ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все замечательно. Одна беда: вранье с первого до последнего слова.

Адам сам родился и вырос на Золотом Берегу. Конечно, он не прислушивался к сплетням, но скандальная история с разорением мимо него бы не прошла. А мимо девушки из хорошей семьи, занятой тем, чем, по уверениям рекламщиков, занимается таинственная мисс, не прошел бы он сам. Адам таких девушек не пропускал.

Но не лживая насквозь биография так захватила Адама. Нет, глаза его (да и не только глаза) привлек приложенный к пресс-релизу рекламный снимок.

От такой красотки недолго сна лишиться! И не на одну ночь. На цветном глянцевом снимке Лорен Грабл-Монро представала в облике кинозвезды сороковых годов — шик, гламур и сексапильность. Платиновые волосы спадают на плечи, карие выразительные глаза полуприкрыты трепетными ресницами, соболиные брови, а рот…

Боже, что за рот!

Полные, сочные алые губы, казалось, ожили в обольстительной легкой улыбке. Подбородок покоится на изящной руке; в тонких пальцах — сигарета. Но больше всего потрясло Адама выражение лица: судя по приоткрытым губам и влажно блестящим глазам, нетрудно было вообразить, что Лорен Грабл-Монро близка к оргазму.

Но это еще не все. Голос ее (к стыду своему, услышав в очередном интервью ее голос, Адам не торопился выключать приемник) вполне соответствовал внешности: низкий, грудной, чувственный, полный наивной веры в свою женственность и сексуальность!

Да, голос ее просто сочился сексом. Чего в нем только не было — сексуальный зов, сексуальный опыт, сексуальная власть… И что-то еще, что Адам затруднялся определить, но от чего кровь его вскипала.

Да, черт побери, эта Лорен умеет завести мужчину! А ведь он еще ни разу не встречал ее лицом к лицу!

Что ж, еще мгновение — и он узнает, насколько рекламные обещания соответствуют действительности. Вытянув шею и приподнявшись на цыпочки, Адам выглянул из-за стеллажа. И увидел…

Ух ты!

…увидел, что действительность превосходит всякую рекламу.

Первое, что он заметил, — волосы Волны цвета шампанского бледно-золотым каскадом падают на плечи. Второе, что бросилось ему в глаза, — формы. Узкая, шоколадного цвета юбка не прикрывает колен, предоставляя желающим возможность оценить длинные-длинные ноги, стройные и изящные. Под коротким жакетиком из той же темной ткани Адам заметил бледно-золотистый топ с низким вырезом, открывающим высокую полную грудь. От стола, за которым заняла свое место мисс Грабл-Монро, Адама отделяло добрых двадцать или тридцать футов, но он едва удержался, чтобы не преодолеть это расстояние одним прыжком, не схватить ее в охапку и…

— Вот это да!

Это восторженное замечание исходило от Лукаса. Но, право, Адам ничего не мог добавить. Разве что написать те же слова большими буквами. И курсивом. И с тремя восклицательными знаками:

ВОТ ЭТО ДА!!!

Самое подходящее определение для Лорен Грабл-Монро.

Толпа сгрудилась вокруг стола, заваленного экземплярами «Миллионера». По такой же книге держала в руках каждая читательница. Постепенно публика расселась на приготовленные места. Стульев хватило не всем — многие остались стоять. Теперь Адам мог рассмотреть почитательниц Лорен как следует. В основном девушки студенческого возраста, даже несколько явных школьниц. Но много женщин и постарше. Даже слишком много. Есть и такие, что явно старше его самого, некоторые — ни на один десяток лет. Как видно, желание выйти замуж за богача — или, по крайней мере, добраться до его бумажника — не знает возрастных пределов.

— Леди и джентльмены, если здесь есть джентльмены! — так начала свой спич хозяйка магазина. Адам заметил, что и у нее в руке сияет всеми цветами радуги вожделенный томик «Миллионера». — Сегодня в нашем магазине особое событие. Именно здесь начинается рекламное турне Лорен Грабл-Монро! Сейчас мисс Грабл-Монро расскажет о своей книге, в течение двадцати минут будет отвечать на ваши вопросы, а затем подпишет столько экземпляров, сколько сможет. Судя по всему, очередь будет длинная, так что прошу запастись терпением. А теперь давайте поприветствуем Лорен Грабл-Монро!

