ЛитМир - Электронная Библиотека

Незнакомец вскрикнул и больше не сопротивлялся. Почувствовав это, маркиз крепко ухватил его и поставил на ноги.

— Кто ты, и что тебе здесь нужно?

Плохо одетый молодой человек, на вид лет не более двадцати, худой от недоедания, лишь молча тряс головой. Одной только сверкающей одежды маркиза для него, видимо, оказалось достаточно, чтобы он полностью лишился дара речи.

Дженива вспомнила, что и сама она нарядно одета, и удержалась от желания вытереть руку о свои юбки, она отлично знала, что жирные пятна ужасно трудно вывести с шелка.

— Молчание тебе не поможет, — сказала она, стараясь успокоить незнакомца. — Если у тебя есть причина находиться здесь, скажи нам.

Он снова посмотрел на них обоих, затем торопливо заговорил с грубым ирландским акцентом:

— Вы силком держите здесь мою Шину, я знаю. Вы не должны держать ее, не должны!

Наверное, маркиз ослабил хватку, потому что мужчина начал вырываться, и Эшу пришлось крепче схватить его, чтобы удержать. Ирландец вскрикнул.

— Не делай ему больно!

— Не буду, если он перестанет драться, — огрызнулся Эш. — Довольно, парень. Если ты что-то знаешь о Шине О'Лири, расскажи нам.

— Где она? Что вы с ней сделали?

Дженива увидела, как дверь в детскую чуть приоткрылась, выглянувшая из нее Шина, ахнув: «Лоренс!», тут же захлопнула дверь, и Дженива услышала, как девушка бросилась вверх по лестнице.

— Шина, вернись сейчас же! — громко приказала она. Ее тон и слова подействовали, и Шина спустилась вниз, что-то бормоча. Лоренс ответил ей, и они оба быстро о чем-то заговорили по-гэльски.

— Мы не можем позволить им сочинить какую-то историю прежде, чем выслушаем их, — сказала Эшу Дженива. — Давай его сюда.

— Слушаюсь, капитан, но куда — сюда? Она усмехнулась его шутке.

— Твоя комната ближе всего.

Слава Богу, наваждение рассеялось, и Дженива была рада этому. К тому же, возможно, ключ к таинственной истории Эша теперь был у нее в руках.

Она на мгновение задумалась, потом обратилась к молодому человеку:

— Спроси Шину, есть ли кто-нибудь в детских. Отвечая, Шина упомянула о Харбинджер.

— Отведи их в свою комнату, — попросила Дженива Эша. — Я вернусь, как только дам объяснение управляющей этим детским царством. И не начинай разговора, пока я не приду.

Маркиз усмехнулся, было заметно, что все это забавляет его.

— Да ты просто безжалостный тиран!

Дженива покраснела, но она ничего не могла поделать со своей склонностью командовать, и ему следовало бы это знать.

Глава 39

Дженива в своих пышных юбках с некоторым трудом взобралась по узкой лестнице и, сразу же столкнувшись с миссис Харбинджер, искавшей «эту девушку», сказала ей, что приехал родственник Шины, которому разрешили с ней поговорить.

— Хорошо, мисс Смит, но я не позволю ей оставаться ночью в доме без присмотра. Она не очень осторожна.

Дженива не стала возражать и сразу поспешила обратно к спальне маркиза. Остановившись у двери, она подумала о том, что же все-таки могло произойти.

Войдя, она увидела Шину, с настороженным видом сидевшую в кресле, и молодого ирландца, который стоял рядом, видимо, охраняя ее. Он был небольшого роста, с худой, но жилистой и хорошо сложенной фигурой.

Эш стоял у камина, не спуская с них глаз. Он кивком указал Джениве на кресло, и она, сев, ободряюще улыбнулась Шине.

— Теперь, — сказал маркиз, — расскажи, кто ты, парень, и как здесь оказался.

Молодой человек вопросительно взглянул на ирландку, затем обратился к маркизу:

— Меня зовут Лоренс Карр, милорд. Я знаю Шину еще с Эннахдауна. — Он вызывающе поднял голову. — Я — отец ее ребенка, милорд, и имею право защитить ее.

Ребенок умер. Бедная пара.

— Теперь твоя подружка в безопасности, — успокоила его Дженива. — Она оказалась здесь только потому, что ее хозяйка, видимо, бросила ее.

