ЛитМир - Электронная Библиотека

Может, слухи верны и он действительно сумасшедший?

— А как же мой муж?

— Прежде всего я волнуюсь за вас и вашего ребенка.

— Ребенка?! — изумленно переспросила она.

— Вам, как животноводу, должно быть известно, как рождаются дети, леди Овертон.

— Конечно. Я только не возьму в толк, какое вам дело до моего ребенка.

— Как-никак, это мой будущий племянник.

— Бренд вам все рассказал, — сокрушенно вздохнула она.

— Нет. Он верно хранит вашу тайну — так же, как и ваши слуги здесь и в Аррадейле. Однако нетрудно было узнать, что у леди Аррадейл есть кузина, с которой она очень близка, и кузина эта — леди Овертон, преданная, молодая жена сэра Дигби. Всем известно, что, если у него в ближайшее время не появится наследник, Новая Республика захватит Уэнслидейл в свои щупальца. Бренд, сам того не подозревая, распутал клубок: после того как он посетил поместье сэра Дигби, у него резко пропал интерес к поискам своей загадочной дамы.

Розамунда была обескуражена и потрясена логикой маркиза. Но ей не давал покоя один вопрос:

— Скажите, милорд, как вы заподозрили леди Аррадейл?

— По перстням, леди Овертон. В роли леди Ричардсон вы носили слишком много перстней. Так же, как и леди Аррадейл.

— В этом нет ничего необычного.

— Зато необычен великолепный рубин, который был на вас в Тереке. Графиня надела его на бал.

— Как жаль, — с горечью проговорила Розамунда, — что меня тогда не вырвало прямо на вас.

— Лишний грех на душу.

Розамунда замолчала. Он все знает. Несмотря на его холодность, внутри у него все кипело, она чувствовала. Надо бежать! Даже если маркиз не представляет для нее опасности, он может все погубить.

— Лорд Ротгар, вы противник Новой Республики и, конечно, понимаете, как важен мой ребенок… — попробовала она решить вопрос.

— С Новой Республикой покончено, леди Овертон. Мистер Эдвард Овертон будет предан суду. Скорее всего его повесят. За Венскоут уже можно не волноваться.

— Но мой ребенок все равно станет наследником Венскоута!

— По какому праву? Он не родной сэру Дигби, а необходимость спасать поместье любыми средствами отпала.

Они подошли к карете, и маркиз помог ей спешиться. Розамунда не сопротивлялась, сраженная этим неожиданным ударом.

— Насколько мне известно, есть еще один наследник, — продолжал он, — доктор Нантвич, дальний родственник вашего мужа. Вы хотите его обмануть?

Огорошенная сменой темы, она едва соображала. У ее ребенка нет прав? Значит, она потеряет Венскоут?

Ротгар тронул ее за руку. Это было почти ласковое прикосновение.

— Не расстраивайтесь, леди Овертон. Мы позаботимся о вас и вашем ребенке.

— Кто — мы?

— Роза! — прокричал кто-то сзади.

Маркиз с Розамундой обернулись и увидели лошадь и всадницу, которая бешеным галопом неслась вниз по крутому склону в сторону дороги и кареты. Из-под копыт летели комья земли.

— Диана! — охнула Розамунда в полной уверенности, что та сейчас упадет.

Лорд Ротгар тихо выругался. Впрочем, лошадь уже благополучно вынесла свою всадницу на дорогу. Диана спрыгнула с седла и побежала к Розамунде. От резких движений шляпа слетела с ее головы.

— Роза! Что происходит?

Маркиз тотчас отступил назад, позволяя Диане обнять Розамунду. Но графиня быстро прервала объятия и шагнула ему за спину:

— Я прижала к вашей спине пистолет, лорд Ротгар. Делайте то, что я вам скажу.

Розамунда в ужасе шарахнулась к карете. Господи, какая нелепая ситуация!

— Большинству людей очень непросто нажать на курок, — хмыкнул маркиз. — А вам, леди Аррадейл?

Розамунда увидела, что руки Дианы — а она держала пистолет обеими руками — заметно дрожат. Наверное, лорд это чувствовал.

— Человек, который учил меня стрелять, утверждал то же самое, милорд. Он говорил, чтобы я не только целилась, но и мысленно готовилась к убийству. Если вы думаете, что я держу дуло вдали от жизненно важных точек вашего тела исключительно по своей глупости, то просто в очередной раз недооцениваете женщину. Выстрелив в вас, я дам вам шанс выжить. Пусть маленький, но шанс.

