ЛитМир - Электронная Библиотека

Лорд Колдфорт не считал себя хорошим отцом, но он всегда понимал своих сыновей, потому что во многом они были похожи на него. Все, за исключением Джека. Джек был холодным и равнодушным.

Младший сын, вероятно, унаследовал эти качества от матери. Тридцать пять лет назад странности Сесили, казалось, не имели большого значения. Ее приданое составляло двадцать тысяч фунтов. Она отличалась красотой, и родители были рады сбыть ее с рук.

— Месяц, проведенный дома с родителями, пойдет ей на пользу, — сказал лорд Колдфорт, когда Джек кончил свою проповедь. — Она выглядит немного усталой.

— Я бы сказал, не совсем нормальной. Она испортит ребенка своей постоянной опекой. Поднять такой шум из-за того, что малыш поднял что-то с земли и съел. Она плохо воспитывает его.

Старик понял, куда клонит Джек.

— А кто будет заботиться о мальчике, если не она? — спросил он.

— Эмма и я, — ответил Джек. — Он будет расти в большой семье, находиться недалеко от Колдфорта и не забудет это место. Либо, — добавил Джек, — мы могли бы все переехать сюда.

Такая перспектива не улыбалась лорду Колдфорту. Ведь в этом случае по дому будет бегать куча кричащих ребятишек.

— Так было бы лучше и для Лауры, — продолжал Джек. — Она еще молодая, должно быть, мечтает снова выйти замуж. Будет жить там, где ей понравится. Видит Бог, ее вдовья часть наследства достаточно велика. Гэл был безумно влюблен, когда настаивал на этом.

— С моего одобрения, — проворчал лорд.

— Тогда дай ей возможность насладиться этим богатством. Она сможет навещать Гарри, когда пожелает.

Все это звучало весьма убедительно. Лорд Колдфорт всегда восхищался умением Джека манипулировать словами. Его проповеди не были длинными, Джек оживлял их вполне земным юмором, останавливаясь на главном. В том, что он говорил относительно Лауры, безусловно, был смысл. Она легко может найти себе мужа, но Джек не подумал о последствиях.

— Она все еще очаровательна и может найти себе прекрасного мужа. Но если сильный мужчина станет отчимом Гарри, нам трудно будет удержать мальчика здесь.

Джек прищурился и, подумав, пожал плечами.

— Подумаем, как это сделать, — проговорил он.

«Что именно?» — подумал лорд Колдфорт. Как удержать Гарри в Колдфорте или как избавиться от него? Но так далеко Джек не пойдет, успокоил себя старик.

— Это не поле для охоты, — проворчал он. — Чертовы законы будут на стороне отчима Гарри. И тогда у нас не будет возможности помешать Лауре окончательно избаловать мальчика.

Джек усмехнулся:

— Он Гардейн, отец, а мальчики всегда остаются мальчиками.

Лорд Колдфорт все понял. Однажды сын Гэла окажется мертвым, погибшим из-за какой-то мальчишеской шалости. Но что мог сделать старый больной дед? Доктор Трампер предупредил его, что он может умереть в любой момент, и тогда Джек станет опекуном Гарри.

Невозможно назначить женщину опекуном наследника титула. Отец Лауры? Но он фермер и к тому же живет далеко отсюда…

— Отец, что с тобой? — спросил Джек.

Старик поднял на него глаза. Если сам он умрет, а за ним последует Гарри, Джеку достанется все. Конечно, если не окажется, что Генри Гардейн жив. Эта мысль принесла лорду облегчение. Но больше всего ему сейчас хотелось, чтобы его оставили в покое.

— Ничего, все в порядке. Вернее, было в порядке до того, как ты пришел и утомил меня своими разглагольствованиями. Уходи!

Джек со смиренным видом покинул кабинет.

Лорд Колдфорт достал злополучное письмо. С этим надо что-то делать. Лорд знал, что произойдет, если отдать его Джеку. Но другого выхода нет.

Глава 15

Когда карета въехала в Барем, Лаура вспомнила, что пятница — базарный день. Улицы, запруженные людьми и животными, не позволяли им быстро ехать. Лауре нравился город в эти заполненные суетой дни. Она с удовольствием рассматривала товары странствующих торговцев.

