ЛитМир - Электронная Библиотека

— Совершенно верно, — Лаура вспомнила, что на ней тогда было красивое красное платье.

— Ардены счастливы в браке. Бог уже благословил их сыном.

— Я знаю, об этом писали все газеты. Крестины, наверное, были большим событием?

— Еще бы! Следующий наследник в семье Белкрэйвен. Впрочем, Арден намерен растить сына в нормальной, обычной обстановке, насколько это возможно для будущего герцога.

Лаура удивилась, что Стивен в таких близких отношениях с аристократической семьей. Обычно он вращался в среде политиков, занимающихся реформами. Потом вдруг вспомнила.

— «Плуты», да? — спросила Лаура. — Арден был одним из «Компании плутов», твоих друзей в Харроу. Вы до сих пор встречаетесь?

Тут Лаура поняла, что переступила опасную черту, вспоминая юность, время, когда они были близкими друзьями.

— Неужели я так надоел тебе рассказами о моих друзьях? — с лукавой улыбкой спросил Стивен. — Да, Арден входил в «Компанию плугов», мы до сих пор общаемся.

— Лорд Дариус Дебнем тоже из вашей компании? Я читала о его чудесном возвращении. Вы все, полагаю, счастливы?

— Разумеется, — ответил Стивен.

Они уже подошли к столу, Стивен отодвинул для Лауры стул, обошел стол и сел напротив.

— Как теперь чувствует себя лорд Дариус? — спросила Лаура и, повернувшись к хозяевам дома, объяснила: — Мы говорим о младшем сыне герцога Йоувила. Его считали погибшим при Ватерлоо, но оказалось, что он жив, правда, тяжело ранен. Его только недавно обнаружили.

— Странно, — удивился лорд Колдфорт, — ведь прошло больше года?

— Ранение в голову, — объяснил Стивен, — а также действие опиума в качестве обезболивающего.

— Он тронулся умом?

— Нет, сэр, — ответил Стивен спокойным тоном, но Лаура видела, что он разозлился. — Лечение солдат, потерявших на войне рассудок, один из вопросов, которые широко обсуждаются…

Благодаря Стивену разговор перешел на общие темы. Лаура вспомнила, что совсем еще юным Стивен умел быть тактичным со всеми. Никогда ни на чем не настаивал. Даже когда сделал Лауре предложение. Возможно, именно поэтому она ему и отказала.

Ладно, хватит воспоминаний.

Мужчины теперь говорили исключительно о политике. Стивен взглянул на Лауру, и она ему ободряюще улыбнулась.

Политический денди. Когда Лаура впервые услышала это прозвище, оно показалось ей забавным. В юности Стивен не обращал внимания на свою одежду. Но потом Лаура поняла, в чем дело. Даже самую простую одежду Стивен умел носить так, что она выглядела элегантной.

Когда Лаура увидела его в Лондоне, то заметила, что он одет в стиле Браммела. Его нельзя было назвать настоящим денди, просто он умел использовать моду. Денди верховой езды, денди охоты, почти золотой денди.

Она с интересом продолжала изучать его одежду. Исключительно темные тона, но без малейшего намека на траур. Сюртук и брюки черного цвета, жилет из дорогой ткани — черно-серебристый. Галстук завязан сложным узлом, которым обычно так гордятся мужчины, и заколот дорогой булавкой, единственным ярким пятном в его одежде. В пламени свечей изумруды, сапфиры и бриллианты переливались всеми цветами радуги.

Лаура видела эту булавку, когда они встретились на балу у Арденов. Но почему он надел ее сейчас, во время делового визита?

Игнорируя разговор за столом с такой же легкостью, с какой мужчины игнорировали ее, Лаура снова предалась воспоминаниям.

Гэл был невероятно горд тем, что его пригласили на этот бал. С Арденом они практически встречались только на охоте. Гэлу очень хотелось похвастаться женой, и он уговорил Лауру заказать новое платье.

Платье было ярко-красного цвета, с открытой спиной. И он попросил ее надеть рубины, которые очень подходили к этому наряду. Платье имело большой успех, и Лаура наслаждалась балом до тех пор, пока они не встретили Стивена.

Гэл остановил его, заговорив о спортивном клубе в Мелтоне. Лаура была удивлена тем, что Стивен занимался не только политикой, но и спортом.

