ЛитМир - Электронная Библиотека

Такая идиллия продолжалась до вчерашнего дня. Приезд Сабрины Дженсен основательно подорвал его спокойствие и умиротворение. И сейчас, попивая вино и смотря на нее поверх стакана, он понимал, что эта история еще очень далека от завершения.

Глава ПЯТАЯ

— А вы чем занимаетесь в Оклахоме?

Рейчел разглядывала Райли Хантера в тусклом свете единственной лампы и жалела, что пригласила его к себе. Конечно, приглашая его, она совершенно не ожидала, что он примет ее приглашение. Она-то думала, что он находится на службе или едет куда-то по своим делам и остановился проведать ее просто из вежливости. Меньше всего она ожидала, что ему захочется установить с ней более близкие, чем требовалось по долгу службы, отношения. Судя по его вчерашнему поведению, он был рад отделаться от нее.

Хотя сейчас, вспоминая вчерашний день, она отметила, что Райли был очень обходителен с ней, когда они зашли на маленький рынок, где Сабрина сделала некоторые закупки на пути домой. Он вызвался нести ее корзинку с продуктами, доставал все, что ей требовалось, с высоких полок, и насоветовал ей купить много полезных продуктов для беременных, в дополнение к ее обычному убогому рациону.

Райли также напомнил ей, что беременной женщине нельзя пить вино, вспомнила Рейчел. Конечно, ей следовало вспомнить об этом, когда она шла открывать дверь. Просто она не подумала. Как обычно.

Уезжая из Оклахомы, она в последнюю минуту положила эту бутылку вместе со всеми остальными вещами. Тогда она думала, что какое-то время проживет с Сабриной. Теперь же, увидев Райли, так растерялась, что забыла о необходимости изображать из себя беременную. Когда же он сам напомнил ей об этом, пришлось ему наврать.

В очередной раз.

Настанет ли когда-нибудь время, спросила она себя, когда можно будет сказать ему хоть что-то правдивое? Она, наконец, вспомнила, что ее только что спросили об Оклахоме. Вот и представилась возможность. Если Райли не знает, что Сабрина на седьмом месяце, он, может быть, не знает и об ее жизни. Так что какая, к черту, разница, подумала Рейчел. Теперь-то она могла начистоту рассказать о своей жизни дома.

— Я работаю в баре. Вернее, работала. Я потеряла работу перед самым отъездом.

— Вас уволили накануне Рождества? Ужасно. Тем более, учитывая, что вы беременны.

Она закусила губу.

— Да, но… гм… мой шеф не знал, что я беременна.

— Вам следовало сообщить ему.

— Не думаю, чтобы это принесло какие-то результаты. — Это тоже было правдой, подумала она. Эдди, ее менеджер, был человеком без сердца. Вот так.

— Может быть, мне стоит позвонить ему? — предложил Райли. — Я бы напомнил ему о человечности и доброте.

— Нет! — Рейчел выпалила это слишком резко и твердо, и Райли взглянул на нее с удивлением. — Я имею в виду, — попыталась она сгладить свое восклицание, — это не его дело. Я не хочу, чтобы он знал… о моем положении. И не беспокойтесь за меня. Я найду другую работу. В бары всегда требуются работники. Не придавайте этому значения.

Судя по выражению его лица, Райли еще не раз об этом задумается, отметила Рейчел. Он казался всерьез обеспокоенным за нее.

Надо же, у нее, оказывается, вполне успешно получается вешать лапшу на уши. Последняя мысль затронула какую-то болезненную точку в ее душе, и Рейчел поняла, что ее снова тянет рассказать ему всю правду. Он слишком хороший человек, чтобы водить его за нос подобным образом. Но все же торопиться нельзя. У нее еще будет достаточно времени рассказать, как все было на самом деле. Когда Сабрина окажется в безопасности.

— Вы хороший человек, Райли, — с улыбкой сказала она. — Но, право же, не стоит беспокоиться за меня. Покраснев, он опустил глаза.

— Я вовсе не такой уж хороший. Просто не могу видеть женщину в затруднении.

— Я сама могу позаботиться о себе.

— Ну, это ведь еще как сказать.

Рейчел вспыхнула.

— Вам-то до этого какое дело?

— Понимаю, что никакого, — тихо сказал он, — но от этого ваши трудности заботят меня не меньше.

