ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тень невидимки
Патриотизм Путина. Как это понимать
Верные враги
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Барды Костяной равнины
Иди на мой голос
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Мама для наследника
Оранжевая собака из воздушных шаров. Дутые сенсации и подлинные шедевры: что и как на рынке современного искусства

Но и не имея доступа в Карлтон-Хаус, Мэтью Ривертон приобрел весьма дурную репутацию, вызывая пересуды своими экстравагантными и непристойными приемами. Серена без труда могла представить себе реакцию родителей учениц мисс Мэллори, когда они узнают, что их детей обучает вдова Мэтью Ривертона.

Чему же она может обучать? Вот что им сразу же придет в голову.

И они будут правы. В течение всего ее восьмилетнего замужества Серена никогда не располагала деньгами, так что она полный профан в том, как управлять Домом или экономно вести хозяйство. У нее никогда было особого интереса, да и таланта, к рукоделию, как, впрочем, и к музыке. Покинув школу в пятнадцать лет, Серена имела большие пробелы в образовании.

По-настоящему хорошую выучку она прошла только у Мэтью, а это не те навыки, которые считаются подходящими для приличных юных леди…

Тут Серена обратила внимание на какое-то странное трение об ее сапожок. Женщина взглянула вниз и увидела мужской башмак. А принадлежал он усатому капитану, сидевшему как раз напротив нее. Он улыбался и подмигивал.

Женщина поспешно отвернулась, краска мгновенно предательски залила щеки. Его башмак снова постучал по носку ее сапожка, затем скользнул к лодыжке.

Серена резко развернулась и гневно взглянула на нахала.

Тот удивленно поднял брови, разыгрывая полную невинность, убрал ногу, но распутное выражение — приглашение к флирту — так и осталось в его глазах. Серена поправила капюшон, полностью скрыв под ним лицо. Ох, как же она ненавидела свою внешность, постоянно привлекавшую подобных наглецов.

Серена поняла, что без покровительства какого-либо мужчины будет терпеть подобные домогательства всю свою жизнь или по крайней мере до тех пор, пока с возрастом эта дьявольская привлекательность не поблекнет. Женщина отчаялась найти какую-то достойную защиту.

Если она осмелится искать работу гувернантки или компаньонки без рекомендаций, все двери неминуемо захлопнутся перед ней из-за этой проклятой наружности.

Серена окинула взглядом унылый, серый пейзаж за окном и с тоской признала, что Том был прав.

Видимо, все, что ей остается, это — ремесло проститутки. Как будто сам Господь задумал ее внешность только для этого, а покойный супруг вымуштровал именно с этой целью. Он называл это отвратительно — «постельная работа».

Серена бросила на капитана беглый взгляд. Тот тут же подмигнул ей с гнусной ухмылкой. Его сальные помыслы не оставляли никаких сомнений.

Да будь оно все проклято, с горечью подумала Серена. Уж если выбирать между замужеством и проституцией, то лучше она станет проституткой, но только не в борделе…

Она станет высокооплачиваемой кокоткой. Да-а, уж если ей суждено стать куртизанкой, то дьявольски дорогой, самой лучшей в Англии!

И снова ботинок потерся о ее сапожок. Серена взглянула на капитана с такой яростью, что он отвел глаза и покраснел. Так тебе и надо, наглец! Такие, как Серена, тебе явно не по карману!

Она станет самой дорогой, черт бы вас побрал, шлюхой в Англии!

Если Сил предлагал за нее десять тысяч фунтов, то сколько же она может запросить сама? К тому же то, что она не может забеременеть, будет преимуществом, если она решится пойти в содержанки. Но как устраивают такие дела? Здесь решимость ненадолго покинула женщину, потому что она не имела ни малейшего представления, как ступить на путь греха. К счастью, она вспомнила про Гарриэт Вильсон.

Знаменитая куртизанка появилась как-то на одном из приемов, которые Мэтью устраивал в Стоукли-Мэнор во время охотничьего сезона. Приемы? А точнее, оргии. Серену передернуло от воспоминаний, но она с благодарностью вспомнила, как была добра к ней Гарриэт. Ей было тогда семнадцать, и она наотрез отказалась даже общаться с продажными женщинами.

А Гарриэт была доброй и милосердной.

Серена понимала, почему Гарриэт пожалела ее, семнадцатилетнюю девочку-жену, явно бывшую рабыней при пожилом супруге, заставлявшем ее непристойно вести себя с гостями. К счастью, Гарриэт пресекла все это.

