ЛитМир - Электронная Библиотека

Розамунда медленно приподнялась в постели. Порошок от головной боли был бы очень кстати, если он вообще когда-нибудь к ней попадет. Но сейчас, несмотря на боль, она должна встать и найти способ передать маркизу записку.

Разумеется, через посредников.

Заняв вертикальное положение и дождавшись, когда комната перестанет кружиться перед глазами, Розамунда попросила у служанки чая.

— Конечно, миледи. Сейчас принесу. Что-нибудь еще?

— Нет. — При мысли о еде в желудке начиналось брожение. — Нет, спасибо.

Служанка на цыпочках вышла из комнаты, и Розамунда прислушалась к собственным ощущениям. Хотя внутри все крутило, вряд ли ее опять стошнит. Только бы поскорее поправиться!

В одной сорочке она проковыляла к креслу, стоявшему у окна, и осторожно откинула край занавески. Солнце уже обогнуло здание, и яркий свет не резал глаза. Девушка оглядела сад внизу, но не заметила там ничего интересного.

Чтобы убедиться в том, что Бренда нашли, ей придется выйти из комнаты.

Сколько времени ему понадобится, чтобы очнуться? Она пробыла без сознания примерно четыре часа в карете, а потом проспала в гостинице еще два часа. Вспомнив, как много он выпил снотворного, Розамунда виновато поморщилась. Конечно, Бренд Маллорен — крупный мужчина, однако он мог пролежать в сарае весь день, а потом страдать так же сильно, как в прошлый раз, а то и еще сильнее.

Снова вошла горничная.

— А, миледи, вы встали! Вам уже получше? Я приготовила довольно крепкий чай, но если хотите, можете развести водой. Еще я принесла немного пресного печенья — на случай, если вы все-таки захотите перекусить. — Она поставила поднос перед Розамундой. — Вам налить, миледи?

— Да, пожалуйста. Крепкого и с сахаром.

— Вот это правильно! Крепкий сладкий чай прекрасно восстанавливает силы.

Вскоре Розамунда держала в ладонях теплую чашку и прихлебывала чай цвета красного дерева, чувствуя, как его тепло, вкус и сладость возвращают ее к жизни. Головная боль начала понемногу стихать.

— Замечательно! Спасибо. Как вас зовут?

Служанка присела в реверансе:

— Джерти, миледи. У нас здесь очень хороший чай. Мистер Соверби, владелец гостиницы, готовит собственную заварку, весьма популярную среди тех, кто знает толк в хороших напитках. Кстати, его домашнее пиво тоже пользуется спросом. Вкусное, крепкое… Ну да ладно, что-то я заболталась. — Она пошла застилать постель.

Розамунде хотелось посидеть в тишине и покое, но надо было разузнать новости — о маркизе (зачем он сюда приехал?) и, главное, о том, нашли ли в сарае человека.

— У вас много гостей? — поинтересовалась она.

— Под завязку, миледи. Но это все из-за одного богатого лорда, который прибыл сегодня с целой толпой слуг. Просто удивительно: зачем одному человеку столько обслуги? А еще у нас живет его брат со своей многочисленной свитой. Правда, сейчас его нет в гостинице. Лорд Бренд — очень милый человек, такой вежливый и улыбчивый!

Горничная разгладила подушку и так ловко заправила постель, что казалось, будто на ней еще не спали.

Милый и улыбчивый, подумала Розамунда с горечью и необъяснимой ревностью. Служанка права: у Бренда и впрямь очаровательная улыбка, и сам он весьма обаятельный.

— Конечно, это интересно, когда в доме столько разных слуг, — продолжала Джерти, протирая умывальник. — Кое-кто из них не прочь слегка поозорничать… Надеюсь, вы понимаете, о чем я? У миссис Соверби есть молоденькие служанки, так она запирает их на ночь.

Розамунда осмелилась задать вопрос:

— А кто же этот богатый лорд?

Джерти даже отложила тряпку.

— Представьте себе, миледи, не кто иной, как маркиз! Маркиз Ротгар. И, судя по словам его слуг, весьма влиятельный человек. Если верить его лакею, он так же хорошо знаком с королем, как я с мистером Бэйнсом, мясником.

Розамунда чуть не поперхнулась чаем, услышав такое сравнение.

— Наверное, с ним много хлопот?

