ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но прежде, чем Дорси успела высказать свое опасение, Адам оторвался от ее губ и, запрокинув ей голову, припал к нежной ямке на шее. Дорси разочарованно застонала, но в следующий миг он снова прильнул к ее губам, а затем выпустил ее из объятий.

Все произошло так быстро, что Дорси испугалась: не привиделось ли ей это чудо? Но, взглянув на себя в зеркало, поняла: все было по-настоящему. Лицо ее раскраснелось, зрачки расширились от страстного желания, бурно вздымалась и опускалась грудь под форменной рубашкой.

Да, все было по-настоящему. И она… она хочет еще!

— Нам надо поговорить, — мягко заметил Адам.

— Адам… — простонала она, сама не зная — или, быть может, слишком хорошо зная, — о чем его молит.

— Я все время думаю о тебе, — продолжал он. — О том, что произошло между нами в прошлый раз. Всю неделю я не появлялся в клубе — думал, так будет лучше для нас обоих. Но я все равно думаю о тебе. И что-то мне подсказывает, что и ты думаешь обо мне.

— Адам, пожалуйста, я…

Он шутливо прижал палец к ее губам.

— Поговорим позже. Придумай какой-нибудь предлог, чтобы задержаться, когда все разойдутся.

«Не стоит, — твердо сказала себе Дорси. — Из этого ничего не выйдет. Во-первых, он не в моем вкусе. Именно таких мужчин я поклялась избегать. Во-вторых, у нас с ним нет ничего общего. В-третьих, его не интересуют прочные, стабильные отношения. В-четвертых, меня тоже. В-пятых, вполне возможно, что моя мать была в связи с его отцом. И наконец, Адам никогда не уживется с Лорен Грабл-Монро!»

Дорси и сама-то с трудом с ней уживается.

Но если так… выходит, у них с Адамом все-таки есть что-то общее! Значит, вторая и шестая причины отпадают. Карлотта, скорее всего, никогда не спала с Натом Дариеном — отпадает причина номер пять. Да и против серьезных отношений Дорси, в принципе, ничего не имеет — еще одну причину долой. Остались всего… раз, два… две. А две причины — это не так уж много.

— Хорошо, — мягко ответила она. — Поговорим позже.

Однако он не сразу убрал руку, и, повернувшись, чтобы пройти в библиотеку, Дорси коснулась грудью оголившейся руки чуть выше локтя. Так она Адама еще не трогала: новое ощущение оказалось очень, очень приятным, а каменная крепость мускулов наводила на мысли об иных, столь же твердых частях тела… Должно быть, та же мысль посетила и Адама: он тихо застонал и придвинулся к ней.

— Позже, — со вздохом повторила она. — Поговорим позже.

— Поговорим? — непонимающе переспросил он. — Да… непременно. И это тоже.

К несчастью, между «теперь» и «позже» торчала эта, черт бы ее побрал, вечеринка.

Вообще-то Адам терпеть не мог шумные сборища. И собирал у себя в доме гостей исключительно из деловых соображений. В приватной обстановке у коллег и конкурентов развязываются языки; из застольной болтовни можно почерпнуть множество полезных сведений, которых не получишь, сидя у себя в кабинете. А поскольку народ на вечеринках собирается самый пестрый, не раз Адаму случалось слышать забавные или поучительные истории, которые потом (без имен, разумеется) появлялись на страницах «Жизни мужчины».

Для обслуживания вечеринок он всегда нанимал поваров и официантов из «Дрейка»: это было удобнее всего, к тому же Линди хорошо знала, что ему требуется. Но, поскольку по выход ным Мак не работала, Адаму и в голову не приходило, что Линди пришлет к нему Мак. И вдруг исполнилась его заветная мечта: она здесь, у него дома! Как он желал оказаться здесь с ней вместе…

Впрочем, «вместе» — понятие широкое. И «здесь» — тоже. Какие только любовные плацдармы не представлялись ему в горячечных фантазиях! Стол в рабочем кабинете. Палуба яхты. Заднее сиденье машины. Колесо обозрения. Каноэ. Песчаный пляж. И еще… и еще… Так, на чем он остановился?

Ах да. Исполнилась его заветная мечта. Правда, даже в страшном сне Адаму не представлялось, что Мак явится к нему домой по долгу службы.

