ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уилл целую неделю не появлялся в доме Тесс Потом ему пришла в голову мысль, что надо бы прийти и проверить, как у нее дела. Ведь прошло семь дней. Семь долгих дней. Семь долгих скучных дней. Семь очень долгих, очень скучных, очень трудных дней.

Их можно было назвать потерянными. Он не мог работать так хорошо, как прежде. Он постоянно думал о ней, волновался. И решил навестить Тесс. Правда, он хотел прийти к ней намного раньше — сказать откровенно, уже через пять минут после того, как ушел из ее дома тем утром. Но не смог, пока не прошло семь дней.

Хотя каждый из семи дней, казалось, тянулся бесконечно… Время шло, а его мысли и чувства все еще были в полнейшем беспорядке. Теперь ночь, которую они провели с Тесс, казалась ему целой жизнью, проведенной вместе с ней. И, если говорить правду, самой замечательной жизнью на свете. Эта ночь была полна радости, счастья и тепла.

За одну ночь Уилл испытал столько счастья, сколько не испытывал за всю свою жизнь. Но теперь все кончено. Она велела ему уйти.

Какой ты дурак, Уилл Дэрроу, сказал он себе однажды утром за чашкой кофе, ожидая первого клиента. Бенджи и Ким приходили попозже, а сейчас, в шесть тридцать, Уилл сидел в гараже один и, как обычно, был не в настроении дружески общаться и проявлять любезность. Фактически, у него теперь всегда было плохое настроение. Все семь дней. Не то чтобы он считал эти дни, но… Важно, что он не будет больше прежним Уиллом Дэрроу, если они с Тесс не выяснят свои отношения.

Они смогли целую неделю избегать друг друга. Уилл все время торчал дома или неподалеку от дома, и Тесс, видимо, делала то же самое. Но Мэриголд — маленький городок, в котором все знали друг друга. Они с Тесс не смогут избегать друг друга вечно. Особенно летом, когда все заподозрят неладное, если они будут все время сидеть дома. Рано или поздно они столкнутся. И тогда им обоим будет очень неловко.

Особенно, если Тесс беременна.

Несмотря на ее заверения в обратном, Уилл не мог не думать о таком варианте. Что, если она ошиблась в своих расчетах? Что, если все-таки она забеременела? Что, если как раз в тот момент, когда все разговоры о ее беременности закончатся, окажется, что Тесс на самом деле ждет ребенка? Что, если все начнут тогда гадать о том, кто отец? Уилл не мог позволить Тесс оказаться одной в такой ситуации. Он будет рядом с ней и не будет ничего скрывать.

А что, если Тесс откажется выходить за него замуж? Что, если она захочет растить ребенка одна? Уилл не мог допустить такого. Не только потому, что чувствовал себя ответственным за ребенка, но потому, что хотел быть ему настоящим отцом, ведь ребенок и его тоже. Его плоть и кровь. Кем себя вообразила Тесс, если она думает, что сможет запретить ему принять участие в его воспитании?

Уилл закрыл глаза и велел себе успокоиться.

Тесс ничего ему не запрещала. Сейчас он не может знать, как она отреагировала бы на ребенка или на его намерение принять участие в его воспитании. Она, возможно, и не беременна. Вполне вероятно, не беременна, поправился он.

А что, если да?

Уилл тяжело вздохнул и выпил остатки кофе.

Он не мог понять, как допустил, чтобы все так запуталась. Во всем виноват он сам. Он не смог устоять перед Тесс в ту ночь. Он утратил над собой контроль. Она представлялась ему такой прекрасной. И все было так чудесно, так правильно, так естественно.

Забавно, как все вдруг стало так сложно и не правильно.

Тесс раскладывала белье в гостиной, когда услышала знакомый звук мотора, который издавал грузовик Уилла Дэрроу. Она застыла со стопкой белья в руках. Она гадала, кто из них первым решится выйти из укрытия, и не очень удивилась, когда увидела Уилла. Хотя она уже перешла на диету, состоявшую из пепси-лайт и печенья, все равно скоро ей пришлось бы рискнуть и выбраться в супермаркет за продуктами.

Теперь ей больше не нужно бояться столкнуться с Уиллом в магазине. Теперь ей придется встретиться с ним один на один в собственном доме. Совсем рядом со спальней, в которой все и произошло.

Она пожалела, что пряталась так долго.