— Ну, вообще-то он приехал незадолго до вас, миледи, и ничем особо не досаждал. Его слуги требуют для его светлости то одно, то другое, но у него такие же запросы, как и у большинства лордов. Кстати, вы спите на его постели и подушках, миледи. Маркиз Ротгар отдал вам свою комнату. Он не так уж свиреп, как кажется.

— Свиреп? — задумчиво переспросила Розамунда. Маркиз проявил к ней великодушие, так стоит ли его опасаться?

Горничная покраснела.

— Наверное, мне не следует так говорить, миледи, но в нем есть что-то такое… Я думаю, он и сам не рад, что похож на Люцифера.

Значит, точно такое же впечатление Розамунды вовсе не было следствием наркотического опьянения.

— Возможно, ему нравится, что люди его боятся, — предположила она. — В этом есть свои преимущества.

— Но это не слишком приятно, верно? А впрочем, — продолжила Джерти, поправляя кресло, — вряд ли мне придется иметь с ним дело. У него есть собственные слуги, а мы будем обслуживать старших в его свите.

Розамунда между тем думала о другом. Значит, лорд Ротгар только что прибыл? Может, он каким-то образом узнал про неприятности с братом? Вряд ли. Из Лондона сюда три дня пути, даже на самых лучших лошадях. Он должен был выехать примерно в то время, когда Бренда опоили.

И все же, несмотря на столь логичное рассуждение, его внезапное появление казалось Розамунде таинственным. Воображение рисовало ей маркиза Ротгара, окутанного клубами серы и языками адского пламени.

— А его брат? — спросила она, чувствуя, что одно упоминание имени Бренда выдаст ее с головой.

— Лорд Бренд? — Несмотря на солидные годы, Джерти томно вздохнула. — Такой приятный мужчина! Простой в обхождении и любезный со всеми. Если вы его увидите, то никогда не подумаете, что он брат такого могущественного лорда.

Розамунда с трудом удержалась, чтобы не кивнуть в знак согласия.

— Но вы сказали, что он тоже приехал с целой свитой?

— Да, но это по большей части деловые помощники: клерки, бухгалтеры, юристы и прочие. Однако у всех этих людей есть собственные слуги. Как я понимаю, лорд Бренд управляет поместьями своего брата, и у него очень много работы.

Клерки.

Бухгалтеры.

Юристы.

Розамунда налила себе еще чаю, не зная, плакать ей или смеяться. Ничего себе тайный раб-любовник! Даже когда она выяснила, что он лорд, до нее не полностью дошло полное значение этого титула. Откуда ей было знать? Он безо всяких возражений остался в простом доме, почти лишенном прислуги. Фактически вел себя как неудачник, прожигатель жизни, за коего она и приняла его вначале. Авантюрист, которому больше нечего делать, кроме как развлекаться с ней в постели!

Правда, он твердо заявил, что на рассвете должен уехать, и только это и свидетельствовало о его занятости.

У лорда Бренда Маллорена была собственная свита и брат, приближенный к королю! Теперь лучше, чем когда-либо, она понимала, что между ним и Рози Эллингтон не может быть ничего общего, если не считать случайной связи во вдовьем доме.

И все же, все же… Девушка откусила сухое печенье. Он ведь совершенно искренне умолял ее бежать вместе с ним. Она вспомнила его настойчивость, вспомнила, как он разозлился, когда она отказалась, как снова и снова возвращался к этому на протяжении ночи.

Теперь Розамунде стало ясно, что он не шутил. Будучи столь влиятельным, Бренд мог уладить все недоразумения. Им не пришлось бы волноваться о том, что подумают люди. Без сомнения, он полагал, что она почтет за честь стать его любовницей. Что для такого человека скандал в свете? Не более чем комариный укус!

А если бы Венскоуту не угрожали коттериты, поддалась бы она на его уговоры?

Нет, не поддалась бы. Ведь не существуй коттеритов, она бы никогда не легла к нему в постель, будь он самым распрекрасным мужчиной на свете. Да и сам он никогда бы не выказал к ней интереса, увидев ее шрамы, которые она прятала только из боязни быть узнанной.

Внезапно ее остро потянуло домой, к Дигби, в уютный и спокойный Венскоут, где можно быть самой собой.

39
{"b":"3471","o":1}