Ох, что тут началось! Фанатки словно с ума посходили: на новоявленную звезду обрушился целый шквал аплодисментов!

Лорен приветственно помахала толпе изящной рукой с безукоризненными алыми ноготками.

— Добрый вечер, — поплыл по залу, усиленный микрофонами, ее хрипловатый чувственный голос. — Спасибо всем за то, что пришли. Сколько вас, друзья мои! Какой сюрприз: я не ожидала такого успеха!

«Не ожидала, как же!» — откликнулся про себя Адам.

Словно завороженный, наблюдал он за тем, как Лорен Грабл-Монро очаровывала, околдовывала, гипнотизировала, сводила с ума и без того сумасшедшую аудиторию. Таинственная леди оказалась не только красива, но и остроумна: несколько раз, к большому своему удивлению, Адам вместе со всеми рассмеялся ее находчивым ответам на острые вопросы. А самое удивительное — ему все сильнее хотелось поднять руку и задать пару вопросиков самому. Начать, например, с такого:

— Не объясните ли, любезная мисс, отчего все словно помешались на этой вашей книге?

— Думаю, мистер Дариен, моих читателей привлекает прежде всего глава седьмая. О том, как заманить в постель миллионера — например, такого, как вы.

— Да что ж там такое, в этой седьмой главе? Только ни слова о сливках — об этом я слышал уже раз десять от десяти разных людей!

— Прочтите книгу — узнаете.

— Что? Купить вашу книгу — и положить вам в карман лишний доллар? Ни за что! Сдаваться — не в моем стиле.

— А что в вашем стиле, крутой парень?

— Покопайтесь во мне — узнаете…

Быть может, сама судьба привела Адама в секцию популярной психологии. Книги по импотенции ему, конечно, пока ни к чему, а вот почитать что-нибудь о внутреннем голосе…

И о раздвоении личности. Или как там называется состояние, когда хочешь того, чего на самом деле вовсе не хочешь… то есть нет, на самом деле хочешь, но вовсе не хочешь хотеть… то есть хочешь, но тебе это вовсе не нужно… то есть очень даже нужно, но не в том смысле…

Все, приехали! Пора к психоаналитику!

Тем временем Лорен Грабл-Монро закончила отвечать на вопросы и подписывать книги, встала из-за стола и послала поклонницам воздушный поцелуй.

— Кстати, Лукас, как продвигается твой репортаж? — не поворачивая головы, поинтересовался Адам.

— Не так, чтоб очень, — признался Лукас. — С героиней сложности.

— Не можешь найти миллионершу? В Чикаго полно богатых женщин!

— Да, но все какие-то не такие…

— А тебе какая нужна?

Лукас тяжело вздохнул:

— Слушай, не дави на меня. Дай мне время, ладно?

— Что я слышу? — комически закатил глаза Адам. — У нашего героя-любовника проблемы с прекрасным полом?

— Репортаж будет, — заверил его Лукас. — Просто дай мне еще неделю-две. — И, не теряя времени, перешел в атаку; — А как твоя статья?

«Какая статья? Ах, черт!»

Адам не понимал, как мог об этом забыть. Но тот вечер в баре, когда они с Лукасом строили планы наказания негодяйки Лорен (как же, как же — нагишом под палящим солнцем пустыни! — такое не забывается), напрочь вылетел у него из головы.

Точнее, кое-какие воспоминания сохранились. Например, образ соблазнительной обнаженной красотки, привязанной к столбу и густо обмазанной медом, то и дело всплывал перед ним во сне, а порой и наяву, и обычно в самые неподходящие моменты. Особенно с тех пор, как Адам увидел фотографию Лорен. Вот и сейчас при одной мысли о дерзкой белокурой головке, о нагих плечах, трепещущей груди, гибком бронзовом теле…

Гм! Так на чем он остановился?

На том, что из-за разных неотложных дел идея журналистского расследования все отодвигалась и отодвигалась на потом; пока наконец не исчезла с горизонта. Но теперь Адам не понимал, как мог отказаться от этой мысли. Особенно теперь, когда узрел таинственную леди во плоти (и, надо признаться, в очень соблазнительной плоти!).

— Тружусь не покладая рук, — соврал он.

13
{"b":"3476","o":1}