ЛитМир - Электронная Библиотека

— Какая неприятность! Да, лучше сообщить о своем приезде и дождаться ответа.

Джейн ушла, и Лаура вернулась на свой пост подслушивания, моля Бога, чтобы ее выводы оказались ошибочными. Первое, что она услышала, было слово Фарука «да».

Она зашипела от злости, потому что вопроса она не слышала. Разговор продолжался, и Лаура снова стала записывать.

Г.Г.: Я так устал от этого, Феллоу.

Феллоу? Что это? Имя? Лаура поставила знак вопроса. Возможно, она не расслышала.

Фарук: Ждать осталось недолго.

Г.Г.: А потом в Париж?

Фарук: Там ненамного теплее, чем здесь.

Г.Г.: Тогда Греция или Италия. Или решил остаться здесь? Но ты сказал, что это опасно.

Фарук: Да, ты прав, Дес. Возможно, Южная Каролина. Или даже Флорида. Говорят, испанцы весьма гостеприимны.

Г.Г.: Подальше от британского влияния?

Голоса стали тише, и Лаура уже не могла разобрать слов.

Дес? Сокращенное от Десмонд? Ирландское имя. Но у Г.Г. не было ирландского акцента. Может быть, Деспард? Или Десфорд? Но никак не сокращенное от Генри или Гардейн. Бандиты хотят поскорее убраться из Англии. Вряд ли они сбежали из Нового Южного Уэльса. Впрочем, кто знает. Эти двое были совсем не теми, за кого Лаура их принимала. Все ее усилия пошли прахом.

Г.Г.: Я боюсь, Феллоу. Мне кажется, из этого ничего не получится.

Фарук: Получится, нюрани. Уверяю тебя.

Нюрани. Слово из языка, на котором говорят в Египте. Лаура прочла записанные ею слова. Типичный разговор двух мошенников. Надеются получить деньги от лорда Колдфорта, однако Дайер опасается, что их план не сработает. Собираются уехать подальше от Англии, где им грозит опасность.

Чуть не плача Лаура отложила исписанный листок. Она больше не сомневалась в том, что Генри Гардейн давно умер и, следовательно, судьба Гарри останется неизменной. Он тоже скоро умрет, если не предпринять какие-то меры.

Но что она может сделать? Лаура знала, что Стивен поможет ей, но его сообразительность, его влияние и знание законов не могут обеспечить безопасность ребенка.

У Стивена есть друзья. Короткое время, проведенное с семейством Делейни, убедило Лауру в том, что они поддержат ее. И не только они, есть более влиятельные люди, такие, как лорд Арден, наследник герцога, и другие титулованные джентльмены.

Но и они не смогут спасти Гарри от Джека.

Единственный способ — замужество. Брак с человеком, достаточно сильным, чтобы преодолеть влияние лорда Колдфорта.

Сильный и любящий отчим будет лучшей защитой для Гарри, и теперь, когда она убедилась в широкой популярности Стивена, она поняла, что надо делать.

Как сможет лорд Колдфорт утверждать, что Гарри получит меньше, живя рядом со Стивеном, чем живя в Колдфорте? А когда лорд Колдфорт умрет, Стивен будет знать, как распорядиться наследством Гарри, и сумеет сделать так, чтобы Джек жил подальше от Колдфорта. В лучшем доме, но далеко на севере, где-нибудь поблизости от родных Эммы.

И тогда, ничего не опасаясь, Гарри сможет посещать свое имение. Лаура сможет осуществить задуманное, особенно если «плуты» будут втянуты в игру.

Итак, она должна выйти замуж за Стивена.

Но захочет ли он жениться на ней?

Она может его соблазнить. И тогда он вынужден будет сделать ей предложение.

Лаура попыталась проанализировать их отношения за то короткое время, которое они провели здесь. То он вел себя как влюбленный, то просто как старый друг.

Лауре никогда не приходилось охотиться за мужчинами, соблазнять их, если не считать Гэла.

Но Стивен был другом, а дружба подразумевает доверие.

Глава 33

Вернувшись в гостиную, Лаура закрыла дверь в его спальню, будто спасаясь от искушения. Взяла роман Вальтера Скотта, но читать не хотелось. Когда пришло письмо от Керслейка, адресованное Стивену, Лаура его не распечатала. Теперь она знала главное: что Г.Г. не Генри Гардейн. Остальное ее не интересовало.