— Леди Бут Керью. — Лоренс словно выплюнул эти слова. — Я следил за ними в Ирландии, а потом почти до самого Лондона, пока не понял, что Шины с ней больше нет. Тогда я просто обезумел, а через некоторое время услышал, что здешний хозяин ищет человека, говорящего по-ирландски, и что это связано с ребенком.

— Умнее было бы явиться открыто, раз требовался переводчик, ты об этом не подумал? — заметил Эш.

— Я не доверяю богатым домам, и когда обнаружил, что могу войти скрытно, то так и сделал. Я не грабитель, милорд, поверьте!

Парень держался храбро и лишь слегка дрожал. Неудивительно, за такой поступок его могли выслать из страны.

— Все это хорошо, — спокойно заметила Дженива, — но нам надо расспросить Шину о леди Бут. Зачем леди Бут подбросила нам Чарли?

Лоренс Карр взял Шину за руку и задал ей несколько вопросов, девушка со страхом огляделась вокруг, как попавший в ловушку зверек, затем быстро и взволнованно заговорила по-гэльски. Почти сразу их разговор перешел в спор, в конце которого Шина разразилась слезами.

Эш и Дженива молча ждали; оба сгорали от нетерпения.

— Что она сказала?

Лоренс Карр несколько растерянно посмотрел на них.

— Милорд, мадам, я сам почти ничего не могу понять. Она пыталась уверить меня, что наш малыш умер, но когда я вернулся в Эннахдаун, моя родная мать сказала мне, что Шина родила ребенка и что это прекрасный мальчик. Она даже выругала меня за то, что я не писал ей, а то бы я раньше узнал об этом.

— Так ты не знал?

Только теперь они наконец все поняли. Чарли — это ребенок Шины!

Хотя им многое стало ясно, оставалось множество вопросов, на которые все еще не было ответов.

— И что же задумала леди Бут? — спросил Эш, ничем не выдавая своего волнения.

— Шина не знает, милорд. Леди Бут пообещала заплатить ей, если она со своим ребенком поедет в Англию, а мальчик, когда вырастет, станет настоящим лордом, ну эта дурочка и поверила. К тому же ей было трудно одной с внебрачным ребенком, а я находился далеко от нее. Я старался заработать деньги, милорд, чтобы мы смогли пожениться! А не написал я потому, что не умею писать и не хотел платить кому-то, кто написал бы за меня. Да и сказать-то мне было нечего…

Нечего сказать девушке, с которой занимался любовью, — как это похоже на мужчин! Но все же Лоренс Карр старался поступить как честный человек, заработать деньги, чтобы жениться на своей милой.

— Значит, ее ребенок умер, — ни к кому не обращаясь, подытожил Эш, — и Молли нашла ему замену.

— Или, — предположила Дженива, — никакого ребенка никогда не было.

— Что? — Маркиз с недоумением посмотрел на нее, и Дженива подумала, что только женщина способна распутать столь непростой узел.

— Мистер Карр! Как я поняла, ваша деревня находится рядом с домом леди Бут Керью?

— Так оно и есть, мэм. Этот дом достался ей от мужа, но она о нем не заботится.

— Пожалуйста, спросите Шину, носила ли леди Бут ребенка и родила ли его.

Поговорив с ирландкой, Лоренс повернулся к Джениве, и она улыбнулась, легко поняв Шину по ее тону и жестам.

— Она говорит — нет, мэм. Леди Бут ходила с большим животом, жалуясь, что с ней жестоко поступили, и всех это очень удивляло, потому что в таких случаях полагается скрывать свой позор. Но ее служанка каждый месяц стирала белье леди и сушила его около дома.

Дженива громко рассмеялась:

— Глуп тот, кто надеется, будто от людей что-то можно скрыть.

Эш только покачал головой.

— Выругайся, если хочется. — Дженива встала и, подойдя к нему, что-то потихоньку ему сказала.

Выслушав ее, маркиз расхохотался.

— Мне следовало бы догадаться раньше! — воскликнул он. — Она восемь лет была замужем за Керью, но безрезультатно. Но так рисковать своей репутацией…

— Эта женщина была готова на все, чтобы заставить тебя жениться. Я думаю, если бы ты женился на ней, у нее весьма кстати случился бы выкидыш, после чего она надеялась забеременеть по-настоящему.

— Слишком глупо, учитывая ее историю. К тому же для этого требовалось, чтобы я смог заставить себя… переспать с ней. — Маркиз с трудом подбирал слова.

54
{"b":"3474","o":1}