ЛитМир - Электронная Библиотека

Лаура расположилась на красном полосатом диване, и мать рассказывала ей семейные новости и местные сплетни. Лаура чувствовала себя необыкновенно счастливой. Даже запахи казались родными. Пахло выпечкой и сушеными лепестками роз.

— Лаура! — В комнату вошла Маргарет, жена ее брата, с младенцем на руках. Рядом шла четырехлетняя Мегси. Вылитая мать. Обе крепкие, круглолицые, с каштановыми локонами и ямочками на щеках.

В прошлый приезд Мегси и Гарри подружились, и он иногда о ней вспоминал. Лаура надеялась, что и теперь они поладят.

Мегси подошла к мальчику и протянула ему куклу.

— Я даю ее тебе, только не навсегда, — предупредила девочка.

Гарри взял куклу и кивнул. Хорошо, что мужчины рода Гардейн не видят мальчика с куклой в руках. Лаура принесла из кареты его игрушки. Гарри сел на ковер и вытащил игрушки из мешка. Протянул Мегси льва.

— Только не навсегда. Это лев, он умеет рычать. — Гарри зарычал.

Дети уселись на ковер и стали играть. Лаура повернулась к Маргарет, сидевшей рядом с ней на диване:

— Мегси становится маленькой леди.

— Только тогда, когда это ей выгодно. Ты хорошо выглядишь, Лаура.

— Какое счастье быть дома!

Взглянув на мать, Лаура увидела в ее глазах тревогу. Мать слишком много знала о своих детях. Обмануть ее совсем нелегко. К тому же Лауре совсем не хотелось уезжать.

Лаура держала на руках четырехмесячную Рути, и вдруг слезы навернулись ей на глаза. Как бы ей хотелось иметь еще детей. Но после смерти Гэла это стало невозможным. Если Г.Г. окажется настоящим виконтом Колдфортом, все может измениться.

Ей удастся покинуть Колдфорт.

У нее будет свой дом, похожий на Мерримид. И много детей. Лаура не тешила себя иллюзиями. Но ведь надежда умирает последней.

Малышка у нее на руках заплакала, она, видимо, проголодалась. Маргарет забрала ее и дала ей грудь. Лаура встала.

— Пойдем, Гарри. Поможешь распаковать твои вещи.

— Оставь его тут, — сказала мать.

Джульетта поднялась.

— Пойдем в нашу комнату.

— Его тут избалуют, — сказала Лаура, когда они поднялись наверх.

— В этом нет ничего плохого.

Джульетта повела сестру в комнату, в которой они жили, когда были девочками и молодыми женщинами. Там все осталось по-прежнему, сменили только обои.

— Я так расстроилась, когда узнала, что не могу ехать вместе с Робертом, — заговорила Джульетта. — Твой приезд награда за мои переживания. Представь себе, что мы снова девочки.

— И в то же время известные дамы света.

Джульетта усмехнулась:

— Разве это не приятно? Помнишь, как мы шепотом обсуждали то, что происходит между мужем и женой?

Лаура стала открывать сундук.

— Я помню книжку, которую ты где-то раздобыла.

— Да, да. Эта книжка ничего не прояснила, только смутила нас. Теперь на это смотришь совсем по-другому.

— Конечно, — Лаура вытащила из сундука аккуратную стопку рубашек и передала ее своей неугомонной сестричке.

— Это ведь замечательно, не правда ли?

У Лауры перехватило дыхание.

— Правда, правда.

— Ой, бедная Лаура! Ты, наверное, ужасно тоскуешь по Гэлу.

— Тоскую, — ответила Лаура, чувствуя, что краснеет.

— Нет, — возразила сестра, — не только из-за постели, хотя и из-за этого тоже.

— Я слишком молода, чтобы уходить в монастырь, — призналась Лаура.

— Не говори глупости. Ты снова выйдешь замуж. Лаура достала серое платье, положила в ящик.

— Сомневаюсь в этом. Я не могу оставить Гарри, а лорд Колдфорт не позволит забрать мальчика из его родового поместья.

— Какая несправедливость! — возмутилась Джульетта, укладывая стопку серых чулок. — У тебя нет более красивых?

— Я все еще ношу траур, ты не забыла?

— Не забыла. Но я считаю, что нечестно запереть тебя в древнем поместье и держать там, пока ты не станешь такой же серой, как твои платья. И даже ничего лилового?

— Вуаля! — торжественно произнесла Лаура и достала свое лиловое платье. — Если ты помнишь, мне никогда не шли лиловые цвета. Даже черный смотрелся лучше. Но целый год носить только черное — это уж слишком.

— А заточить себя в Колдфорт-Хаусе на десятки лет еще хуже.

