ЛитМир - Электронная Библиотека

Положив ладони ей на плечи, он потянул за рукава платья. Из-за глубокого декольте спустить его с плеч не составило труда, и Энджи высвободила руки из кружевных рукавов.

Как только их обнаженные тела соприкоснулись, Энджи охватила сладостная дрожь. Повинуясь внутреннему зову, она теснее прижалась к его груди. Он снова обнял ее за плечи и слегка отстранил от себя.

Внезапно и совсем некстати Энджи ощутила неловкость, однако Итан проявил настойчивость. Нежно поглаживая кончиками пальцев ее руки, он добрался до ладоней и прижал к ним свои, сплетая пальцы с ее пальцами, отталкивая ее от себя. Энджи сопротивляясь, крепче прижимаясь к нему.

– Я хочу видеть тебя, – чуть слышно проговорил он. – Прошу тебя, Энджел.

Еще один миг она колебалась, но затем уступила. Она зажмурилась, стараясь совладать с дыханием и унять бешеный стук сердца, которое, казалось, готово было разорваться. Итан разжал руки и кончиками пальцев провел по ее рукам до самых плеч.

Когда Энджи наконец решилась разомкнуть веки, то обнаружила, что он, как завороженный, смотрит ей в лицо. Не отводя взгляда, Итан прикрыл ладонями ее обнажившиеся груди. Затем коснулся ее сосков и стал медленно ласкать их пальцами.

Энджи наблюдала за его движениями, сердце ее отчаянно колотилось. Зажав сосок между большим и указательным пальцами, он нежно массировал его, затем, приподнявшись с постели, приник к нему губами.

Как только его губы коснулись ее плоти, Энджи окатила волна острых ощущений. Она крепко прижалась к нему, боясь, что он может отступить, однако опасения оказались напрасными: Итан решительно привлек ее к себе, покрывая поцелуями, доводя до исступления своими ласками.

Она провела ладонью по его волосам, затем стянула с плеч Итана рубашку. Когда он принялся ласкать другую грудь, она привстала на колени и откинулась назад, подставляя ее для поцелуя. Свадебное платье, спущенное с плеч, мешало.

Она подтолкнула Итана, заставив его лечь на спину, и уселась на него верхом. В глазах его горела страсть, дыхание сделалось прерывистым. И когда Энджи протянула руку, чтобы расстегнуть ему брюки, на губах его появилась удовлетворенная улыбка.

Взгляд Энджи потемнел от страсти, ее соски набухли от ласк. Она привстала на колени, и руки Итана принялись гладить ее ноги. Его ладони скользнули выше, вдоль ее стройных бедер, пока не обнаружили нечто, заставившее его сердце на мгновение замереть. На Энджи был надет пояс для чулок. Для своей брачной ночи она облачилась в чулки и пояс с резинками.

Тут он наконец-то вспомнил, что именно собирался ей сказать. Необходимо сказать правду сейчас, пока они еще не зашли слишком далеко. Это было отнюдь не просто. Да и не слишком красиво. Возможно, даже преступно. И уж конечно, ничего хорошего от своего признания он не ждал.

– Энджел... – неуверенно начал он. – Прежде чем мы продолжим, мне надо кое-что сказать тебе.

Она улыбнулась.

– По-моему, сейчас уже поздно что-то объяснять.

– Нет, это действительно важно.

Но Энджи, похоже, совсем не волновало то, что он собирался ей поведать. Протянув руку, она расстегнула молнию на его брюках. Итан хотел было возразить, но она принялась игриво ласкать его плоть.

– Энджел!.. – прошептал он, едва сдержав стон.

– Что? – также шепотом переспросила она.

– Я... я... Мне нужно сказать тебе что-то... – Удивительно, как ему удалось выговорить эти несколько бессвязных слов.

– Я знаю все, что мне нужно, – уверенно сказала она.

– Но...

– Все!

И, не давая ему времени возразить, Энджи вновь склонилась над ним и запечатлела на его губах долгий поцелуй.

Отлично, подумал Итан. Раз она отказывается внимать голосу разума, он не станет ее уговаривать. В конце концов, Энджи взрослая женщина. Поговорить можно и после. А сейчас они действительно зашли слишком далеко, чтобы начинать обсуждения.

Позже, повторял он про себя. Позже.

Легким движением он коснулся резинок на ее бедрах, замирая от волнения и боясь, что она вдруг передумает и остановит его. Его руки скользнули вверх по ее ногам, нащупали трусики из тонкого шелка.

