ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тогда почему она заявляет, что он твой?

Эмери вздохнул и отложил карту.

– Алчность, – сказал он. – Все сводится к алчности, самому гнусному из грехов. Я обещал сделать все, что в моих силах, для Фриды, но она хочет большего.

– Я знаю. Это имеет смысл?

– Брак по датскому закону? Нет.

– Но если ты откажешься, она выдаст тебя королю.

Он пожал плечами:

– Значит, такова моя судьба.

Мадлен сжала кулак и со всех сил стукнула его по плечу, что, впрочем, возымело такое же действие, как если бы она ударила по стволу дуба, но по крайней мере он обратил на нее внимание.

– И что же ты хочешь, чтобы я сделал? – спросил он.

Мадлен потрясла ушибленной рукой и покачала головой:

– Не знаю. Но тебе хотя бы надо обеспокоиться. Одо тоже точит на тебя зубы.

Он пожал плечами:

– Я и так встревожен. Поблизости замечен большой отряд людей.

– Мятежники? – испуганно спросила Мадлен, сразу же забыв о происках Альдреды и Одо.

– Во всяком случае, не нормандцы. Может, они и не имеют к нам никакого отношения.

– Но если они соблазнятся легкой добычей?

Он отмел это предположение.

– Мне придется потратить ночь, чтобы вбить в головы Одо и Аллана маршрут завтрашнего пути. Надеюсь, что они будут точно его придерживаться. – Он встал и улыбнулся: – Завтра будем в Йорке.

Несмотря ни на что, при этих словах острое и жаркое чувство предвкушения пронзило ее.

– Много нам будет от этого толку, если тебя закуют в цепи!

Он усмехнулся:

– Придется напрячь свою изобретательность.

Она улыбнулась сквозь слезы и бросилась в его объятия.

– Я в ужасе, Эмери!

Он погладил ее по спине.

– Не бойся. Я сумею защитить тебя. Все будет в порядке.

– Откуда ты знаешь? – сердито спросила она.

– Может, у меня тоже было видение.

– Правда? – Она изумленно взглянула на него.

Муж поцеловал ее.

– Нет. Но только смерть может помешать нашему свиданию.

Мадлен, дрожа, горячо поцеловала его.

Глава 22

Ночь Мадлен провела в тревожном сне на полу возле постели королевы, каждую минуту ожидая, что начнутся роды. Но до утра так ничего и не случилось. Адель почти не спала.

– Я с рассвета держала руку на ее животе. Схватки пока нерегулярны. Роды еще не начались.

Королева раздраженно вмешалась:

– Перестаньте говорить обо мне так, будто я несмышленый ребенок. Я скажу вам, когда начну рожать. Кому лучше знать?

Мадлен и Адель понимали, что королева может солгать. Она безрассудно пыталась дотянуть двадцать миль до Йорка.

Эмери зашел поговорить с королевой, затем отвел Мадлен в сторону.

– Она в состоянии ехать? Я откажусь двигаться дальше, если ты считаешь, что лучше остаться. Да и погода испортилась.

Мадлен выглянула в окно и увидела тяжелые низкие тучи.

– Тогда тебе придется связать ее.

В тревоге он стукнул кулаком по стене.

– Роды еще не начались?

– Адель уверена, что нет.

– А если начнутся, сколько это займет времени?

– Несколько часов. Но могут пройти быстро, если у женщины много детей. Скорые роды обычно проходят благополучно.

– Местные сказали, что не стоит беспокоиться о погоде. Но можно ли им доверять? Они не хотят подчиняться ни Вильгельму, ни Госпатрику. Все они преданы Уолтофу. Хотелось бы, чтобы он был с нами, хотя я не уверен, на чьей он стороне… Но я стремлюсь в Йорк, как к земле обетованной, по целому ряду причин. Собирайтесь в дорогу.

К всеобщему удивлению, Матильда с легкостью дошла до своей барки. Она улыбалась, глаза ее сияли.

– Видишь, – сказала она Лусии. – Я говорила, что буду рожать в Йорке! Очень хороший знак.

Лусия шла за королевой и, подмигнув Мадлен, сказала:

– Нельзя недооценивать силу женской решимости.

Было холодно, туманная мгла мелкими каплями оседала на плащах и доспехах, окрашивая все в унылый серый цвет. С течением времени мгла сгустилась. Они с трудом могли различать берега реки. Густой туман заглушал звуки. Было трудно поверить, что где-то в мире есть еще люди, что существуют другие цвета, кроме серого.