— Джу, у меня нет выхода. Лорд Колдфорт прав, Гарри должен расти там. Он скоро станет наследником, старый лорд совсем плох.

— Но ты можешь выйти замуж за человека, который с удовольствием будет жить в Колдфорт-Хаусе. Какой-нибудь ученый или же небогатый джентльмен, — не унималась Джульетта.

Лаура внимательно смотрела на сестру. Джульетта всегда пыталась найти выход из любой ситуации.

— Думаю, это возможно, — продолжала сестра. — Вряд ли Колдфорты стали бы возражать. Но мне не хотелось бы выйти замуж за нищего.

Джульетта отложила в сторону лиловое платье.

— Не обязательно за нищего. За того, у кого нет собственного дома. Какого-нибудь набоба с Востока. Какую еще проблему мне следует решить?

Лаура улыбнулась, хотя в глазах ее стояли слезы.

— О, Джу! Мне так не хватало тебя! Проблемы Роберта ты тоже решаешь?

— Если удается. Итак? — Джульетта наклонила голову. — Сдается мне, тебя что-то тревожит?

— Неужели это заметно? — спросила Лаура, закрыв опустевший сундук. — Сейчас не могу тебе рассказать. Может быть, позднее.

— Это мужчина?

— Нет.

— Мое предположение вполне разумно. Колдфорты не хотят, чтобы ты вышла замуж, но ты влюбилась. История почти как у Ромео и Джульетты.

— Меня зовут Лаура, а не Джульетта. Любимая Петрарки, которой восхищаются на расстоянии. Никаких поцелуев на балконе, никакой безвременной гибели.

— Избегать смерти — значит избегать жизни, — процитировала Джульетта фразу из их давних споров о значении имен. Старшие сестры, Беатрис и Оливия, уверяли, что им больше повезло с именами, у них лучшие судьбы. У Беатрис с Бенедиктом в пьесе «Много шума из ничего» и у Оливии с герцогом Орсино в «Двенадцатой ночи».

У Лауры не было желания обсуждать пьесы, особенно сейчас, когда печальная судьба Лауры казалась весьма похожей на ее собственную.

— Пойдем, распакуем вещи Гарри, — сказала Лаура, меняя тему разговора.

Они пошли в детскую, быстро разложив вещи Гарри, и спустились вниз. Мальчика нашли в кухне вместе с Мегси и счастливой бабушкой, обсыпанной мукой. Она раскатывала тесто, а слуги, готовившие обед, восторгались мальчиком. Гарри улыбнулся матери. Судя по его виду, мальчик прекрасно обходился без нее. Лауре стало обидно.

— С ним никаких проблем, милая. Идите с Джульеттой в гостиную и вволю наговоритесь.

— Пойдем на воздух, Джу. После двух дней в карете мне надо размяться, а то ноги не ходят.

Через сад сестры прошли в сторону поля.

— Здесь есть котята, — сказала Джульетта, когда они проходили мимо конюшни, — Гарри может с ними поиграть.

— Он хотел кота, но лорд Колдфорт их не любит.

— Твой свекор старый деспот, вот что я тебе скажу.

— Он просто больной ожесточившийся старик, но это его дом.

— И твой тоже.

— Я этого не чувствую, — вырвалось у Лауры помимо ее воли. — А ты где чувствуешь себя дома, Джу?

Они шли по краю невспаханного поля.

— Рядом с Робертом. Конечно, не в Дании, не в море, где он сейчас находится. А в нашем доме в Лондоне. Именно в нашем, а не в доме его родителей.

— Да, это немаловажно. — Лаура сорвала ягоду шиповника и раскрыла ее, чтобы посмотреть на семена. — А теперь я чувствую себя только матерью следующего лорда Колдфорта. Таково мое предназначение. Пока Гэл был жив, мы редко приезжали в Колдфорт. Это было еще до рождения Гарри. — Лаура пожала плечами. — У Гэла вообще не было нигде корней. Дом был там, где находились его лошади.

— Я всегда думала, что у вас брак по любви, — задумчиво произнесла Джульетта.

— Так и было, но любовь непостоянна. — Заметив, что сестра хочет возразить, Лаура добавила: — Я верю в настоящую любовь. Но трудно распознать, настоящая она или ненастоящая. Как отличить золото от позолоты?

В небо взлетела птичка.

17
{"b":"3473","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Школа спящего дракона. Злые зеркала
Мировое правительство
Ненавижу эту сучку
Руководитель проектов. Все навыки, необходимые для работы
Игра в возможности. Как переписать свою историю и найти путь к счастью
Служу Престолу и Отечеству
После тебя
Империя должна умереть
Как бы ты поступил? Сам себе психолог