ЛитМир - Электронная Библиотека

Женщины вошли в холл. Стивен был рад, что его беседа с Николасом прервалась. Однако сказанное им оставило в душе неизгладимый след.

Неужели он не знал Лауру?

Живая, энергичная Лаура Уотком. Блистательная миссис Гэл Гардейн. Звезда лондонского общества.

Бросив взгляд на вошедших леди, Стивен увидел женщину болезненного вида, с землистым цветом лица. На ней было то же самое платье, но почему-то теперь оно казалось старомодным. Под простой черной шляпкой надета шапочка, завязанная ленточками под подбородком. Под ней спрятаны выцветшие волосы парика, оставлены лишь завитки вокруг лица. Бесформенная родинка изуродовала губы. Бежевые перчатки скрывали ее красивые руки.

Уродливая шаль, желтая с коричневым, никак не подходила к ее серой кофте.

— Где ты взял это старье? — обратился Стивен к Николасу.

— Николас собирает все, ничем не брезгует, — ответила за него Элеонора.

Стивен вопросительно взглянул на Николаса.

— Достоинство барахольщика как раз и состоит в том, что он неразборчив.

— Достоинство? — удивилась Лаура. Хоть голос у нее не изменился, обрадовался Стивен.

Элеонора рассмеялась.

— Николас говорит, что нельзя предвидеть, где и когда может пригодиться та или иная вещь. И, как всегда, оказывается прав.

Стивен никак не мог привыкнуть к внешнему виду Лауры.

— Это родинка, — пробормотал он. — Чего не сделаешь ради успеха!

Теперь разозлилась Лаура.

— Думал, я не пожертвую своей внешностью ради дела? Чтобы спасти двух молодых Гардейнов? Прости, я очень взволнована.

— Я тоже, — признался Стивен. — Но ведь это была только шутка.

Они еще долго извинялись бы друг перед другом, но Николас их перебил.

— Не выходите из роли, — напомнил он. — Вы простолюдинка, больная женщина. Ведите себя скромно. Не привлекайте внимания. Мы лишь немного изменили ваш внешний вид. Это не настоящее перевоплощение.

— Никогда не думала о подобных вещах.

— А следовало бы, — сказал Николас и обратился к Стивену: — Я послал сообщение Керслейку. Вкратце изложил суть дела. Если спросят, кто ты, скажи, что друг его приятеля. Кона, конечно.

— Ладно, — ответил Стив, но мысли его были далеко.

Он должен узнать, какова Лаура на самом деле. Николас прав. Стивен протянул ей руку:

— Пойдем, это же игра, приключение. Хорошо помню, как ты разрисовала себе лицо и сунула в волосы перья, изображая индианку.

Воспоминания заставили ее улыбнуться, и он увидел юную Лауру.

— У меня был лук и стрелы, я сшибла шляпу у тебя с головы.

— Ты меня чуть не убила. Хорошо, что сейчас ты не вооружена.

— Разве я тебе не говорила, что у меня есть пистолет? — спросила Лаура, когда они выходили их дома.

— Надеюсь, миссис Гэл Гардейн умеет им пользоваться?

— Разумеется.

Произнося имя ее покойного мужа, Стивен почувствовал озноб.

Глава 20

Лаура знала, что выглядит ужасно, однако надеялась, что на Стивена это не подействует: Ее влекло к нему. И не только физически.

Она не могла разобраться в своих чувствах, но была уверена, что они увеличивали риск и опасность того, что они собирались предпринять. Да, она должна ехать, и не только для того, чтобы выяснить правду и, возможно, спасти ребенка, но и для того, чтобы разобраться в самой себе. То, что может произойти, определит не только будущее рода Гардейнов, но и ее собственную судьбу.

Они воспользовались каретой Николаса, что значительно облегчало поездку. Выезжая со двора, помахали на прощание семейству Делейни. Маленькую Арабел, как всегда, на руках держал Николас.

— Какой преданный отец, — заметила Лаура. — Впервые вижу такого.

— Не одобряешь? — спросил Стивен.

— Видишь ли, я заставляю себя не слишком баловать Гарри. Поняла, что это не идет на пользу ребенку.

— Считаешь, что преданный, заботливый отец большая редкость?

