ЛитМир - Электронная Библиотека

Стивен запротестовал. Николас внимательно посмотрел на него:

— Стив, ты знаешь, я не ищу опасностей. Они приходят сами.

— Не ко мне, — заявил Стивен.

— Извини, но это глупость.

Лаура заметила, что Элеонора не вмешивается. «Плуты» стараются оградить Стивена от опасностей, поскольку для них он более важен как уважаемый всеми член парламента. Стивен против этого возражает.

Но какие опасности могут подстерегать английских джентльменов в обычных условиях?

Стивен повернулся к Лауре:

— Кажется, что капитан Дрейк действительно сможет нам помочь, хотя мне не хотелось бы привлекать посторонних людей. Как и тебе. Тем более причастных к преступлениям.

— Прежде чем сказать что-нибудь еще, — заговорил Николас, — я должен быть уверен, что вы сохраните мой секрет.

После небольшой паузы Лаура пообещала:

— Капитан Дрейк — это Дэвид Керслейк-Сомерфорд, который вскоре станет графом Уайверном.

Лаура округлила глаза.

— Боже правый! — воскликнул Стивен. — Насколько я понимаю, «плуты» принимали участие в передаче графского титула. Все знают об этом, кроме меня.

— Нет. Кон, конечно, знает, это его дело…

— А его жена — сестра этого Керслейка. Я встречался с ним на свадьбе. Весьма приятный джентльмен.

— Это длинная и очень запутанная история, — тихо произнес Николас.

— Разве бывает иначе?

— Неудивительно, что никто не хотел обременять твою совесть без особой необходимости, Стив.

Стивен молчал, но Лаура видела, что такая забота друзей ему неприятна.

— Майлс, Фрэнсис, Ли и Люк тоже в неведении, — продолжал Николас. — А тебе я рассказал об этом лишь потому, что возникла необходимость.

Как сильно все осложнилось, думала Лаура. Она полагала, что «плуты» всегда откровенны друг с другом. Но тут вспомнила, что некоторые вещи ей пришлось скрыть от родных.

— Давайте вернемся к делу Лауры, — сказал Стивен. — Возможно, капитан Дрейк знает, когда Фарук появился здесь, и кто с ним прибыл, и где они находятся. Но я не уверен, что нам следует с ним встречаться. У контрабандистов свои правила поведения, свои секреты.

— Вы с Лаурой обещали хранить наши секреты, а Дэвид теперь член группы «плутов».

— Неужели? — удивился Стивен.

— Он слишком полезен нам, чтобы его игнорировать.

— И еще, — добавила Элеонора, — он владелец коллекции старинных книг и предметов.

— Милая, я это знаю, — не без иронии произнес Николас.

— Я просто напоминаю. — Элеонора обернулась к Лауре: — Я хорошо знаю Дэвида, ему можно доверять. Он не всегда следует закону, но поступает честно. Он сможет спасти Г. Г. и решить все проблемы.

— Я согласна, — промолвила Лаура. — А как это организовать?

— Пошлю ему сообщение, — сказал Николас, — попрошу встретиться с вами в гостинице.

Часы пробили час.

Лаура поднялась. Встали и все остальные.

— Мы не можем рисковать репутацией Лауры, — сказал Стивен. — Она может встретить здесь кого-нибудь из знакомых. Ее надо загримировать.

Николас посмотрел на Лауру.

— Как она должна выглядеть?

— Старой и больной.

Глаза Николаса лукаво блеснули.

— Это не составит никакого труда, хотя жаль прятать такую красоту.

Глава 19

Взглянув на себя в зеркало, Лаура едва не упала в обморок.

Парик с потускневшими светлыми волосами, под глазами круги. Желтоватый, болезненный цвет лица, на губе родинка с несколькими волосами. С платьев спороли отделку.

Лауре трудно было привыкать к своей новой внешности, но у нее не было выбора.

Стивена на какое-то время оставили в одиночестве, и он погрузился в размышления.

Глядя в окно, он пытался решить, были его последние действия героическими или чисто эгоистическими. Они, безусловно, не были ни мудрыми, ни неизбежными. Можно было другим способом попытаться разрешить эту загадку. Он разработал этот план специально для того, чтобы вытащить Лауру в Дрейком, где они будут вдвоем, вдали от посторонних глаз. Возможно, даже скомпрометировать ее.

Ведь если в свете узнают, что они были вдвоем в Дрейкоме, им придется пожениться, потому что репутация Лауры будет погублена.

