ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это должно было бы заинтересовать меня, — заметила Лаура, пройдя мимо, и направилась к витрине, где были выставлены разодетые куклы. — Правда ли, что в Лондоне вошли в моду более короткие юбки? — спросила она.

— Да, к немалому удовольствию джентльменов.

Лаура искоса взглянула на него:

— Всегда существовал способ показать красивое колено. — Она приподняла юбку и поставила ногу на ступеньку.

— Согласен, — улыбаясь, сказал Стивен, — но моя больная кузина вряд ли.

Лаура состроила хитрую рожицу и опустила юбку.

— У тебя действительно есть кузина Присцилла Пенфолд?

— Нет, но девичья фамилия у тебя другая. Потом ты вышла замуж за Пенфолда из Уорикшира. Рассудительное, спокойное, трудолюбивое семейство.

— Не уверена, что смогу сыграть такую роль, — призналась Лаура, — рассудительную, уравновешенную леди.

— Постарайся выглядеть рассеянной, бормочи что-нибудь про эмпиризм и про Юма.

— О, это я могу. Я читала работы Юма, — сказала Лаура, когда они повернули к гостинице.

Стивен с удивлением посмотрел на нее. Лаура не призналась ему, что от скуки перечитала в скромной библиотеке в Колдфорте почти все, кроме спортивных журналов.

— Меня интересует не только длина дамских юбок, — добавила она.

— И ты согласна с идеями Юма?

— У него много интересных идей, — ответила Лаура, полагая, что он проверяет ее, — но мне не нравится, когда он нападает на Бога и религию.

— Религия иногда может стать проводником зла. Примером тому преподобный Джек.

— Если все это правда, зло, которое он замыслил, никак не связано с тем, что он викарий. Религия по определению должна быть добродетельной.

— Даже если требует, чтобы вдова сгорела на погребальном костре вместе с мужем?

Лаура нахмурилась и недовольно посмотрела на Стивена:

— Нет. Но возможно, это не религиозный ритуал, а просто обычай?

— Ты стараешься приспособить религию к своим предположениям.

Когда они уже подошли к гостинице, Лаура осознала, что она с большим удовольствием вела этот философский разговор. Сначала ей хотелось только доказать Стивену, что это может интересовать ее, а потом действительно стало интересно. И она не заметила, чтобы ему это не нравилось.

Но любой мог посчитать ее синим чулком! Чтобы он так не подумал, она рассказала ему о скуке и о библиотеке в Колдфорте.

— Я не думала, что эти книги произведут на меня такое впечатление. Возможно, в один прекрасный день я вступлю в философский кружок твоей сестры Фанни.

Она сказала это в шутку, но Стивен проговорил:

— Почему бы и нет? — И добавил: — Кузина Присцилла.

В этот момент она вспомнила, что ей полагалось быть слабой и неуклюжей. Такой она сейчас и была. Ибо настроение у нее испортилось. Неужели Стивену нравились женщины, которых называют синим чулком?

Достоинствами леди Жаворонок были жизнерадостность, красота и шарм. Но возможно, Стивена больше привлекают уродины, чем красивые женщины?

Лаура сердито взглянула на него:

— Не пойму, почему интерес к философии должен исключить интерес к модной одежде.

— Я тоже не понимаю, — произнес Стивен.

— Благодарю Бога за это, потому что обожаю красивые платья.

— Скоро сможешь снова в них щеголять.

— Ты и тогда будешь обсуждать со мной философские проблемы?

Он удивленно вскинул брови:

— Не понимаю, о чем ты говоришь. Я готов беседовать с тобой о чем угодно, Лаура, какую бы одежду ты ни носила.

Когда он открывал для нее дверь, на лице у него была вежливая улыбка. Связь, которая установилась между ними, вдруг исчезла. Лаура уже собиралась войти, но в это время увидела выходившего из дома мужчину. На нем было длинное черное пальто, на голове ярко-синий тюрбан. Мужчина отошел, пропуская ее. Смуглый, со строгими чертами лица и ничего не выражающими карими глазами. Лаура почувствовала на себе его пристальный взгляд.

Глава 22

Лауре не терпелось закрыть дверь их комнаты.

— Фарук. Это он.

— Безусловно, — согласился Стивен и позвонил горничной.

Лаура в изнеможении опустилась на стул.

