ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сумерки
Дом напротив
Скрипуны
Фаворит. Полководец
Меня зовут Гоша: история сироты
Мадам будет в красном
Встреча по-английски
Преломление
Царский витязь. Том 1
A
A

Дорси задыхалась от ужаса и ярости. Значит, Линди следила за ней? Выведывала ее тайны? А она ничего не знала? Господи, какая мерзость!

— Представь же себе мое удивление, — продолжала Линди, — когда в один прекрасный день сыщик сообщил мне, что Дорси Макгиннес и Лорен Грабл-Монро — одно и то же лицо! — Она повернулась к Адаму. — Поначалу я тоже сказала, что он с ума сошел. Но он предъявил неоспоримые доказательства.

— Какие же?

Этот вопрос задала не Дорси — Адам. Лицо его превратилось в бесстрастную маску: Дорси не могла угадать, о чем он думает, но понимала, что лучше готовиться к худшему.

— Фотографии, — ответила Линди. — Видеозаписи. Аудиопленки. И копии издательских документов.

К горлу Дорси подступила тошнота. Кто-то в издательстве ее предал… Ее фотографировали, снимали на пленку, записывали ее голос — все без ее ведома… Кто знает, к кому теперь попадут ее записи, кто будет грязно хихикать над ее секретами?

Теперь она понимала, почему так разъярилась Линди. Она вообразила, что Дорси намерена написать о «Дрейке» книгу — скандальное сочинение в духе «Как заарканить миллионера», где все герои будут названы своими именами или укрыты под прозрачными псевдонимами. Что Дорси собирается выставить ее клуб на позор перед всей Америкой. В, таком злодейском замысле Дорси, конечно, была неповинна, но сейчас это ее совершенно не утешало.

— Послушайте, Линди, — заговорил Адам, — это невозможно! Это какая-то ошибка. Мак просто не может быть Лорен Грабл-Монро!

— Да неужто? — отрезала Линди. — А мой детектив так не думает.

— Вот как? — усмехнулся Адам. — Я сам нанимал детектива, чтобы установить личность Лорен Грабл-Монро — мне это было необходимо для статьи в журнале. Но мой человек так ничего и не выяснил. Как же вашему удалось столько раскопать?

— А вы нанимали легального детектива?

— Конечно.

— В этом-то и была ваша ошибка. — Она повернулась к Дорси. — Ты уволена. Но это еще не все: я привлеку тебя к суду. Выдвину все обвинения, какие только возможны. Сделаю так, что тебе небо с овчинку покажется! А теперь убирайся — и жди звонка от моих адвокатов.

— Линди, я не совершила никакого преступления! — дрожащим голосом повторила Дорси. — Меня не за что судить!

Вместо ответа Линди вытащила из ящика стола пухлую белую папку и бросила на стол. У Дорси упало сердце, когда Адам без колебаний и с явным интересом шагнул к папке. Сделав несколько шажков вперед, она заглянула ему через плечо.

Кровь заледенела у нее в жилах. Здесь было все: издательский договор Лорен Грабл-Монро, расписание рекламных акций, соглашение, по которому все авторские доходы получала Карлотта Макгиннес. Фотографии Лорен, входящей в дверь, и Дорси, выходящей из той же самой двери.

И, что хуже всего, фотографии Дорси с Адамом. Вот они, держась за руки, идут по улице, вот танцуют, прижавшись друг к другу, вот самозабвенно целуются на крылечке ее дома. Все существо Дорси содрогалось при одной мысли об этом грубом вторжении в ее личную жизнь. Адам, должно быть, чувствует себя не лучше. Да нет, куда хуже — ведь он ни в чем не виноват! Он влип в эту грязную историю только потому, что связался с ней!

— У меня есть и видеозаписи, — пояснила Линди. — Просто удивительно, сколько раз случалось, что Лорен Грабл-Монро входила в дверь, а несколько минут спустя из той же двери появлялась Дорси Макгиннес. Интересно узнать, что она прятала у себя в рюкзаке?

— Я все объясню… — пробормотала Дорси.

— Не трудись, — оборвала ее Линди. — И так все ясно. Ты собирала материал для следующей книги. Для продолжения «Миллионера». Об этом любой идиот догадается. Как будет называться твоя следующая книжка, Дорси? «В постели с врагом»?

Она повернулась к Адаму.

— Надеюсь, вы не сообщали ей ничего такого, что не хотели бы делать достоянием гласности. Представляю, как обрадуется публика сочным интимным подробностям из жизни богатого холостяка! — Зло прищурившись, она нанесла последний удар:

— Надеюсь, в постели вы нашу Лорен не разочаровали? Не хотелось бы прочесть в ее следующей книге, что как мужчина вы ниже всякой критики!

