ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Адам расхохотался.

— Лукас Конвей — «голубой»? Нет, конечно! Просто ему и в голову не придет воспользоваться беспомощностью пьяной женщины. Это не в его духе.

Эди удивленно подняла брови — и Дорси, кстати, тоже. Что там этот наглец собирался сотворить с Лорен Грабл-Монро, предварительно раздев ее и привязав к столбу под палящим солнцем пустыни? Если это не называется «воспользоваться беспомощностью», то…

Часы пробили четверть одиннадцатого, и Дезире, по всей вероятности, восприняла этот гулкий удар как разрешение забыться. Она уже давно хлопала ресницами и клонилась набок, а теперь рухнула на стойку и, если бы Адам в последний момент ее не поймал, непременно плюхнулась бы физиономией в свой нетронутый «Космополитен».

Зря он ее поймал, подумала Дорси.

Адам тяжело вздохнул и взглянул на часы.

— Черт побери! — пробормотал он. — Похоже, эта вечеринка никогда не кончится!

9

Гости разошлись далеко за полночь.

Заглянув в библиотеку — посмотреть, как Мак справляется с посудой, — Адам невольно подумал, что никогда еще не видел ее такой усталой. Кажется, за последние дни она похудела и осунулась. Неудивительно: днем вкалывает в «Северне», вечером — в «Дрейке», в промежутках корпит над диссертацией — есть от чего переутомиться! Работа, работа, работа — и никакого просвета!.. Странно, никогда бы не подумал, что у них с Мак есть что-то общее!

Но Адам своей работой наслаждается; а Мак, несомненно, рада была бы избавиться от кучи утомительных обязанностей. И зачем она так выматывается? У Адама все ясно: он в поте лица своего зарабатывает деньги, а затем наслаждается своим богатством. И не испытывает ни малейших угрызений совести, когда покупает себе очередную безумно дорогую машину, музыкальный центр или еще какую-нибудь мужскую игрушку. Все, что у него есть, честно заработано: он не тратит наеебя ни копейки из семейного состояния.

Что же касается Мак…

Странно: живет она гораздо хуже, чем, судя по всему, зарабатывает. Ни собственной квартиры, ни машины. Едва ли проводит отпуск на курортах (если вообще когда-нибудь берет отпуска). А ведь преподавателям в «Северне», насколько ему известно, очень прилично платят, да и клиенты «Дрейка» не скупятся на чаевые. Куда же она девает деньги? Да и зачем работать на износ, если твоя мать живет в шикарном районе и одевается, словно модель с обложки «Вог»? Странная семья, интересно, какие у них с матерью отношения?

— Выпей со мной, Мак, — услышал он свой собственный голос. — Мне кажется, тебе не помешает выпить.

Мак поставила в ящик пустые бутылки и выпрямилась, усталым жестом убирая с лица упавшую пряди волос. Рыжие волосы ее, как обычно, были стянуты в тугую косу — как мечтал Адам ее распустить! «Скоро, — сказал он себе. — Уже скоро».

По крайней мере, она ослабила галстук, расстегнула две верхние пуговицы и закатала рукава. Адам невольно улыбнулся при виде этой картины.

— Не стоит отказываться, — улыбнувшись, согласилась Мак

Достав широкий стакан, она положила туда льда, плеснула немножко «Джонни Уокера» и долила содовой.

Адам вздохнул, разочарованно покачал головой.

— Ты пьешь виски, как барышня.

— Не оскорбляй женщин. — Она поднесла стакан к губам.

Он усмехнулся:

— И не думаю. Хорошо, ты пьешь виски, как никудышный мужичонка. Что за цыплячья порция? Да еще и разбавленная. — Помолчав, он добавил:

— Что ж, по крайней мере, ты не пьешь ничего… — он поморщился, — розового. Быть может, я неисправимо старомоден, но выпивке не идут пастельные цвета.

— В следующий раз, — лениво заметила Дорси, — ты пожалуешься на феминизацию баскетбола.

— Уже жалуюсь, — ответил Адам.

— Как, ты отказываешь женщинам в священном праве напяливать идиотскую форму и проливать семь потов, неизвестно зачем гоняя по полю мяч? — Она ласково улыбнулась. — А я так надеялась, что наконец-то встретила разумного и просвещенного мужчину!

Дабы похоронить ее надежды, Адам сделал хороший глоток неразбавленного виски.

