ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Просто так получилось, что они с Тесс проголодались и решили поесть вместе. Почему бы и нет? Что тут такого? Обычная вещь!

У них с Тесс не было свидания. Их совместный ужин просто логически завершал проведенное вместе время. Вот и все.

Конечно, нельзя провести какую-то логическую связь между ужином и банками с краской, газетами, валиками и прочими принадлежностями, которые сейчас лежали в багажнике грузовичка Уилла. Разве покраска стен в детской похожа на логическое завершение проведенного за ужином вечера?

Но все так перемешалось с того момента, когда Абигайль Торранс ворвалась в гараж и объявила, что Тесс Монэхэн беременна. Потому что не было никакой логики в том, что Тесс ждет ребенка от другого мужчины.

Проклятье, почему он никак не может прекратить думать об отце ребенка Тесс как о другом мужчине? Потому что все дело в тебе, Уилл! Нормальный человек присутствовал бы на работе, а не там, где ты сейчас. Он бы не занимался покраской стен в доме, не спросив предварительно разрешения хозяйки дома!

Но он, разумеется, спросит разрешения. Конечно, спросит. Он даже не осмелился сам выбрать краску и все такое. Он принес белую для оконных рам, просто чтобы начать с нее. И несколько образцов краски, чтобы Тесс могла взглянуть и выбрать. Большая часть образцов относилась к желтой гамме. Тесс нравился желтый цвет. Он ей очень шел. Желтый такой веселый цвет, и потом желтая детская подойдет и для мальчика и для девочки. Впрочем, она сама может выбрать, какой желтый ей больше нравится.

Хотя самому Уиллу больше всего нравился оттенок цвета лютика и папайи. Но решение будет принимать Тесс. Конечно, он не забудет упомянуть о своем выборе оттенка и порекомендовать его.

Он вынул стремянку и потянулся за краской, когда Тесс открыла дверь и вышла на крыльцо. И тут же ощутил приступ вдохновения, потому что Тесс была одета в желтое! Вдохновение тут же сменилось целой бурей эмоций, когда он понял, что желтое — на самом деле купальник.

Первое, что пришло ему в голову, — не стоит смотреть на Тесс Монэхэн, когда она в купальнике. Второй мыслью было, что не стоит терять голову из-за купальника, который так выглядел.

На ней он увидел самый скучный купальник из всех, которые Уилл когда-либо встречал в своей жизни. С широкими бретельками. С трусами-шортиками. Со скромным вырезом. Другими словами, оставляющий простор воображению.

Наверно, именно поэтому он тут же начал воображать. И, к сожалению, он очень хорошо мог вообразить — и вообразил — все, что скрывал старомодный купальник Тесс. И его взволновало воображаемое им видение, потому что оно представляло собой… Тесс Монэхэн.

О, Господи.

Уилл зажмурился. Столица Невады — Карсон-Сити, произнес он по слогам про себя. Химическая формула поваренной соли NaCl. Семь смертных грехов гордыня, зависть, гнев, похоть…

О, лучше поискать другой вопрос.

Но как бы Уилл ни старался, он просто не мог выбросить из головы образ Тесс в купальнике.

Может, оно и к лучшему, потому что, когда он открыл глаза, она все еще стояла там, в дверном проеме… одетая… в купальник. И как раз в тот момент, когда он нашел в себе силы, чтобы отвести взгляд, она начала натягивать на себя безразмерную белую рубашку, доходившую до середины бедра.

О, слава тебе, Господи. Как раз вовремя. Но тут он понял, что она не собирается застегивать рубашку. Проклятье!

Но на самом деле ничего бы не изменилось, если бы Тесс застегнула рубашку, или надела плащ, или даже железные доспехи. Тесс в купальнике эта картина навсегда запечатлелась в его мозгу. Странно, подумал он, сознавая, что не чувствовал дискомфорта от увиденного и даже, напротив, был рад, что увидел. Он сам удивился такому открытию.

— Привет, — крикнула Тесс, спускаясь по ступенькам.

Он чуть не застонал от разочарования, наблюдая за тем, как ее руки потянулись к пуговицам и начали застегивать рубашку. Все его существо завопило, когда ее пальцы остановились на третьей пуговице. Он остолбенело смотрел, как она приближается, как покачиваются ее бедра, как сверкают на солнце розовые ноготки на пальчиках босых ног и как солнце играет в ее шелковистых волосах.

