ЛитМир - Электронная Библиотека

– Где твои люди? – спросила она.

– Оставил их к северу отсюда. Поэтому у меня ушло так много времени, чтобы добраться в лагерь. Я не мог позволить себе роскошь прямо направиться сюда и объявить о том, куда я еду, по всей северной дороге.

– Не набрасывайся на меня. Я пришла спасти твою жалкую жизнь!

– Люди короля могли бы месяцами рыскать по этим лесам и не нашли бы Герварда, если бы он не захотел обнаружить себя. Ты поехала за мной, потому что хотела поехать, а я не разрешил тебе.

– И какой изощренный способ ты избрал, чтобы остановить меня! – прошипела она сквозь стиснутые зубы.

– В следующий раз я просто запру тебя.

– Если твоя поездка сюда носила невинный характер, не было причин не брать меня с собой!

Он придержал коня и повернулся к ней лицом:

– Привезти тебя в гнездо мятежников? И ты, преданная нормандка…

– Ты хочешь сказать, что ты не очень преданный нормандец?

Он схватил ее за тунику и притянул к себе. Мадлен взвизгнула, обнаружив, что находится в нескольких дюймах от него.

– У вас очень распущенный язык, миледи.

– Отстань от меня, – сказала она. – Ты не имеешь права так со мной обращаться.

– Я имею все права, леди. – Он отпустил ее и направил лошадь вперед. – Мы можем добраться в Баддерсли до темноты, если ехать быстрей. Под каким предлогом ты выбралась оттуда?

Мадлен устала до ломоты в костях после своих дневных приключений, но не стала жаловаться.

– Я сказала, что собираюсь набрать корней.

– Тогда скажи, что заблудилась.

– А что с твоими людьми? Нам нужно забрать их?

– Они подождут. Чем меньше людей, знающих тебя или меня, побывает в этой местности, тем лучше.

Они скакали в молчании по оленьим тропам и узким, еле заметным тропинкам, направляясь на юг, но часто петляли. Затем они выбрались на дорогу и пустили коней в галоп. Солнце садилось. Дорога была почти свободна, и они могли ехать с большой скоростью. Тело Мадлен страшно болело, мысли путались от усталости, но она вцепилась в луку седла, слишком гордая, чтобы попросить передышки. Наконец они свернули на узкую дорогу к Баддерсли.

Эмери остановился, пока замка было еще не видно.

– Отсюда ты доберешься сама.

– Ты не поедешь со мной? – воскликнула она.

Он отправлялся назад, она знала это.

– Я должен заняться делами, которые пришлось отложить из-за твоей глупости.

Если бы она не была так утомлена, то ударила бы его.

– Я обещаю тебе, Эмери де Гайяр, что это был последний раз, когда я старалась помочь тебе!

– Я был бы этому очень рад, если бы хоть немного доверял твоим обещаниям.

Он резко повернул коня.

– Этому можешь поверить! – крикнула Мадлен. – Тебе больше не одурачить меня притворными ласками.

– Ты так думаешь? В таком случае наше следующее свидание обещает быть интересным, жена!

Он галопом умчался и скрылся в сумерках.

Глава 17

Эмери все не возвращался. Мадлен проводила бессонные ночи и полные тревоги дни в постоянном ожидании известий о том, что ее мужа схватили. Она страшилась его возвращения и подтверждения своих сомнений, изнывая от желания снова увидеть его.

Когда три дня спустя после ее безумного приключения Мадлен получила долгожданный вызов к королеве, она почувствовала невыразимое облегчение. Укладывая в сундуки свои наряды и лекарские принадлежности, она злорадно думала про себя, что Эмери де Гайяр скоро получит по заслугам. Когда он не спеша вернется домой к жене – со всеми своими тайнами или без них, – то обнаружит, что ее нет.

Королева Матильда прислала для Мадлен охрану. Молодой женщине оставалось только переговорить с Жоффре, Хью и добрыми сестрами, чтобы увериться, что работы в имении пойдут должным образом, затем организовать необходимое количество вьючных лошадей для своего багажа и отправиться с Дороти в легкую и спокойную однодневную поездку в Хартфорд. Там они должны были встретиться с королевой, отдыхавшей перед путешествием на север, где ее ждал король. Спустя шесть дней после расставания с Эмери Мадлен прибыла в Хартфорд. Кортеж королевы разместился по всему городу, сама же она расположилась в замке шерифа. Матильда тепло встретила Мадлен.

