ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, — резко произнес он, видимо, не зная, что ответить. — Мне они не показались интересными, — сказал, наконец, капитан Дайер.

— Понимаю. Вы, как и я, предпочитаете жить дома, в Англии.

— Или во Франции.

Лаура вспомнила, что слышала об этом вчера через стенку. Надув губы, она сказала:

— Прекрасная страна. Но ведь совсем недавно они были нашими врагами. Война унесла столько жизней английских солдат.

— Либо в Италии. Может быть, в Америке. О, Азир! Миссис Пенфолд учит меня играть в карты. — В голосе его звучал страх.

Лаура повернулась, и ей тоже стало страшно, когда она встретилась взглядом с арабом. Она поднялась.

— Мистер Фарук! Мне так приятно было провести время с капитаном Дайером, он признался, что скучает в одиночестве. Так что вы не стесняйтесь, зовите меня, когда ему станет скучно. — Она взяла сумочку с пистолетом. Фарук заколебался было, потом нехотя отошел в сторону и пропустил ее.

В дверях Лаура обернулась. Капитан Дайер выглядел как нашкодивший щенок, ожидавший взбучки.

— Дайте мне знать, когда снова захотите поиграть в карты, капитан. — Сказав это, Лаура направилась в свою гостиную. И тут же поторопилась в комнату Стивена, к подслушивающему устройству.

Голос Фарука был низким и сердитым, Лаура слышала лишь отдельные слова.

— Глупо… опасно…

Капитан Дайер говорил достаточно громко и внятно.

— Она просто глупая женщина, а мне тут ужасно надоело. Когда, наконец, мы уедем?

— Со дня на день жду сообщение из Колдфорта.

Значит, контакт еще не установлен.

— И тогда мы отправимся туда, где безопасно?

— Да.

— Ты сердишься на меня? — спросил Г.Г.

— Нет, нет, нюрани. Я знаю, что тебе трудно.

Они перешли на шепот. Капитан Дайер выглядел несчастным, и Лауре хотелось его защитить. Было совершенно очевидно, что он находится в зависимости от Фарука. Возможно, он был рабом Азира и работал под землей, где нет солнца.

Потом Лаура вспомнила его изнеженные руки. У рабов такие не бывают. Концы с концами не сходятся.

Лаура подошла к окну посмотреть на морские волны и ясное солнечное небо. Вид из окна не соответствовал ее настроению. Она больше не надеялась, что Г.Г. окажется Генри Гардейном. Ход ее мыслей изменился. Они должны освободить Дайера от Фарука. Пусть живет, как хочет. Эту задачу она оставит Стивену, а сама вернется домой.

Тут она подумала, что угроза жизни Гарри не исчезла. Что ей следует возвращаться к своему плану. Теперь это не так сложно. Стивен сказал, что хочет жениться на ней, ей останется только дать согласие.

Она любит Стивена и станет ему хорошей женой. Серьезной, заботливой, рассудительной.

От бывшего Жаворонка не останется и следа.

Поглощенная своими мыслями, Лаура не заметила, что происходит на улице. И не поверила своим глазам, когда увидела, что верхом на лошади во двор гостиницы въехал Джек Гардейн.

Глава 37

Лаура отпрянула назад. Как ему удалось попасть сюда так быстро? Он должен был мчаться как дьявол, даже ночью. Ей не следовало недооценивать спортивные качества семейства Гардейнов. Хорошо, что она была загримирована. Страшно подумать, что произошло бы, узнай он ее.

Она не отходила от окна, наблюдая за его действиями. Неужели он собирался поселиться в этой гостинице? Как ей удастся его избегать? Она не верила, что он ее не узнает.

Когда он повернул коня, она вздохнула с облегчением. Взглянув на гостиницу «Компас», Джек поехал дальше, к гостинице «Королевский герб».

Слава Богу, подумала Лаура. И в этот момент заметила Стивена.

Не успел он зайти в комнату, как она ему сообщила:

— Джек Гардейн здесь.

Стивен встревожился.

— Где, в гостинице?

— Нет, проехал мимо.

Успокоившись, Стивен улыбнулся:

— Это становится интересным.

Лауру ошарашили слова Стивена, но тут она вспомнила, что он не знает о ее визите в комнату Фарука.

— Г.Г. не Генри Гардейн, — заявила она, опустившись в кресло.

— С чего ты взяла?

Лаура рассказала обо всем, что произошло в его отсутствие. Стивен слушал ее, глядя в окно, и она не видела выражения его лица.

— И не говори мне, что это был слишком большой риск, — закончила она.

