ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что-нибудь слышно? .

— Какой-то шорох. Наверное, это шахматы. Фарук ведь купил их. Фарук предложил Дайеру выбрать цвет, и тот выбрал белый. Разговор прекратился.

Воспользовавшись ситуацией, Лаура наклонилась над ним и опустила руку ему на плечо. В Лондоне Стивен всегда был аккуратно причесан. Сейчас ветер растрепал его волосы, и от модной прически не осталось и следа. Ей безумно хотелось запустить пальцы в его шевелюру и убрать прядь, упавшую на лоб. Хотелось поцеловать его со всей силой страсти. Стивен слушал с закрытыми глазами, чтобы Лаура по его взгляду не догадалась об эмоциях, мучивших его. Он с трудом сдерживался, чтобы не сжать ее в объятиях.

Стивен отошел от стены, положил прибор на комод и жестом позвал ее в гостиную.

— Не думаю, что теперь они будут много разговаривать, — сказал он, — они достаточно хорошо знают друг друга, и у них нет такой необходимости. Признаться, я немного разочарован. Я все же надеялся, что они сразу откроют нам свою тайну.

— Но мы должны продолжать слушать.

— Думаю, да, — сказал он, чувствуя, что больше не может этого вынести. — Пожалуй, ты права. Надо поговорить со священником.

— Раньше мне это казалось весьма разумным, но теперь нет такой необходимости.

Ему надо было уйти отсюда. Если так будет продолжаться, ему придется убегать каждые полчаса.

— Ты сможешь сама справиться с прибором?

— Да, конечно. Это будет разделением обязанностей.

— Верно. — Он схватил шляпу и перчатки. — Но помни, что бы ты ни услышала, не действуй опрометчиво.

— Стивен! — Ее возмущенный тон заставил его остановиться и повернуться к ней. — Стивен, я уже не девочка. В последние дни я иногда вела себя как безответственная девчонка, но это было просто возвращением в нашу юность. Не больше чем игра. — После небольшой паузы она добавила: — Я не хочу, чтобы ты обращался со мной как с девочкой.

Что она хотела этим сказать?

— Прости, если я чем-нибудь тебя обидел, — произнес он едва слышно.

— Конечно, нет. Мы с тобой старые друзья, и у нас не может быть никаких обид.

Друзья.

— Я хочу сказать, что должна делать то, что считаю нужным. Я взрослая женщина и могу действовать наравне с мужчиной.

— Ты говорила, что ты не синий чулок. Но не говорила, что ты настолько радикальна.

— Не уверена, что знаю себя достаточно хорошо. Но я тут пытаюсь решить свою судьбу и судьбу своего сына. И не хочу эту задачу перекладывать на чьи-либо плечи. Даже на твои.

Ничего подобного Стивен не ожидал. Не думал, что сможет любить Лауру больше, чем любил, и был окончательно сбит с толку.

Стивен не нашелся что сказать, повернулся и вышел.

Глава 32

Лаура кусала губы. Может быть, сейчас она уничтожила последнюю надежду на счастливую жизнь со Стивеном. Но без всякого предупреждения она дошла до точки, когда надо было сделать выбор. Она впервые узнала сама себя, и ей надо было выговориться. И она была уверена в каждом своем слове.

У нее было такое ощущение, будто весь мир перевернулся. На самом деле изменилась только она сама. Ей казалось, что она попала в новый дом и должна была сделать его удобным для жизни. Будет ли Стивен частью этого дома, она пока не знала.

В этой оранжерее, заполненной эмоциями, они ничего не могли решить. Прежде чем вернуться к нормальной жизни, им надо решить стоявшую перед ними загадку. Главное, чтобы Гарри не оказался наследником титула Колдфорта.

Она нашла бумагу и карандаш, чтобы записать то, что услышит, и пошла к заветной стене.

Лаура остановилась у края его кровати, но в этот раз ее остановил не порыв страсти, а желание разобраться в своих чувствах. Теперь она знала, кто она такая и чего хочет. Как взрослая женщина, ответственная за свои поступки, она должна была вести себя весьма осторожно.

Она поставила стул у стены, довольная тем, что он там поместился, и постаралась сесть поудобнее. Из-за стены слышались только замечания по ходу игры. Но она все же решила их записывать, хотя ей было ужасно неудобно, поскольку в одной руке она держала прибор. Лаура понадеялась, что позже сумеет расшифровать свои записи.