Стивен был безупречно вежлив, однако вел себя с ними как с малознакомыми, не очень приятными ему людьми. Лаура полагала, что он все еще обижен на нее, но вскоре поняла, что это Гэл ведет себя так, словно он в спортивном клубе, а не на аристократическом балу в Лондоне.

Лаура увела его от Стивена и весь вечер делала все возможное, чтобы они больше не встретились.

В этот вечер Лауре впервые стало стыдно за мужа. И тут не последнюю роль сыграл Стивен, сам того не желая.

В том году Лаура в Лондон больше не ездила, а в ноябре овдовела.

Глава 8

Стивен довольно долго поддерживал беседу за столом, пытаясь втянуть в нее Лауру и леди Колдфорт. У Лауры пропал аппетит, и она кромсала на тарелке свиную отбивную, надеясь, что свекровь, как обычно, неожиданно покинет столовую и можно будет последовать за ней. Уйти первой Лауре было неловко.

— У вас есть какие-нибудь соображения относительно избирательной реформы, Лаура? — спросил Стивен, не желая сдаваться.

Лаура состроила ему смешную рожицу и очень серьезно ответила:

— Некоторых членов парламента избирает маленькая группа людей, а других — тысячи избирателей. По-моему, это неправильно.

— Такова традиция, — проворчал лорд Колдфорт.

Лаура ничего не ответила и положила себе на тарелку тушеный турнепс. Стивен тоже взял репу и возразил лорду:

— Согласно традиции вчерашние школьники получают в армии звание полковников, сэр. И вы одобрили эту реформу.

Лорд заворчал и налег на еду. Ему нравилось считать себя реформатором, но лишь до тех пор, пока это не касалось его лично. В качестве виконта Колдфорт контролировал небольшую группу избирателей, где человек тридцать избирали того, кого он считал нужным.

— Согласно традиции, — продолжал Стивен, — владельцы собственности имеют право голоса. А как быть с женщинами, у которых есть собственность?

Лорд побагровел.

— Женщины? Право голоса?

— Не ори, Джон! — одернула мужа леди Колдфорт. — Ты же знаешь, что это действует на мое пищеварение.

— К черту твое пищеварение! — взорвался лорд.

— Не надо так расстраиваться, сэр, — попыталась вмешаться Лаура.

Лорд Колдфорт повернулся к ней:

— А ты сама хотела бы голосовать?

Лгать Лаура не хотела, сказать правду боялась, чтобы еще больше не разволновать старика.

— Видите? — Лорд опять повернулся к Стивену. — Она не может ответить даже на простой вопрос. У женщин мозги устроены так, что они не могут голосовать, Болл. Это было бы противоестественно. Мир рухнул бы.

— Странно, — проговорил Стивен, бросив взгляд на Лауру. — Насколько я помню, Лаура не раз обыгрывала меня в шахматы.

Боже, сколько времени прошло с тех пор, как она играла в шахматы!

Лорд махнул вилкой, как бы отметая это возражение.

— Да и многие ли женщины владеют собственностью? Не считая тех, кто владеет тавернами и тому подобными заведениями?

— Здесь тоже следует менять законодательство. Уточнить, какой собственностью могут владеть женщины.

Было ясно, что он не собирается уступать лорду, и Лаура, опасаясь за здоровье старика, выразительно посмотрела на Стивена.

Лорд выронил вилку.

— Черт возьми, сэр, да вы, оказывается, настоящий радикал! — воскликнул он.

— Пожалуй, вы правы. — Стивен взглянул на Лауру и, вероятно, понял значение ее взгляда. — Но я считаю, что закон и порядок необходимы, — добавил он. — Что толпу следует сдерживать ради безопасности граждан.

— Вот это разумно. Надо использовать войска, некоторых расстрелять.

Лаура сомневалась, что Стивен с этим согласен, но он не возражал, и вскоре лорд успокоился, особенно когда Стивен перевел разговор на спортивные темы. От разговоров об охоте они перешли к обсуждению верховой езды. Говорили о том, что король, будучи уже в преклонном возрасте, часто ездил верхом и, возможно, из-за этого теперь плохо соображает. Потом перешли к другим видам состязаний.

— Состязание в беге, — начал Стивен, когда основные блюда были съедены и подали сладости.

9
{"b":"3473","o":1}