– Ну вот, ты теперь замужняя леди, жена Эмери де Гайяра, который всегда был моим любимцем. Я уверена, что он хорошо обращается с тобой.

Мадлен скрипнула зубами, но улыбнулась и вежливо согласилась.

– А вы, ваше величество, как вы себя чувствуете?

– Хорошо, насколько это возможно для женщины в моем положении, – невесело улыбаясь, сказала королева.

Мадлен попыталась предостеречь госпожу против предстоящей поездки.

– Я не думаю, что мудро отправляться в путь на таком сроке беременности, ваше величество.

Но Матильда сразу же отмела все возражения.

– Допусти я, чтобы вынашивание ребенка ограничивало мои передвижения, я мало чего добилась бы. Я поеду на север, если буду чувствовать себя хорошо, и буду отдыхать, когда сочту нужным. Вильгельм хочет, чтобы ребенок появился на свет в Йорке. Значит, так тому и быть.

«Йорк», – с тревогой подумала Мадлен.

Он не только располагался далеко к северу, в тех краях было опасно. Эта часть Англии все еще слабо контролировалась. Тем временем королева вышла, чтобы заняться другими делами, оставив Мадлен на попечение своей дочери и племянницы.

Мадлен была рада снова увидеться с Джудит и Агатой, хотя последняя казалась печальной и подавленной. Джудит, напротив, была радостной и цветущей.

– Итак, – сказала пышная красавица, – ты вышла замуж за Эмери де Гайяра. Счастливая женщина! Я бы позавидовала тебе, если бы не устроилась так же или даже лучше.

– Тебе нравится твой жених?

Джудит мечтательно вздохнула и отвела Мадлен в сторону.

– Такое облегчение, что ты теперь здесь, – прошептала она. – Бедная Агата очень расстроена тем, что король никак не решит вопрос с ее обручением. А теперь, когда граф Мерсийский бежал и поднял восстание, она боится, что его могут казнить. Я и подумать не могла, что Эдвин способен на такое. Агата даже собиралась бежать, чтобы встретиться с графом и жить с ним без венчания.

– Это вызвало бы волнения в стране! – Мадлен с удивлением посмотрела на грустную девочку, всегда такую робкую и спокойную. – Это дорого обошлось бы Эдвину, если бы король в итоге не разрешил им обвенчаться.

– Ты имеешь в виду, что он бы отрезал ему яйца, – откровенно высказалась Джудит, заставив Мадлен покраснеть, – Господи, помилуй! – добавила Джудит. – Больше месяца замужем и все еще краснеет! Ты, кажется, так и осталась маленькой монахиней.

Мадлен вспомнила, как занималась любовью возле хлебного поля, и пожелала, чтобы люди умели контролировать свою способность краснеть.

– Когда состоится ваше венчание? – спросила она подругу.

Джудит с сожалением вздохнула:

– Когда родится мой новый кузен. Надеюсь, хотя бы к Рождеству. – Она понизила голос: – Я сгораю по нему, Мэд. Ты понимаешь, что я имею в виду?

Мадлен кивнула. Она, конечно же, понимала.

– Возможно, Агата чувствует то же самое, – предположила она. – Ты должна бы ей сочувствовать.

Джудит приняла скорбный вид.

– Просто я считаю, что они с Эдвином мало напоминают трагических любовников, и непохоже, что она действительно вынашивает свой план. Колики в животе поубавили ей пылу. Она только что начала выходить из своей комнаты после приступа… – Джудит внезапно замолчала и сморщила лицо. – Какая же я язва! Она действительно была больна, потому что не появлялась почти неделю, только тетушка Матильда все время бегала к ней в комнату и совсем извелась от беспокойства. А эти постоянные стоны! Я предложила помочь, только они боялись, что это заразно. Если бы они попытались разлучить нас с Уолтофом, я бы ушла к нему, как бы больна ни была.

– Значит, вы оба отправляетесь на север? – спросила Мадлен, заинтригованная этим Уолтофом.

Ее поразило, как Джудит, всегда слишком поглощенная собственной неотразимостью, может так страдать по какому-то мужчине.

60
{"b":"3472","o":1}