Дайер: Шах.

Фарук: Я должен был это предвидеть.

К счастью, у них были совершенно разные голоса, которые легко различить.

Был ли Дайер Генри Гардейном?

Дайер: Ты настоящий дьявол.

Сказано было по-дружески, с любовью. Если это был Генри, то у него не было никаких подозрений насчет того, что ему грозит опасность.

Она не хотела называть его Дайер, ей хотелось, чтобы он был Генри Гардейном, ключом к безопасности Гарри. Но ей довольно было имени Г.Г., который, согласно письму, плыл на корабле «Мэри Вудсайд» и затем был гостем Оскара Риса. Непонятно, почему он молчал все эти десять лет.

— Ты скучаешь по прошлому? — услышала Лаура, схватила карандаш и попыталась расправить листок. Это говорил Г. Г. Что он имел в виду?

Фарук: Скучаю, но на свободе лучше.

Свобода! У Лауры болезненно сжалось сердце. Они были в неволе?

Г.Г.: Да, но мне не хватает солнца.

Фарук: Солнце светит и в Англии.

Г.Г.: Мне кажется, я это помню. Но не очень четко.

Солнце. Новый Южный Уэльс, место, куда ссылали осужденных, там жаркий и вредный климат, думала Лаура.

Они вернулись к игре. Лаура перечитывала записанные ею слова, думая о том, что ее надежды рухнули.

Ясно, что Г. Г. когда-то жил в Англии, но провел долгое время в жарком климате, видимо, в заключении. Похоже, они вместе сидели в тюрьме. Она думала, что в Новый Южный Уэльс ссылали только британцев, но, возможно, и тех, кто нарушал британские законы.

Она обратила внимание на то, что Фарук говорил на хорошем английском, совсем без акцента. Видимо, получил образование в Британской империи, возможно, в Индии. Стивен как-то сказал, что служившие в армии в Индии совершали преступления ради того, чтобы их отправили в Австралию.

Лаура обхватила руками голову. Теперь ясно. Преступники намерены вымогательством получить деньги, но при чем тут Генри Гардейн? Он не мог оказаться в преступном мире и никогда не был даже близко от Индии.

Лаура замерла, прислушиваясь. Ей показалось, что какие-то звуки доносятся из гостиной. Их гостиной. Неужели Фарук догадался о том, что происходит, и прокрался сюда, чтобы напасть на нее? А она, как назло, оставила пистолет в своей спальне.

Отложив слуховой прибор, Лаура осторожно, стараясь не дышать, подошла к двери и открыла ее. Джейн укладывала в камин дрова. Девушка заметила Лауру и не смогла скрыть своего удивления.

Боже, горничная видела, как она выходила из спальни своего кузена!

— Сэра Стивена нет дома, — как бы оправдываясь, произнесла леди Присцилла. — Я заметила, что у него порван платок, и хотела его починить.

Горничная достаточно спокойно отреагировала на слова Лауры. Видимо, подумала, что любопытная миссис Пенфолд интересуется вещами своего кузена.

Чтобы поддержать разговор, Лаура спросила:

— Капитану Дайеру вы тоже приносите дрова?

— Нет, мадам. Фарук сам забирает их, что очень хорошо, потому что они жгут много дров.

— Видимо, они приехали из мест, где весьма жаркий климат.

— Ничего плохого нет в прохладном климате Англии, — возразила девушка. — Я слышала, жаркий климат способствует развитию разных болезней.

— Пожалуй, это так.

— Нехорошо, что капитан все время находится в душной комнате. Морской воздух всем полезен. Надеюсь, их письмо скоро придет.

— Письмо?

— Капитан Дайер должен получить письмо, мадам. Фарук спрашивает о нем каждый день. Просил, чтобы ему сообщили, как только оно придет.

— Наверное, от семьи, — высказала предположение миссис Присцилла.

Наверняка ждут письмо от лорда Колдфорта. Хорошо было получить подтверждение того, что лорд еще не ответил им. Впрочем, если Фарук и Дайер действительно бандиты, Лаура не возражала бы, чтобы Джек их убил.

— Видимо, они ждут сообщений прежде, чем отправиться в путь. Чтобы не вышло недоразумения. Моя тетушка отправилась в Нотингем навестить сестру, а та в это время уехала в Уэльс.

37
{"b":"3473","o":1}