Эта ядовитая стрела попала в цель: вздернув голову, Адам резко повернулся к Дорси. Лицо его по-прежнему было непроницаемо, но в глазах стояло что-то такое, от чего у нее разрывалось сердце. Она не знала, о чем он сейчас думает, что чувствует — ясно только, что ничего хорошего. Пожалуй, ей пришлось хуже, чем ему.

— Адам, Линди ошибается, — непослушным языком проговорила она. — Ошибается во всем.

Что толку говорить? И так ясно, что она его потеряла. Но Дорси продолжала, ведомая какой-то безумной надеждой:

— Я не собиралась никого компрометировать — ни «Дрейк», ни Линди, ни тебя. Никогда, ни за что я не выставила бы напоказ наши отношения. Клянусь, Адам, я никогда не причинила бы тебе боли!

Он молчал, не сводя с нее взгляда, холодного, тяжелого и неумолимого, как гранитная скала.

— Пожалуйста, Адам! — взмолилась она. — Дай мне все объяснить!

— Что ж тут объяснять, Мак? — каким-то пустым, бесцветным голосом отозвался он. — Сыщик Линди поработал на совесть.

Лучше бы он ее ударил! Дорси зажмурилась, чувствуя, как стискивает сердце ледяная рука отчаяния. Краски мира поблекли, голоса, заглушаемые биением сердца, звучали глухо и искаженно.

Она потеряла Адама. Все кончено. Что ни говори, что ни делай — того, что было между ними, не вернуть. Адам уверен, что она его предала. Даже если Дорси каким-то чудом сумеет все ему объяснить — утраченного доверия не вернешь.

Но этого мало: он не успокоится, пока не отомстит. Адам Дариен — не из тех людей, что прощают предательство.

— Думаю, Дорси, тебе пора идти, — бесстрастно, как автомат, произнесла Линди.

Каким-то чудом Дорси нашла в себе силы выпрямиться и поднять голову.

— Отдайте мне записи.

Линди расхохоталась.

— Будут еще какие-нибудь пожелания?

Но Дорси была готова к такому ответу. Метнувшись вперед, она схватила со стола блокноты и зашагала к выходу, храбро обещая себе, что не побежит, ни за что не побежит… если только Линди не выхватит свой знаменитый револьвер.

Но Линди не видела нужды в стрельбе.

— Иди-иди, — почти промурлыкала она. — У меня есть копии. Жди звонка от моих адвокатов.

Вылетев за дверь кабинета, Дорси прижала блокноты к груди и бегом устремилась в раздевалку. «Я не заплачу, — твердила она себе. — Не заплачу». Сорвав с себя передник, швырнула его на пол — а то, пожалуй, Линди в дополнение ко всему прочему обвинит ее в воровстве! Достала из шкафчика свой рюкзак. Сняла с пальца кольцо и положила на опустевшую полку. К чему хранить бессмысленный кусок металла, с которым не связано никаких дорогих воспоминаний?

А в будущем обручальное кольцо ей не понадобится.

Адам чувствовал себя так, словно его только что переехал автомобиль. Скорее всего, грузовик. С прицепом. На скорости сто миль в час. Без тормозов. И с подбитыми железом шинами.

Спрашивая себя, что же именно испытывает, он с удивлением понял: ничего. Или, может, его раздирают такие противоречивые чувства, что перегруженный мозг не справляется с избытком информации? Казалось, все человеческое в нем отключилось; от прежнего Адама Дариена осталась одна тень. Даже к Линди он не ощущал ни злобы, ни ярости, ни досады — ничего. Полная пустота Что, если так будет продолжаться вечно?

Линди молчала, сверля Адама выжидающим взглядом. Он прокашлялся, готовясь заговорить, но не сказал ни слова. Что сказать, если он не знает, что и думать? О чем думать, если он не может взять в толк, что чувствует?

— Вы хотите, — заговорил он наконец, — чтобы я с помощью своих связей в журналистике разоблачил Лорен Грабл-Монро? Для этого вы пригласили меня сюда?

— Да, была такая мыслишка, — невозмутимо ответила Линди. — Вы ведь не из тех, кто позволяет втаптывать себя в грязь. Вы умеете защищаться и мстить. В этом мы с вами похожи.

На секунду Адам задумался. Пожалуй, она права. По крайней мере, до сих пор он никому не прощал обмана и предательства. Но как знать, в самом ли деле Мак готовила предательство? Почему его обманывала? Кому верить — Линди или Мак? Конечно, все улики подтверждают правоту Линди. Каждое свое слово она подкрепила вещественными доказательствами, а Мак только что-то жалко бормотала в свое оправдание. Даже не отрицала того, в чем ее обвинили! Не отрицала, что она — Лорен Грабл-Монро.

48
{"b":"3476","o":1}