А главное, скоро они с Гарри будут дома, и она сможет что-то предпринять в поисках таинственного Г.Г. У нее было два дня на размышления, но доводы Стивена не оставляли ей выбора. Ей необходимо ехать в Дрейком и оказаться там раньше Джека.

Почтовая карета двигалась так быстро, как только можно было, но прошлой ночью они сделали остановку и отправились в путь лишь когда взошло солнце. Можно было и поторопиться, однако Лаура надеялась на присущую лорду Колдфорту осторожность и на то, что у Джека есть обязанности перед прихожанами. К тому же, и это главное, ни один из них не мог предположить, что кто-нибудь еще знает об Азире аль-Фаруке и таинственном Г.Г. Так что для спешки оснований у них нет.

Письмо от Элеоноры Делейни будет ждать ее в Мерримиде. Но выехать она сможет только на следующий день. Еще одна отсрочка. Еще больше опасности для Г.Г.

— Петух! Мама, живой петух! — завопил Гарри. Лаура посмотрела. Они уже выезжали из города, и петух с гордо поднятой головой бродил по своему куриному гарему.

Звуки, издаваемые Стивеном, когда он подражал различным животным, произвели на мальчика неизгладимое впечатление, и он делал то же самое. По пути попадались коровы, лошади, овцы, свиньи, домашняя птица. Гарри мычал, ржал, блеял, хрюкал. Хорошо, что здесь не было львов.

— Скоро приедем? — то и дело спрашивал малыш.

Лаура рассмеялась и обняла его.

— Осталось совсем немного, Гарри. За вторым поворотом. Помнишь львов, которые стоят на воротах?

Он кивнул и прилип к окну, издавая львиный рык. «Боже, — подумала Лаура, — неужели он будет продолжать в том же духе, когда мы отправимся в гости?»

Каменные львы на въезде в Мерримид, в прошлый раз они привели мальчика в восторг.

Этих львов водрузил ее отец в знак того, что здесь больше не живут простые фермеры. Ферма Мерримид, существовавшая уже почти триста лет, стала именоваться Мерримид-Хаус во времена деда Лауры. Тогда и появился новый фасад с колоннами. Ее отец разбил парк между домом и въездом в имение, где поставил ворота со смеющимися львами. Они приветствовали тех, кто приезжал, дети садились на львов, изображая всадников.

Лаура опустила стекло, и Гарри выглянул из него.

— Видишь церковь Святого Михаила? Мерримид совсем недалеко от нее.

Лаура была возбуждена не меньше Гарри и старалась не пропустить момент, когда появятся ворота. Карета сделала последний поворот, и Гарри закричал:

— Веселые львы! Добрые львы! — и снова попытался зарычать.

Карета медленно проехала между львами и покатила к дверям. Мать и Джульетта вышли из дома, сияя улыбками. Мать почти не изменилась. Джульетта, казалось, помолодела и с гладко зачесанными волосами, в простом синем платье выглядела совсем юной. Трудно было себе представить, что она жена сановника его величества.

Едва дверца кареты отворилась, как мать подхватила на руки Гарри. Лаура вышла и обняла сестру.

— Просто не верится, что вы пробудете у нас целый месяц. Гарри так вырос! — Джульетта чмокнула малыша в нос.

Мальчик был явно растерян, и Лаура взяла его на руки.

— А где отец? — спросила она.

— В городе, на базаре, конечно, — ответила мать и повела всех в гостиную.

В гостиную недавно переоборудовали одну из комнат, однако она была такой же удобной и уютной, как и прежде.

— Гим и Нэд тоже на базаре, вместе с отцом, — продолжала мать и крикнула: — Агги! Лаура с сынишкой приехали. Возьми их пальто и верхние вещи и найди Джорджа, пусть позаботится о багаже. Они также взяли с собой Тома и Артура, — снова обратилась мать к Лауре, когда горничная средних лет, улыбаясь, забрала вещи.

— Так вот почему в доме так тихо, — проговорила Лаура, опуская на пол Гарри и снимая с него пальто.

Том и Артур были сыновьями Нэда. Старший сын, тринадцатилетний Эдвард, учился в школе, в Уинчес-тере. В доме всегда было шумно и весело, даже сейчас, когда остались одни женщины. Никакого сравнения с чопорным Колдфортом.

По дому бродили собаки, у камина улеглись кошки, боязливо поглядывая на гостей, особенно на Гарри. Мать распорядилась насчет чая.

16
{"b":"3473","o":1}