— Ясно. Итак, что прикажете, миледи?

— Прежде всего пусть ваши люди разоружатся и отпустят конюха Розы. Я привела с собой подкрепление, оно сейчас за холмом.

— Да что вы говорите? И я должен верить вам на слово?

Тем не менее он велел своим людям подчиниться графине.

— Выходите! — крикнула Диана, и из-за пригорка в самом деле показалось маленькое войско. — Я стремилась избежать кровопролития, милорд, но если вы намерены устроить битву, мы сразимся.

Розамунда едва сдерживала смех. Армия Дианы состояла из вооруженных конюхов и местных жителей. Кое-кто держал в руках ружья, но большинство — обычные палки или даже фермерский инвентарь. Все они между тем спустились с холма и теперь выжидали, испуганные, но явно готовые драться до конца.

— Молодец Диана! — воскликнула Розамунда.

— В самом деле молодец, — согласился маркиз, как будто речь шла не о нем.

— Ну что, милорд, — спросила Диана уже увереннее, — будем драться?

— Нет, графиня. — Он медленно обернулся. — Король рассердится, если его титулованные подданные развяжут войну.

— Что вы хотели сделать с Розой? — спросила Диана, осторожно отступив на несколько шагов.

— Увезти ее в безопасное место.

— Какая же опасность ей угрожает?

— Пусть она сама вам все объяснит.

— Даже если и так, это не ваше дело.

— Я заинтересован в ее благополучии.

— Здесь у вас не может быть никаких интересов, лорд Ротгар. Советую вам вернуться на юг и заняться своими делами.

— А где благодарность за то, что я свалил Новую Республику?

Диана холодно поклонилась:

— За это надо благодарить Всевышнего, чьим слугой вы являетесь.

Маркиз насмешливо поклонился в ответ:

— Не только я, но и все мы.

Дав знак одному из своих людей привести лошадь, лорд затем оседлал ее.

— Вы взяли на себя труд защищать леди Овертон, графиня, так расстарайтесь же как следует. Новая Республика еще не полностью разогнана, и Овертон, наверное, еще не знает о своей участи. Услышав о ребенке, он может попытаться его погубить. И хорошенько продумайте законность положения вашей кузины. Еще никому из нас не удавалось чего-либо добиться, нарушая закон, пусть даже из благих побуждений. — Обернувшись к Розамунде, маркиз отвесил ей низкий поклон:

— Ваш покорный слуга, миледи. — И тут же кивнул Диане:

— До встречи, графиня.

Под воображаемые раскаты грома Розамунда смотрела вслед удалявшемуся всаднику, за которым ехали его люди и карета. Армия Уэнслидейла радостно взревела вдогонку побежденному южанину, потрясая своим разномастным оружием, и испустила древний боевой клич Аррадейла:

— Железная Рука!

Диана засмеялась, подняла взведенный пистолет и пальнула в воздух.

— Железная Рука! — подхватила она. Но в следующую же минуту тяжело опустилась на землю и поникла головой, как будто боялась потерять сознание.

Розамунда присела перед ней на корточки:

— Это было здорово! У меня душа в пятки ушла, когда ты летела на коне под горку!

Диана тряхнула головой:

— У меня тоже. Бедный Сирус! Придется дать ему лишнюю меру овса. — Она вдруг схватила Розамунду за руку:

— Слава Богу, я успела вовремя. Куда он собирался тебя увезти?

— Сказал, что на юг. Не понимаю! Хотя… — Розамунда села на землю рядом с Дианой, — он прав.

— Прав? В том, что хотел увезти тебя на юг?

— В том, что мой ребенок все-таки не унаследует Венскоут, если коттериты и Эдвард вместе с ними пойдут под суд.

— Вздор! Кто же, если не он?

— Есть еще один наследник, дальний родственник. Я совсем про него забыла, но Дигби поддерживает с ним отношения. Это врач из Скарборо.

— Он никогда ни о чем не узнает, — возразила Диана, поднялась на ноги и подала подруге руку.

— Дигби может изменить завещание. Если Эдварда не будет, он не захочет подбрасывать кукушку в гнездо Овер-тонов. — Розамунда положила руку на живот:

67
{"b":"3471","o":1}