На душе у нее потеплело. Он знаком с ней едва ли день, и все-таки его волнуют ее трудности. Он прекрасно осведомлен, что она запуталась и не в состоянии выбраться самостоятельно. Если верить ее словам, ситуация складывается такая, что большинство мужчин в ужасе разбежались бы от такого существа, а он тем не менее продолжал заботиться о ней.

Это как раз то, что ей было нужно, подумала Рейчел. К тому же в глубине души она чувствовала, что Райли ей тоже небезразличен. Странно, но ее чувства к нему отличались от тех, что она испытывала по отношению к другим мужчинам. Работая в баре, она каждый день общалась с множеством мужчин. С ней флиртовали, заигрывали. Там бывали мужчины, в которых она могла бы по уши влюбиться с первого взгляда. И Рейчел давным-давно научилась осторожничать в любовных делах.

Она отвергала всех. Да, естественно, она флиртовала и отшучивалась в ответ, но, каждый вечер, возвращаясь одна в пустую квартиру, чувствовала себя обделенной. Однажды, когда ей было семнадцать, она совершила ошибку и больше не собиралась ее повторять.

Она влюбилась в совершенно очаровательного ковбоя по имени Барт Мендоза и вскоре отдалась ему душой и телом. Но через неделю он исчез в неизвестном направлении, даже не попрощавшись. Вскоре Рейчел забыла о нем, потому что познакомилась с неким Натаном. Ему на смену пришел очаровашка Тим, и мысли о Натане выветрились у нее из головы.

Но с ними она отнюдь не заходила так далеко, как с Бартом. С тех пор у нее было еще несколько ухажеров, но, общаясь с ними, она не давала себе воли. Урок, преподанный Бартом, оказался болезненным, но тем лучше она его запомнила. Барт показал ей раз и навсегда, что она, так же как и ее мать, готова броситься на первого же симпатичного мужика.

Рейчел плохо помнила мать — последний раз она видела ее много лет назад. Бланш Дженсен бросила любящего мужа и двух сестер-близнецов ради симпатичного ухажера с хорошо подвешенным языком.

Сначала, пока дети еще не подросли, она иногда писала им письма, поздравляла с днем рождения, но постепенно и это сошло на нет. Бланш сделала свой выбор, уйдя и не оглянувшись.

В свое время Барт Мендоза подобным же образом исчез из жизни Рейчел. С тех пор ухаживания мужчин, можно сказать, не выводили ее из равновесия. За исключением первого раза, она никогда не позволяла себе потерять голову. Она разрешала любви поселиться в сердце только на несколько часов свидания, а когда мужчина уходил, заставляла себя забыть о нем. Она наделала порядочное количество глупостей в жизни, и, надо думать, наделает еще немало, но этой ошибки больше не повторит.

Она не собиралась быть такой женщиной, как мать, и переходить от одного любовника — или мужа — к другому. А если это значило, что Рейчел придется всю оставшуюся жизнь провести в одиночестве, ну что ж… значит, так тому и быть. На свете много куда более страшных вещей, чем одиночество.

Так что никакой Райли Хантер не вскружит ей голову. Потому что она знала: если влюбится в него по-настоящему, то наделает глупостей и вскоре об этом пожалеет. Как бы он ни был привлекателен, она была уверена, что он ничем не лучше любого другого красивого мужчины.

— Я, право же, ценю вашу заботу обо мне. Но, верите вы в это или нет, я способна позаботиться о себе сама.

— Хорошо, — произнес он, допивая вино. — Если вы на этом настаиваете, у меня, похоже, нет другого выхода, кроме как поверить вам. — Он оглянулся вокруг, ища, куда бы поставить пустой стакан. — Поскольку я убедился в вашей самостоятельности, то видно, никакого резона околачиваться тут дальше нет.

Не найдя, куда поставить стакан, он быстро поднялся, очевидно, намереваясь отнести его в кухню. Но движение оказалось слишком быстрым, чтобы он сумел удержать равновесие. Поэтому вместо того, чтобы шагнуть вперед, он, покачиваясь и вытаращив глаза от удивления, застыл на месте. Затем, прежде чем Рейчел поняла, что происходит, он качнулся в ее сторону. В растерянности она привстала и попыталась удержать его. Но он был явно слишком тяжел для нее, и Рейчел плюхнулась обратно в кресло, а Райли приземлился ей на ноги.

11
{"b":"3480","o":1}