Когда вернулся Николас, Стивен не мог сообразить, сколько прошло времени.

— Ну что, ликвидировали красоту? — спросил он, отвернувшись от окна.

— Весьма удачно, — ответил Николас. — Это не самое главное качество.

— Я так не думаю, — возразил Стивен.

— Я тоже, — улыбнулся Николас. — Но мы говорим о более глубокой красоте. Один удар сабли уничтожил красивые лица многих мужчин. Лаура и Элеонора воюют с ее туалетами.

Николас сел, и Стивен последовал его примеру.

— Мне казалось, они и без того мрачные.

— Но слишком модные для миссис Присциллы Пенфолд. Миссис Гэл Гардейн всегда одевалась с большим вкусом.

— Понятия не имел, что ты ее знал.

— Я не был с ней знаком, но видел ее в Лондоне, где часто бывал в 1814 году, если ты не забыл.

— Это трудно забыть, — ответил Стивен.

В тот год Николас занимался опасной деятельностью в контрразведке, именно тогда он женился на Элеоноре и чуть не погиб.

— Но после рождения ребенка Лаура редко там появлялась, — продолжал Стивен.

— Лаура — редкий экземпляр. Насколько я понимаю, ты хочешь обладать ею?

Стивен уловил нотки неодобрения в тоне Николаса.

— Я помогаю старой знакомой, — сказал Стивен. Но, увидев иронию во взгляде Николаса, признался: — Да, меня влечет к ней. Но мне не нравится слово «обладать».

— Мне тоже не нравится. Но именно такое желание вызывает у мужчины красивая женщина. Он наслаждается тем, что она принадлежит ему. Таким был Гэл Гардейн. Раздувался как петух, чтобы получить ее.

Николас задумался.

— Все зависит от того, что для мужчины главное. К примеру, для Гардейна?

— Охота.

Николас кивнул:

— Настоящее увлечение всегда берет верх. Мужчина, у которого есть увлечение, должен весьма осторожно подходить к выбору жены.

— Ты имеешь в виду меня? — спросил Стивен.

— В том числе.

— Считаешь, я должен отказаться от своих занятий после женитьбы, как отказался ты от своих?

— Ни от чего я не отказался. Правда, раньше путешествовал, но когда наскучило, я рад был, что в силу обстоятельств пришлось вернуться домой. Надеюсь, ты не думаешь, что Лондон очаровывал меня.

Стивен разозлился. С какой стати Николас поучает его?

— Вы с Элеонорой совсем разные.

— Замок и ключ совсем не должны быть одинаковыми. Наоборот, из этого ничего хорошего не будет. Я интеллектуальный барахольщик. Ее интересует кое-что из тех сокровищ, которые я принес в гнездо. Она практичная деревенская женщина, а я учусь получать удовольствие от жизни на одном месте. Она спокойная, уравновешенная, для меня это Божье благословение.

— Хочешь сказать, что не следует брать в жены женщину, которая интересуется политикой и реформами?

— Стив! Не надо все упрощать. Ты гораздо умнее меня. Женись на женщине, с которой будешь счастлив, которая устраивает тебя во всех отношениях. Понял? Во всех. Не приноси себя в жертву.

— Это не по-христиански.

— Ты хорошо ее знаешь? — продолжал Николас.

— Она была задушевной подругой моей сестры. Мы были с ней почти как брат и сестра.

— А ты за эти шесть лет не изменился? Мой совет… Проклятие! Я ведь поклялся никогда не давать советов.

— Это все равно, что Колеридж поклялся бы никогда больше не употреблять опиум.

Это был удар ниже пояса, однако Николас лишь улыбнулся.

— Он слишком далеко зашел, бедняга.

— А Дэр тоже? — спросил Стивен, чтобы сменить тему разговора.

— Нет. Он никогда не был зависим, — ответил Николас и возобновил прежний разговор: — Я никак не мог понять, что с тобой происходит. Теперь, кажется, понял. Прежние чувства могут оказаться опасными. Постарайся забыть о прошлом. Воспринимай Лауру такой, какая она сейчас. Возможно, ее новый облик поможет тебе в этом. Я слышу, они уже спускаются.

21
{"b":"3473","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сетка. Инструмент для принятия решений
Арктическое торнадо
Ты поймешь, когда повзрослеешь
Нелюдь. Время перемен
Острые предметы
Куда летит время. Увлекательное исследование о природе времени
На самом деле я умная, но живу как дура!
Пираты сибирской тайги
Рождественское благословение (сборник)