— Вы, женщины, все у нас отбираете, — проворчал он.

— Ах, бедный! Подожди минутку — возьму платок, утру скупую женскую слезу.

Он рассмеялся.

— Я серьезно. Ты не читаешь мои ежемесячные обзоры в «Жизни мужчины»?

— Я не читаю «Жизнь мужчины», — немедленно откликнулась Дорси.

— Врешь, — улыбнулся он. — Прочитываешь от корки до корки. Я же только и слышу, как ты критикуешь наши материалы!

— А тебя жаба душит? — невозмутимо заметила Дорси. — Не нравится, когда женщина лезет в ваш мужской мир?

— Вовсе нет, — честно ответил он. — Что бы там обо мне ни говорили, я не шовинист, не сексист и не самодовольная свинья.

Дорси насмешливо вздернула брови.

— Сенсация! Побегу звонить на телевидение!

— Это правда, — отсмеявшись, серьезно прот должал Адам. — Я никогда не думал, что мужчины в чем-то лучше женщин.

Она не отрывала от него пристального взгляда, задумчиво водя пальцем по ободку стакана. Это простое движение словно загипнотизировало Адама. В горле у него пересохло, и он залпом опрокинул в себя остатки виски. Однако крепкий напиток не усмирил его, он разогрел еще больше.

— Значит, ты считаешь, что мужчины и женщины ничем друг от друга не отличаются? — спросила она.

— Нет, — ответил он. — Мы совсем разные.

— Хм… Не думаешь, что это сексизм?

— Конечно, нет. Я ведь не говорю, что мужчины умнее, способнее, порядочнее женщин — или наоборот. Мы просто разные. У каждого пола свои сильные и слабые стороны. И мне кажется, — добавил он, — что мужчины и женщины идеально друг друга дополняют.

— В чем же? — с интересом спросила она. Он пожал плечами.

— Мужчины сильнее физически; женщины более выносливы эмоционально. Мужчины все делят на белое и черное; женщины умеют различать оттенки. Мужчины ищут кратчайший путь к цели; женщины наслаждаются путешествием.

Дорси смотрела на него круглыми глазами.

— Удивительно, — проговорила она. — Наконец-то мы с тобой в чем-то согласились!

— Ты согласна, что мужчины и женщины не похожи друг на друга? — не скрывая удивления, переспросил Адам. — Мне казалось, ты из тех, кто твердит, что мы во всем равны. Я думал, ты ярая феминистка.

— Я и есть ярая феминистка, — с готовностью ответила она. — Я считаю, что оба пола важны и необходимы, но не говорю, что они одинаковы! Конечно, мужчины и женщины устроены совсем по-разному. По-разному воспринимают мир, по-разному говорят, действуют. Мы должны понять, в чем мы похожи, а в чем — нет, и научиться уважать друг друга — вот моя позиция.

— Так ведь и в моем журнале об этом! — воскликнул он. — Мы рассказываем о том, что делает мужчин мужчинами, и даем жизненно важные сведения о прекрасной половине человечества.

— О том же и в книге «Как заарканить миллионера». Она тоже дает женщинам жизненно важные сведения о мужчинах

Адам поперхнулся. Как она осмелилась упоминать об этой трижды проклятой книге? Более того — как осмелилась сравнить эту дешевую книжонку с его солидным журналом?

— Ну, я бы так не сказал! — выдавил он наконец.

— Так оно и есть, — настаивала Дорси. — Твой журнал воспевает радости мужской жизни, а книга Лорен Грабл-Монро рассказывает о радостях жизни женской и о том, как их заполучить. Да, способы предлагаются не совсем честные, но мужчины сами виноваты, что не дают женщинам играть честно!

Адам закатил глаза:

— Опять ты о том, как мы вас угнетаем!

Он отошел от стойки и сел на диван у камина, где плясали оранжевые язычки пламени. Поставил свой бокал на стол, скрестил руки на груди. Не одна Мак предпочитала внешнему блеску комфорт: устроившись поудобнее, Адам скинул пиджак и ботинки, расстегнул рубашку и ослабил узел галстука.

— Сколько же раз ты обвиняла нас во всех смертных грехах? Веришь или нет, я помню каждый случай. Могу подсчитать. — Тут он принялся загибать пальцы:

— Первый раз, второй, третий, четвертый…

28
{"b":"3476","o":1}