За неделю Тесс поняла, что не видеть Уилла для нее очень тяжело, а жить без него будет еще тяжелее. И еще она узнала, что это такое — скучать по Уиллу. Но самое главное, она поняла, что не сможет устоять от искушения, если снова увидит Уилла.

Она аккуратно поправила стопку с бельем и провела ладонью по своему розовому джемперу Она больше не носила желтый. Он напоминал ей об Уилле.

Тесс стянула резинку с волос, позволив им свободно лежать на плечах, потому что так ей было удобнее. В дверь три раза постучали. Она сделала глубокий успокаивающий вздох и подошла к двери, но не открыла.

— Привет, — сказала она через стекло.

Уилл внимательно посмотрел на нее и ответил мягко:

— Привет.

Повисла неловкая пауза. Они просто стояли и смотрели друг на друга через стекло. Уилл выглядел усталым, взволнованным, нетерпеливым, точно так же чувствовала себя всю неделю и Тесс. На его синей футболке золотыми буквами было написано «Спортивный зал Тео». Он не заправил футболку в потертые джинсы. Его темные волосы выглядели так, словно их недавно пытались причесать, но безуспешно. Очевидно, Уилла не слишком волновала собственная внешность. И он показался Тесс еще привлекательнее.

— Я могу войти? — спросил он в конце концов.

Рука Тесс инстинктивно потянулась к дверной ручке, но остановилась.

— Что тебе нужно? Тебе не надо было приходить, — сказала она, уронив руку.

Его брови приподнялись от удивления. Очевидно, он не ожидал такого ответа.

— Почему нет? — спросил он резко.

Потому что ты хочешь поступить благородно, подумала Тесс. Потому что ты не любишь меня так, как я люблю тебя.

— Мне кажется, мы все обсудили, — сказала она.

Он посмотрел на нее.

— Мне так не кажется. Позволь мне войти, Тесс, — его слова прозвучали как приказ.

В конце концов, она в своем доме, а не в его.

Она покачала головой.

— Я как раз… собиралась уходить, — солгала она.

Он посмотрел ей прямо в глаза.

— Позволь мне войти, Тесс, — повторил он требовательно.

— Я ухожу, — повторила Тесс.

Он перевел взгляд с ее лица на ноги. На голые ноги. Через стекло было прекрасно видел, что на ней нет обуви.

— Ты ничего не забыла? — спросил он, снова глядя ей в глаза.

Она нервно закусила губу, и его взгляд немедленно переместился на ее губы. Его зрачки расширились, губы раскрылись, словно он вспомнил, как их губы встретились в поцелуе.

О, Господи!

— Я имела в виду, — попыталась девушка. — Я… я собиралась уходить через пару минут. Как только надену туфли.

Он знал, что она лжет, и она видела это. Однако он произнес:

— Прекрасно. Я отвезу тебя туда, куда тебе нужно.

Тесс вздохнула, чувствуя, как ее спокойствие испаряется. Она не умела лгать, но продолжала:

— Спасибо, не надо. Я недалеко.

Ну, по крайней мере, сейчас она сказала правду. Фактически она вообще никуда не собиралась идти.

— Позволь мне войти, Тесс, — сказал он в третий раз.

Больше она не могла ничего придумать и не могла отказывать ему. В его голосе уже была мольба. И потом, она на самом деле не хотела, чтобы он уходил. Видеть его снова, даже при таких обстоятельствах, даже если только на несколько минут, было слишком чудесно, чтобы от этого отказываться.

Как только она отодвинула щеколду, он потянул дверь на себя, словно боялся, что она передумает. Он вошел внутрь так стремительно, что у Тесс не было времени отойти. Она упала бы, если бы Уилл не обхватил ее руками за талию.

И не прижал к себе.

— Привет, — прошептал он снова.

— Привет, — ответила она шепотом.

Она сжала руки в кулаки и прижала к его груди, словно защищаясь. Но они раскрылись сами собой, не подчинившись ее желанию, и легли на его теплую грудь. Кончиками пальцев Тесс чувствовала, как бешено бьется его сердце. Она знала, что его так же взволновала их встреча, как и ее. Ей стало спокойнее. Совсем чуть-чуть.

21
{"b":"3479","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Один день Ивана Денисовича (сборник)
Слушай Луну
Почувствуй,что я рядом
Немой
Совет двенадцати
Бег
Святой сыск
Осень Европы