Лаура ушла от прямого ответа:

— Гэл не был заботливым отцом, но, возможно, потому, что Гарри был еще слишком мал. Возможно, со временем он стал бы к нему более внимательным. Нэд обожает детей, но о маленьких, особенно девочках, заботится Маргарет. Так обычно бывает.

Они миновали еще один поворот, выехали на прямую дорогу, и Стивен отпустил поводья.

— Николас — человек незаурядный. Но здесь есть особая причина. Думаю, они не возражали бы против того, что я тебе расскажу. Арабел не так давно похитили.

— Не может быть! Как? Кто?

— Женщина, которая ненавидит Николаса. Она хотела получить выкуп. После этого Арабел стала бояться чужих, хотя до этого была жизнерадостным доверчивым ребенком. Да, я должен был сообразить раньше, — виноватым тоном произнес Стивен.

— Что именно?

— Она особенно боится незнакомых женщин в темных платьях. Наверное, поэтому и шарахалась от тебя. А к Николасу тянется, ведь он ее спас. Это не очень хорошо по отношению к Элеоноре. Конечно, обидно, но дети не понимают таких тонкостей.

Так же, как и Гарри. Для него карета представляет собой средство переезда. Когда он попал в такое место, которое ему нравится, он больше не хотел садиться в экипаж. Она знала, что Гарри в безопасности, но все-таки спросила:

— А как ее похитили? Посулили конфетку?

— Нет, ее вытащили из кроватки.

— В их собственном доме? Стивен повернулся к ней:

— Лаура, в чем дело? Ее ведь спасли.

— Гарри! — Она сжала руку Стивена. — Прости, но я не могу. Поверни обратно. Ты поезжай в Дрейком, чтобы спасти того, другого ребенка, а я вернусь в Мерримид. Мне в голову не пришло предупредить кого-нибудь о том, что его могут похитить прямо из постели.

Стивен взял ее за руку:

—Лаура, там была совершенно другая ситуация. Арабел похитили ради выкупа. Если Джек Гардейн захочет что-то сделать с Гарри, он постарается, чтобы это выглядело как случайность.

— А если Гарри бродит во сне?

Стив покачал головой:

— И в Мерримиде этого никто не заметил?

— Ты прав. Матери всегда знают, когда дети ходят во сне.

— И запомни, Джек Гардейн не лунатик. У него много других возможностей.

— Он попытался с булочкой. Если только это не плод моего воображения.

— Возможно, он запаниковал, узнав, что ты надолго увозишь Гарри. Сомневаюсь, что он попробует еще раз.

Прикосновение его руки, его взгляд и улыбка успокоили Лауру.

— У Джека не будет такой возможности, пока Джульетта стоит на страже.

— Ты веришь в нее больше, чем в меня?

Стивен расплылся в улыбке:

Лаура рассмеялась и попыталась загоготать.

— Гуси сначала шипят, — объяснил Стивен, — а потом нападают. Нахальные существа.

— Но они кончают на нашем обеденном столе. Так что у них есть основания злиться.

— Пожалуй, ты права. Ну как, успокоилась? Она кивнула и забрала руку.

— Прости, что поддалась панике. Но бедные Делени, мне так их жаль.

— Мне тоже. Тем более что я не был рядом с ними, не мог помочь и даже поддержать их.

— Расскажи мне что-нибудь еще про «плутов». Я думала, все это закончилось вместе со школой.

Он с удовольствием развлекал ее различными историями, хотя она подозревала, что они были основательно отредактированы. История про скачки в Мелтоне была вполне безобидна, но занятия шпионажем в 1814 году такими, безусловно, не были. Даже когда они не предпринимали никаких действий, они регулярно собирались, большей частью в Лондоне или в Милтоне. Женитьба и рождение детей не давали возможности часто встречаться.

— Видимо, настало и для меня время жениться, — закончил Стивен свои истории и начал внимательнее смотреть на дорогу, потому что они подъезжали к городу.

Слова его прозвучали для нее как предупреждение. Она внимательно посмотрела на него и сказала:

— Надеюсь, это мое приключение не помешало твоим планам?

— Планам? — переспросил он.

— Планам жениться.

На лице его появилось подобие улыбки.

— А как это возможно? — сказал он таким тоном, как будто они говорили о погоде.

22
{"b":"3473","o":1}