Френсис отправился домой в полной уверенности, что хоть одного человека сделал сегодня счастливым. Когда вскоре после этого в тучах образовался просвет и солнечные лучи осветили улицу, он принял это за хороший знак.

Он воображал, как подарит щенка Серене и будет вознагражден восторженными криками. Но, будучи практичным человеком, он подумал о том, что щенок может тут же обмочить платье жены от возбуждения. Поэтому не вошел, как обычно, через парадную дверь, а приблизился к дому через конюшни постоялого двора, направляясь в сад, где щенок может присесть. Если повезет, то окажется, что он уже приучен к таким вещам.

Когда он шел к дому по аллее для карет, то столкнулся с рассеянным джентльменом, идущим ему навстречу. Мужчину явно одолевали невеселые мысли, но, взглянув на Френсиса, он остановился, как будто хотел заговорить с ним, но тут же помотал головой и продолжил свой путь.

Френсис повернулся, чтобы взглянуть на уходящего мужчину. С ума он сошел или ему и вправду показалось, что мужчина удивился, увидев его? Он был уверен, что не знал незнакомца. Он был лет на десять старше Френсиса, очень высокий и мускулистый. У него были широкие плечи и пышущее здоровьем обветренное лицо…

Френсис пожал плечами. У него и своих забот достаточно, так что не стоит создавать себе лишних проблем. Он вошел в сад и выпустил щенка на волю.

* * *

Когда Арабелла покинула ее, Серена принялась изучать свой новый дом. Она увидела, что у матери Френсиса была здесь собственная спальня и будуар. Френсис, со своей стороны, содержал — вероятно, и до сих пор — несколько холостяцких комнат, но пользовался домом редко.

Интересно, оставит ли он теперь эти комнаты и каково их предназначение.

Ее удручила мысль, что этот дом, однако, явно принадлежал матери.

Серена заметила, что выглянуло солнце, и позвонила, чтобы ей принесли накидку; она собралась взглянуть на сад за домом. Огромный сад был так хитроумно спланирован, чтобы произвести впечатление сельского уединения. Тропинки вились между живыми изгородями из кустарника и деревьев, так что временами она ощущала себя словно в огромном парке. В это время года деревья стояли обнаженные, но летом, решила Серена, здесь будет очаровательно.

Она набрела на садовника, подготавливающего грядку для цветов. Мужчина вежливо поклонился ей.

— Какой чудесный сад! — сказала она.

— Да, миледи. И все посажено по указанию ее сиятельства около двадцати лет назад.

Серена улыбнулась и продолжила прогулку, но мысль о ее сиятельстве сильно расстроила ее.

Февральский сад не слишком радовал глаз, но в глубине, там, где солнце пригрело небольшую лужайку, ее внимание привлекли золотые и пурпурные крокусы, растущие вперемежку с нежными первоцветами. Она встала на колени, чтобы рассмотреть их повнимательнее, даже сняла перчатки, трогая нежные лепестки. И сильно вздрогнула от испуга, когда за ее спиной воскликнули:

— Проклятие, Корделия!

Она поднялась на ноги и повернулась. Крупный мужчина с румяным лицом так и застыл на месте.

— Извините, мадам. Я принял вас за леди Мидлторп.

— А я и есть леди Мидлторп, сэр.

Серена отодвинулась подальше. Создающие уединение кусты теперь могли оказаться опасными для жизни. Она оглянулась и увидела калитку в ограде, вероятно, через нее был выход к конюшням.

— Что-о? — Мужчина оторопел. — Мидлторп женился? Вот как? Тогда вы, должно быть, леди Анна.

Серена почувствовала, как болезненно покраснела.

— Нет, сэр. Меня зовут Серена, леди Мидлторп. Кажется, он явно был в курсе семейных дел, и это ее пугало.

— Сэр, можно узнать ваше имя?

— Фернклиф. Чарльз Фернклиф.

Почти машинально он рассеянным жестом вручил ей визитную карточку с выгравированным на ней именем.

— Ну что ж, мистер Фернклиф, как я понимаю, вы хотели бы поговорить с матерью моего мужа, но, боюсь, она все еще в деревне.

— Я подумывал о неожиданном визите… — пробормотал незнакомец.

Тут он посмотрел на Серену повнимательнее. Фернклиф был красивым, энергичным мужчиной, с честным, умным лицом, и, несмотря на его странное поведение, она чувствовала себя с ним спокойно.

— Как вы правильно поняли, — промолвил он, — у меня есть важное дело к леди Мидлторп. Вдовствующей леди Мидлторп, — поправился гость и вдруг расхохотался. — Я сомневаюсь, что ей понравится быть вдовствующей леди Мидлторп. Значит, надежда не потеряна. Вы не знаете, скоро ее ожидают в городе?

— Нет, сэр, не знаю. Но если вы хотели бы обсудить что-то с ней, то до Торп-Прайори не так и далеко.

Фернклиф замотал головой и ухмыльнулся.

— Как только она услышит новости, то немедлен но примчится сюда.

Мужчина поклонился.

44
{"b":"3469","o":1}