Она даже снизошла до того, чтобы дать ей несколько житейских советов.

— Я бы его бросила на вашем месте, дорогая, — произнесла она однажды, застав Серену в одиночестве.

— Не могу. Он мой муж.

Гарриэт не стала ее разубеждать, а только сказала:

— Если вы когда-нибудь все же решитесь уйти от него, приходите ко мне, дорогая, я помогу вам. Я убеждена, что найду вам покровителя, который будет только счастлив разделаться с Ривертоном. У вас редкий дар, дорогая.

— Я ненавижу все это.

Гарриэт улыбнулась. Ее нельзя было назвать красавицей, однако в ней было нечто, притягивающее мужчин сильнее магнита.

— Дорогая, однажды вы поймете, какая сокрушительная сила заключена в этом. Это как взведенный курок, нацеленный в самое сердце мужчины. Только научитесь стрелять без промаха.

Значит, размышляла Серена, у меня есть оружие против мужчин… если только я сумею понять, как им пользоваться. Что ж, самое время научиться поражать цель, а Гарриэт будет прекрасным учителем. Как только приеду в Винчестер, сразу же куплю билет до Лондона. Однако когда она очутилась в городе знаменитых соборов, то расписание в заполненном суетой дворе почтовой станции недвусмысленно сказало, что сегодняшняя карета на Лондон уже отбыла. Серена с любопытством окинула взглядом толпу и поняла, что не сможет остаться в Винчестере. Здесь братьям проще простого найти ее. И лишь вопрос времени, когда они появятся.

Значит, придется подыскать городок поменьше. Женщина купила билет на ближайший дилижанс до Бейсингстоуна. Пока огромных, усталых лошадей выпрягали, пассажиры отправились перекусить, так что и она потратила несколько монет на пирог у лоточника. Серена все время внимательно оглядывала толпу, не появятся ли братья. Наступили сумерки, а значит, они уже разыскивают беглянку.

Кондуктор громким голосом начал созывать пассажиров на посадку, Серена смахнула крошки пирога с перчаток да так и замерла.

Вилл как раз въехал во двор, быстро обводя его глазами.

Она, согнувшись, спряталась за карету, сердце ее бешено забилось.

Кондуктор вновь позвал пассажиров на дилижанс до Бейсингстоуна. Сначала Серена хотела незаметно проскользнуть в карету и уехать, но не могла с уверенностью судить, заметил ли брат ее. Да и мужчина, продававший билеты, мог вспомнить ее по описанию — почему-то ее всегда запоминали — и сказать Виллу, куда она купила билет. Тогда пассажирская карета превратится в движущуюся ловушку.

Женщина подавила громкое рыдание. Что же делать? И поймала себя на соблазне сдаться. Слишком уж все невыносимо. Ей не выдержать такого огромного напряжения.

Но она должна. Уж лучше действительно умереть, чем выйти замуж.

Главное — улизнуть сейчас от Вилла. Она воспользовалась каретой как прикрытием, чтобы незамеченной выскользнуть со двора на улицу. Взглянув назад, она увидела, что Вилл покупал горячий пирог у того же торговца, который чуть раньше продал пирог и ей. А вдруг Вилл спросит про нее? Но он выглядел таким беспечным, как будто его послали неизвестно зачем.

Слава Богу, что здесь оказался ленивый и глупый Вилл, а не Том. Все же Бог дал ей еще одну попытку!

Серена решительной походкой зашагала по дороге из города, в любую минуту ожидая услышать звуки погони. Но никакого шума не было слышно, и женщина слегка расслабилась. Может быть, ей удастся добраться до следующей деревни.

Тут беглянку осенило, что она слишком заметна на широком почтовом тракте. Чего проще догнать ее, даже Вилл легко сумеет сделать это, устроив на нее охоту, как на обезумевшего зверя. Поэтому, дойдя до первой же проселочной дороги на Херсли, Серена свернула на нее, все время прибавляя шагу, пока в панике не побежала. Когда и эта дорога раздвоилась, женщина пошла направо.

Она уже так запыхалась, что замедлила шаги, пытаясь отдышаться.

Сумасшествие! Это просто дорога в никуда, и Серена сильно сомневалась, что оставшиеся у нее монеты позволят ей добраться до Лондона. Но позади, в Винчестере, ее поджидал Вилл, а она лучше умрет, чем снова попадет в руки братьев!

7
{"b":"3469","o":1}