— Я и не собирался, — ответил он спокойным тоном и повернулся к ней: — Ты уверена? Он мог сильно измениться.

— Даже цвет глаз? Могу поспорить, что он был когда-то простым моряком. Впрочем, он хорошо образован. И уж никак не мог быть рабом в шахтах в Алжире. Он не был рабом. У него руки и кожа на лице нежней, чем у меня.

— Это невозможно, — заметил он, усмехнувшись.

— Увидишь его и сам убедишься.

— А ты не будешь ревновать?

Она прекрасно понимала, куда такой разговор может привести.

— Ни одно наше предположение не подтвердилось. Но мне бы хотелось освободить этого беднягу от Фарука. Араб наверняка жестоко обращается с ним.

— Наверняка, — ответил Стивен, думая о чем-то другом. — Посмотрим, что предпримет Джек. Только не показывайся ему на глаза. Он может тебя узнать. Даже загримированную.

— Особенно при таком солнце. А как ты думаешь, зачем он сюда приехал?

— Хочет что-то выяснить, попытается посмотреть на Г.Г. и столкнется с теми же трудностями, что и мы. — Стивен все еще был занят своими мыслями. — Что, если, узнав от лорда Колдфорта о проблеме, Джек решил действовать по своему усмотрению?

— Ударить без предупреждения и навсегда избавиться от проблемы? Это в его духе. Его главной целью будет Г.Г. До тех пор, пока он не увидит его. А потом он посмеется и уедет домой.

— Но они не знают, когда он может появиться. Поэтому Дайеру придется оставаться в заточении. Странно, что Фарук не мог найти кого-нибудь, более похожего на Гардейна.

— Я все равно ничего не могу понять. У меня мозги стали как взбитые яйца. Наверное, мне пора уезжать в Редокс.

Но, сказав это, она сообразила, что Стивен останется один.

— А ты не хотела бы стать свидетелем преступления Джека? — спросил он. — Это могло бы быть полезным для тебя.

— Как оружие против него? Ты хитер, как змея.

Он зашипел, а она рассмеялась, хотя сознавала, что змеей была именно она, готовая его соблазнить.

— А как твоя поездка к Керслейку?

— Я попал в Крэг-Уайверн и не завидую Керслейку. Там все выглядит мрачно, как в Средневековье. А он оказался в отъезде. Я оставил записку, в которой намекнул на нашу ситуацию. Вероятно, она не попадет ему в руки до завтра, но сейчас это уже не имеет значения.

Теперь уже ничего не имеет значения, подумала Лаура.

Но ее мучили мысли о Г. Г. Он казался таким беспомощным.

— А если Джек заплатит Фаруку, чтобы он перерезал Дайеру горло? Ведь Фарук — бандит.

— Мне нравятся добрые сердца, но твое совсем размягчилось. Что, по-твоему, я должен сделать?

— Если Фарук выйдет, последуй за ним. Посмотри, не встретится ли он с Джеком.

— Мне не хотелось бы оставлять тебя одну. Джек может воспользоваться шансом и попытаться убить тебя. Тогда никто не помешает ему расправиться с Гарри.

Мурашки побежали у нее по телу.

— Ты прав. Я запру дверь, когда тебя не будет. К тому же у меня есть пистолет.

Она достала его из сумочки. Стивен подошел посмотреть.

— Красивая игрушка. Хорошо стреляет?

— Я попадаю в цель. Я перестала практиковаться, когда Гэл предложил мне застрелить кролика.

Стивен поморщился.

— Стивен, я не могу и не хочу забыть Гэла. Пять лет мы состояли в браке, и некоторые из них были счастливыми. Гарри его сын, я сделаю все, что в моих силах, чтобы он помнил отца.

— Я просто высказал сомнение в том, что ты сможешь выстрелить в человека.

— А ты стрелял когда-нибудь в людей?

— Нет. Но я стрелял в кроликов и в других зверей.

— Я сделаю все, что необходимо, — сказала Лаура, опустив пистолет в сумочку.

Он вернулся к окну, а она стала мерить шагами комнату. Это приключение вначале не казалось ей по-настоящему опасным. Но сейчас она не знала, кто представляет для нее большую угрозу — Джек или Фарук. Ей очень не хотелось, чтобы Стивен выходил, хотя ему ничто не угрожало;

43
{"b":"3473","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Один против Абвера
Девочка с медвежьим сердцем
Лошадь, которая потеряла очки
Любовь. Секреты разморозки
Максимальный репост. Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям
Думай и богатей: золотые правила успеха
Держись, воин! Как понять и принять свою ужасную, прекрасную жизнь
Соседи
Первые сполохи войны