— Он реально существует. До сих пор я в этом не была уверена.

— Я тоже. Во всяком случае, не был уверен, что он настоящий араб, а не какое-то таинственное существо.

— И он живет в этом доме. Здесь не так много комнат… — Лаура умолкла, появилась Джейн.

— Мы хотим заказать обед, — проговорил Стивен холодным тоном.

Горничная сделала реверанс и перечислила имеющиеся блюда. Стивен жестом предложил Лауре выбрать и обратился к горничной:

— Мы встретили иностранного джентльмена, когда заходили в дом. Он тут живет?

Тон его из холодного превратился в ледяной. В глазах у горничной мелькнул страх.

— Да, сэр. Но от него никаких неприятностей. Его имя Фарук. Он из Египта. Слуга и компаньон больного джентльмена, капитана Дайера.

— У капитана Дайера много таких слуг? — спросил Стивен с таким высокомерием, что Лаура чуть не расхохоталась.

— Нет, сэр. Только Фарук. Он делает все для своего господина. Даже не разрешает нам зайти сменить белье или разжечь огонь.

Напряжение возрастало. Они решили, что это связано с присутствием ребенка в комнатах.

— А долго они тут пробудут? — продолжал расспрашивать Стивен. — Мне не очень приятно жить под одной крышей с язычником.

Девушка комкала край передника.

— Этого я не знаю, сэр. Они приехали неделю назад и, по-моему, не собираются уезжать. Климат тут весьма полезен для здоровья, вы же знаете.

— Их комнаты расположены близко от нас? — спросил, наконец, Стивен.

Девушка побледнела.

— Да, сэр. Гостиная капитана Дайера находится рядом с вашей спальней, сэр, но между ними нет дверей. Капитан Дайер занял центральные комнаты, а у нас наверху всего восемь комнат и две внизу. Но там живет пожилая пара, мужчину надо возить на коляске. Может быть, пригласить мистера Топема?

Стивен притворился, будто обдумывает ответ.

— Пока не надо. Скажите мне только, нет ли тут поблизости детей. Моя кузина не переносит шума.

— О нет, сэр. Никаких детей.

Как только дверь за Джейн закрылась, Лаура расхохоталась.

— Ты был невероятно убедителен. Такой нетерпимый и избалованный.

— Очень хорошо. — Стивен был доволен собой. — Теперь мы знаем, что они рядом.

— А где же ребенок?

— Может быть, его вообще не существует.

— А может быть, существует.

— Возможно, Г.Г. где-то в другом месте. Это все наши домыслы. А нужны факты. Гадать на кофейной гуще бесполезно. — Повернувшись лицом к своей спальне, Стивен с удовлетворением заметил: — Итак, у нас с ними общая стена.

— Думаешь, через нее что-нибудь слышно? Надо подойти поближе. — Лаура вскочила со стула.

Стивен жестом остановил ее.

— Терпение. Скоро принесут обед и увидят тебя в моей спальне. Не очень-то прилично. Я сам пойду послушаю, а ты жди обеда. Как я и предполагал, полное молчание — Фарук ушел, и Дайеру не с кем разговаривать. Посмотрю, заперта ли у них дверь.

Лаура схватила его за рукав:

— У кого не хватает терпения?

— Я просто хочу проверить этих подозрительных типов, чтобы убедиться, что они не могут напасть на мою больную кузину темной ночью. — Он улыбался как мальчишка, когда, освободившись от нее, выскользнул в коридор.

Через минуту он вернулся. .

— Дверь заперта, что подозрительно, если Фарук просто слуга.

Лаура нахмурилась.

— Так бы и сломала эту стену, — сказала она, — хотя никогда не действовала импульсивно.

— Никогда. Вспомни, как ты отправилась на состязания, переодевшись мальчиком.

— Мне было тогда двенадцать. И кстати, это ты уговорил меня.

— Пусть так. А когда вы с Шарлоттой пошли купаться, не думая, что вас могут увидеть из дома?

— Настоящий джентльмен не стал бы подсматривать. Я тоже помню твои проделки.

— Мои проделки не шли ни в какое сравнение с твоими, — сказал Стивен, подойдя к окну. — Ты заплатила цыганке, заняла ее место и стала гадать друзьям и соседям…

24
{"b":"3473","o":1}