Нет, Тесс определенно выросла. Вот почему он так напуган чувствами, которые испытывает к ней. Тем, что он ее желает.

Он еще должен разобраться, почему так сильно хочет Тесс. Она навсегда связана с другим мужчиной, их связывает крошечное создание у нее под сердцем, и другой мужчина все еще много значит для нее, даже если он в прошлом и опасный бандит. А если у Тесс и есть какие-то чувства к Уиллу, то они без сомнения вызваны той одержимостью, которую она испытывала к нему с тех пор, как ей исполнилось десять.

К тому же он не упомянул старшего брата Тесс… точнее, братьев, поправил он. Пять, если быть совсем точным. И все пятеро сделают из Уилла отбивную, если он хоть пальцем тронет их сестренку.

Брр, он только что перешел из нападения в защиту, и это — за какие-то шесть секунд, — подумал Уилл. Вот так рекорд!

— Что ты здесь делаешь? — прямо спросила Тесс, остановившись перед ним.

Он хотел бы ответить на вопрос так же прямо, но правда заключалась в том, что он сам не знал ответа. Он посмотрел на нее. Вблизи она казалась еще красивее. Но не только. На ее милом личике отразились недоумение и беспокойство.

Уилл и сам был обеспокоен.

— Привет, малышка, — ответил он и прислонил стремянку к грузовичку, многозначительно посмотрев вниз на свой рабочий костюм — светлые брюки и футболку — все в пятнах краски самых невероятных цветов и оттенков.

— Я пришел красить, — сказал он с гордостью.

Ее улыбка пропала.

— Красить что? — спросила она.

Как будто она сама не знает! Она просто шутит, и, черт подери, у нее это мило получается.

— Стены в детской, — объяснил он. — Вспомнила? Я сказал тебе за ужином, что покрашу их.

Она отрицательно покачала головой.

— Нет, ты не понял. Я согласилась, что комнату необходимо перекрасить, но мы ничего не говорили о том, что будем ее перекрашивать.

Уилл ухмыльнулся, поднимая банку с краской и стремянку. Он невозмутимо направился к дому.

— Ну, значит, я просто неясно выразился, сказал он, оказавшись у входной двери за долю секунды.

— Уилл! — закричала Тесс ему вслед.

Она поняла, что Уилл настроен серьезно, он уже успел подняться на второй этаж вместе со стремянкой, когда Тесс нагнала его. Она схватила его за руку и заставила повернуться к ней. Ее пальцы вцепились в его запястье, не давая идти дальше.

— Что ты собираешься делать? — задыхаясь, крикнула она.

— Тесс, — мягко начал он.

— Ты не можешь красить сейчас, — перебила она, не отпуская его руку.

Как хорошо, что она перебила его, подумал Уилл. Он все равно не знал, что собирался сказать ей. Что он мог сказать, когда чувствовал себя таким смущенным в ее присутствии?

— Я ухожу, — сказала Тесс. — Я иду плавать, продолжала она, когда Уилл не ответил. Она все еще задыхалась. И все еще держала его. — Ухожу, чтобы встретиться с друзьями, — добавила она.

Ее глаза затуманились.

Более того, она больше не смотрела ему в глаза, ее взгляд переместился на его губы. И почему она так близко? — подумал Уилл, обнаружив, что их тела почти соприкасаются. Или он сам придвинулся ближе? И почему сердце так бешено бьется в груди? Почему дыхание стало прерывистым? Что происходит…

В следующее мгновенье Уилл прижался губами к губам Тесс, и земля поплыла у него из-под ног. Он услышал ее стон, их дыхание смешалось, тепло ее тела проникло в его кровь.

А затем, словно в отдалении, он услышал грохот, с которым стремянка и банки с краской покатились по ступенькам. Но он не обратил на них ни малейшего внимания, его освободившиеся руки обхватили Тесс за талию и прижали к себе.

Весь окружающий мир потерял для него значение.

Тесс в его объятиях, и она отвечала на его поцелуй с той же страстью, с какой он целовал ее.

Она обняла его и приподнялась на носках, прижимаясь к нему всем телом.

14
{"b":"3479","o":1}