Время от времени Лаура подкладывала дрова в камин, и когда стемнело, зажгла две свечи. Она то и дело подходила к окну, ожидая Стивена. Близилась ночь, и Лауре было страшно.

— Прости, что задержался, — проговорил Стивен, войдя в комнату, — преподобный Лоугуд хотел поговорить со мной. Что-то случилось? — спросил он, взглянув на Лауру.

При виде Стивена она почувствовала дрожь, как это часто с ней случалось. Ее влекло к нему, и это усложняло ее планы. Она предпочла бы принести жертву ради сына, соблазняя мужчину, к которому не питала никаких чувств.

Лаура заставила себя улыбнуться и кивнула на листки, лежавшие на столе:

— Из их разговора я поняла, что действуют они заодно. Оба бывшие заключенные где-то на юге, возможно, в Новом Южном Уэльсе. Дайер не может быть Генри Гардейном.

Стивен пробежал глазами листок.

— Видимо, ты права. Мне очень жаль, Лаура. — Он подошел, взял ее за руку. — Не беспокойся, мы найдем способ обезопасить Гарри.

Лаура высвободила руку.

— Надеюсь, в один прекрасный день я узнаю всю эту историю. Невероятно запутанную. Почему эта пара совершенно разных людей затеяла эту аферу? И почему, как спрашивал Николас Делейни, именно теперь? И кто, черт возьми, этот Оскар Рис? Не успокоюсь, пока не узнаю. По-моему, в этом письме каждое слово имеет скрытый смысл. Это не имеет отношения к заключенным или к тем, кто живет в другом полушарии?

— Думаю, нет. Я много этим занимался, изучая законодательство разных стран. — Он изменил тон и заговорил о другом: — Ветер утих. Пойдем полюбуемся закатом. Наконец-то без бинокля. Он теперь не нужен.

Лаура с удовольствием согласилась и подумала: возможно, ей удастся вдохновить его на предложение и ей не придется соблазнять его. Но, взглянув на себя в зеркало, она засомневалась в такой возможности. Если ей и удастся соблазнить его, то только ночью, когда она опять станет Лаурой.

Так приятно было гулять по берегу, вдыхая свежий морской воздух. Закат был ярким, а не серым, как во время шторма, и окрашивал волны в кроваво-красный цвет.

— Морской воздух действительно лечит.

— Теперь, когда шторм прекратился…

Она обернулась и посмотрела на него.

— Он доставляет удовольствие и в то же время разрушает, — сказала она, а мысленно добавила: «Как любовь и желание».

Лаура пыталась понять скрытый смысл каждого его слова, уловить каждый его взгляд. Он оставался для нее загадкой, и с каждой минутой ее влекло к нему все сильнее.

Они шли по берегу, у самой воды.

Стивен держал ее под руку. Ей безумно хотелось оказаться' в его объятиях, целовать и ласкать его…

— Пойдем обратно, — сказал Стивен.

Солнце садилось, небо потемнело, яркие краски на море потускнели. Лаура была взволнована, Стивен не разделял ее чувств. Это было очевидно.

— Что ты будешь делать, когда окончится траур?

— Вернусь в Колдфорт.

— В другом месте тебе легче будет обеспечить безопасность Гарри.

— Знаю. Но мне не разрешат.

Может ли она честно обрисовать ему ситуацию? И тогда, возможно, они могли бы договориться о браке. А если он не хочет? Отказать ей ему будет трудно.

— А если бы удалось изменить положение, что бы ты выбрала?

— Скорее всего, Мерримид.

— Не Лондон?

— У меня солидное наследство, но его не хватит на достойную жизнь в Лондоне. А жить бедно леди Жаворонок не захочет.

— Ты могла бы жить у Джульетты, пока снова не выйдешь замуж.

Он говорил об этом совершенно спокойно, как о какой-нибудь юридической проблеме.

— Разумеется, — ответила Лаура с досадой. — Если я смогу покинуть Колдфорт, найти мужа будет несложно.

На обратном пути Стивену безумно хотелось поцеловать ее, стать на колени, умолять выйти за него замуж, только за него. Но он не хотел давить на нее именно теперь, когда она доверилась ему.

Она может сказать, что не хочет жить в Лондоне, где в силу своей деятельности он должен проводить большую часть года. Лаура словно прочитала его мысли.

38
{"b":"3473","o":1}