Совсем не так воображал он себе их первое свидание! Он пригласит ее на чашечку кофе. И оденется она, разумеется, не в клубную униформу, а во что-нибудь куда более женственное, дразнящее и соблазнительное…

«Прекрати немедленно! — приказал он себе. — Чем мечтать о Мак, подумай лучше о том, как будешь развлекать гостей — например… так, кого же я пригласил?»

О боже! О дьявол! И все прочие высшие и низшие силы! Только не это!

Дезире!!!

Погруженный в свои мысли… или фантазии… или, быть может, планы на будущее (ну, может человек помечтать?), Адам совершенно забыл, что сегодня будет ужинать с дамой.

Что же делать? Дезире может доставить массу неприятностей. Особенно если вобьет себе в голову остаться у него на ночь. Что было вполне предсказуемо — осталась же она в прошлый раз! И, кажется, не пожалела об

этом. Правда, это было два месяца назад… Надо же, как летит время!

Какого черта он вообще ее пригласил? Ах да, вспомнил. В прошлый раз у нее под платьем обнаружилась такая миленькая кружевная штучка…

Да нет, конечно, дело не в этом. Он хотел доказать самому себе, что Мак — не единственная женщина на свете. А потом замечтался (о Мак, разумеется) — и Дезире напрочь вылетела у него из головы.

Теперь перед ним стоит задача, достойная Талейрана: управиться с двумя женщинами, ухитрившись при этом ни одну из них не обидеть и себя не подставить под удар. Последнее особенно важно, если учесть, что у одной из них — острые коготки, а у другой — столь же острый язычок.

Да, нелегкий предстоит вечер!

Где-то за спиной у Дорси часы мягко пробили девять. Только девять? Господи, когда же это все кончится?!

Гости начали собираться всего два часа назад, но Дорси казалось, что прошла целая вечность. Конечно, все дело было в том, что в числе первых явилась подружка Адама. Да, да, именно так: подружка Адама. И он еще имел наглость предложить — да нет, приказать! — Дорси остаться после вечеринки. Интересно, для чего?

Подавать этой сладкой парочке коктейли в постель?

Боже, ну и вид у этой дамочки! Сама Дорси была среднего роста и носила размер «медиум», однако рядом с этой крошкой мгновенно ощутила себя какой-то неуклюжей великаншей. Розовые щечки, розовые губки, розовые ноготки. А как ее зовут, знаете? Нарочно не придумаешь! Дезире! Стрижка «под эльфа», белокурые волосы чуть тронуты розовой краской (да, именно розовой), а хрупкую изящную фигурку облегает костюм от Шанель кораллового цвета.

Да, костюм точно от Шанель. И, надо признать, очень миленький: точь-в-точь такой, какой рекомендует в своем бестселлере Лорен Грабл-Монро. Интересно, найдутся ли в гардеробе у Дезире откровенные топики, изящные маленькие коктейльные платья, прозрачные ночные рубашки — и так далее по списку? Что, если эта Дезире действительно поставила себе целью заарканить миллионера? Например, Адама Дариена?

И всему виной — Лорен Грабл-Монро. Господи, зачем она вообще написала эту чертову книгу?

Дорси предавалась самобичеванию до тех пор, пока Дезире, рассеянно остановившись у стойки бара, не попросила налить ей… ну, это… как его… представляете, забыла название… помню только, что он розовый…

Конечно, розовый. Как же иначе?

— Хорошо, тогда налейте что-нибудь под цвет костюма.

Под цвет костюма? Сейчас получишь, милочка! Сладко улыбаясь и понимая, что завтра будет корить себя за вредность (а, наплевать!), Дорси вручила ей коктейль «Космополитен» — жидкость, подкрашенную розовой водичкой, на вид совершенно невинную, но способную свалить быка. Если Дорси хоть что-нибудь понимает в своей работе, скоро Розовая Куколка исчезнет в уборной (ах нет, простите, пойдет попудрить носик!) и останется там надолго.

Коктейль Дезире понравился, она попросила еще. А потом еще. Дорси с нетерпением ждала развития событий.

Схожее нетерпение отражалось и на лице Адама: он вошел в библиотеку с таким хмурым и озабоченным видом, что Дорси невольно порадовалась. Так ему и надо, не все же ей одной умирать от ревности!

— Чем ты, черт побери, весь вечер поишь Дезире? — без предисловий поинтересовался он.

26
{"b":"3476","o":1}