Не прерывая поцелуя, он сдвинул вниз полоску тонкой ткани, прикрывавшую ее тело, лаская упругую плоть под нею. Она пробормотала что-то невнятное, затем вдруг замерла.

Он испугался на миг, что позволил себе слишком многое. Но она придвинулась ближе. Тогда Итан осмелился продолжить, изучая ее тело.

Наконец он стянул с нее трусики. Приподнявшись, она скрестила руки и через голову сняла подвенечное платье. В это время Итан скинул с себя брюки, и оба молча посмотрели друг на друга.

– Энджел, – проговорил он, не сводя с нее глаз, решив все-таки, пока еще не поздно, расставить все точки над «i», – сначала я должен тебе кое-что сказать. Кое-что, что ты должна обо мне знать. Я...

– Тсс, – перебила она, нежно касаясь пальчиком его губ. – Не надо ничего объяснять. Я и так знаю о тебе все, что мне нужно, ведь я уже говорила.

– Нет, не все...

– Тсс...

– Но, Энджел!..

Она накрыла его рот ладонью.

– Замолчи.

Схватив ее за запястье, он оторвал ее руку от своих губ.

– Но...

– Люби меня, Итан. Прошу тебя. Прямо сейчас.

Минуту он молча смотрел на ее лицо. Затем его взгляд скользнул ниже, охватывая полную, упругую грудь, плоский живот, изящный изгиб талии, перехваченный тонкой шелковой лентой, резинки и чулки, стягивавшие загорелые бедра. И пальцы Итана невольно крепче сомкнулись вокруг ее талии.

Итан умел владеть собой. Но сейчас у него уже не было сил противостоять Энджи. Нежно сжав ее руку, он потянул ее к себе и застонал от удовольствия, когда ее груди коснулись его груди.

– Все, что ты захочешь, Энджел, – хрипло проговорил он, привлекая ее к себе, – все, что захочешь.

Они уснули ближе к полуночи, утомленные, не выпуская друг друга из объятий. Энджи проснулась лишь однажды, когда Итан во сне вдруг начал бессвязно бормотать что-то об ангелах, кометах и неожиданном спасении души. Она нежно поцеловала его, и он затих. Затем, уютно свернувшись калачиком и положив голову ему на грудь, она стала вслушиваться в биение его сердца.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Вздрогнув, Итан проснулся. Было совершенно темно, и он не сразу понял, где находится. На мгновение его охватил страх, почти панический ужас: ему показалось, что он должен быть где-то совсем в другом месте, что он должен защитить кого-то, что он подвел этого человека. Затем он ощутил рядом с собой тепло ее тела. Энджи доверчиво прижималась к нему во сне, и из груди Итана невольно вырвался вздох облегчения.

Даже в темноте ему удалось различить каскад золотых волос, разметавшихся по его груди. Энджи. Его жена. Его спасение. Итан поднес шелковистую прядь к губам и закрыл глаза.

Никогда в жизни ни одна женщина не отдавалась ему так всецело, как Энджи Эллисон в эту ночь. Итан и сам не мог понять, что произошло. Но только в эту ночь, когда они слились воедино, предаваясь самой безудержной из страстей, он отдал часть своей души, часть самого себя женщине, что спала сейчас, уютно свернувшись калачиком, рядом с ним.

Она должна была бы испытывать страх, удивленно думал он. Ведь она считала его преступником. И, несмотря на это, отдалась ему с радостью, позволяя весьма интимные ласки, преподнеся ему самый прекрасный, самый щедрый из даров. Энджи-Ангел спасла его от самой большой опасности – от него самого.

А ведь она не знает, кто он.

Итан провел ладонью по лицу и, приподнявшись на локте, взглянул на часы. На круглом электронном табло высвечивалось 3:48, но сказать, день сейчас или ночь, было трудно: на окнах висели плотные шторы. Наверное, большинство молодоженов не задумываются о времени. Однако им и не приходится начинать свою совместную жизнь со лжи.

Энджи спала так сладко, что он решил не будить ее. Осторожно высвободив руку, он тихо встал с постели. Подошел к окну и откинул штору. На темном небе мерцали звезды, кое-где виднелись легкие облака. Итан вздохнул. Всего несколько часов минуло с тех пор, как они с Энджи поженились. А он уже жалел.

21
{"b":"3475","o":1}