Хотя они двигались по реке и не могли заблудиться, Мадлен бормотала молитвы, чтобы им удалось где-нибудь пристать. Как далеко распространился туман? Что происходит с Одо и Алланом? Было трудно представить себе, что от их кортежа осталось еще что-то, кроме этих двух барок, бесшумно скользящих одна позади другой. Мадлен вспомнила, что они в стране мифов и волшебства. Это была родина Уолтофа, который не смеялся при упоминании о том, что его бабушка была феей-медведицей.

Крик королевы прервал ее воспоминания. Мадлен протиснулась мимо придворных дам к своей госпоже и услышала поток проклятий. Тут она поняла, что то был не крик боли, а взрыв ярости.

– Что случилось? – спросила она. Адель возвела глаза к небу.

– У ее величества отошли воды. Матильда лежала на спине и бормотала:

– Еще несколько часов. Вот и все. Только несколько часов!

– Вам не удастся протянуть еще несколько часов, и вы это отлично знаете, – набросилась на нее Адель. – Вы весь день обманывали меня!

Матильда улыбнулась.

– Можно здесь куда-нибудь причалить? – Она вцепилась в руку Адели.

Начались схватки. Роды развивались быстро.

– Нам нужно сделать остановку.

Мадлен пробралась вперед, туда, где стоял Эмери, вместе с Фальком вглядываясь в туман, и сообщила ему новости.

– Господи Иисусе! – воскликнул он и тут же переговорил с одним из корабельщиков. – На наше счастье, мы недалеко от деревушки под названием Селби. Мы смогли бы там укрыться. Это возможно?

Мадлен пожала плечами:

– Если нет, ребенок родится на лодке. – Она криво улыбнулась: – В таких делах, как это, женщины прекрасно понимают роль судьбы.

Лодки направились к западному берегу. Показавшиеся из тумана строения принесли облегчение: цивилизация еще существует. Но когда они причалили к маленькой пристани, всех охватила тревога. Место было покинуто, дома разрушены и сожжены.

Путешественники высадились на берег. Мужчины, обнажив мечи, были настороже, но, судя по всему, угроза уже покинула эти места.

– Кто это был? – спросила Мадлен Эмери.

– Все случилось совсем недавно, но трудно сказать, мятежники это или король. Кто бы это ни был, он мало что оставил для укрытия.

Затем из тумана раздался голос и показался темный силуэт.

Эмери выступил вперед.

– Кто вы?

Мадлен увидела мужчину с длинными развевающимися волосами и бородой, в грубой одежде. Был ли это житель Нортумбрии? Он бесстрашно предстал перед ними.

– Я Бенедикт из Осера, смиренный отшельник, – сказал он на прекрасном французском. – Чем я могу вам помочь?

– Куда девались жители Селби? – спросил Эмери.

– Сбежали, как овцы от волков.

– А вы?

– Я святой отшельник, и волки мне не страшны.

Эмери немного поколебался, но потом сказал:

– У нас женщина рожает. Нам нужно пристанище.

Отшельник улыбнулся:

– Какая жалость, что сейчас не святки! Пойдемте. У меня скромная хижина, но отлично защищает от непогоды, и в очаге горит огонь.

– Далеко ли? – спросил Эмери.

– Сразу же за домами, на краю деревни.

Фальк отправил людей охранять деревню, а Эмери пошел за Матильдой. Он подождал, пока прекратится схватка, и поднял королеву на руки.

– Во что я превратилась! – горестно промолвила Матильда и тут же, задержав дыхание, вцепилась в своего носильщика.

Эмери тревожно посмотрел на Мадлен.

– Если ты будешь ждать, пока кончится схватка, – сказала она, – то ребенок родится у тебя на руках! Иди!

Он пошел, Адель семенила рядом. Мадлен побежала собирать все, что необходимо для родов, и отправила женщин достать чистую одежду, чтобы переодеть королеву после родов. Она осмотрелась. Было трудно определить время в таком тумане, но, видимо, было уже за полдень. Туман задержал их. Мадлен задумалась, далеко ли до Йорка. Даже если королева сможет продолжить путешествие после родов, доберутся ли они до города, прежде чем стемнеет?

74
{"b":"3472","o":1}