ЛитМир - Электронная Библиотека

Секунду они глазели друг на друга, и каждый пытался понять, что же все-таки произошло. Затем Райли откинулся назад, вскочил и приземлился в свое кресло. Но теперь он сидел в гораздо более непринужденной позе, чем раньше, — руки раскинуты в стороны, одна нога перекинута через подлокотник.

Рейчел не двинулась с места — да и не смогла бы, даже если бы захотела, и сидела, беспомощно моргая, как будто внезапно ослепленная какой-то яркой вспышкой. Но постепенно она начала приходить в себя и, наконец, до нее дошло, что Райли находится в состоянии, несколько не подобающем облеченному властью представителю закона.

— Ч-что с вами? — дрожащим голосом спросила она.

Райли потряс головой, прижал руки ко лбу.

— Если бы я не знал точно… — он выглядел растерянным. — Вот черт! Я бы подумал, что напился.

Рейчел похолодела. Что же делать, придется снова вешать лапшу на уши.

— Но это невозможно!

Это действительно невозможно — ведь она налила ему всего-то полстакана. Сама она выпила больше и не чувствовала ни малейшего головокружения. А он, крупный мужчина, выпил всего-то неполный стаканчик. Даже если учесть, что вино на самом деле не было безалкогольным, на такого человека, как Райли Хантер, оно не могло оказать никакого действия. Не должно было оказать, по крайней мере.

— Вы уверены, что это не настоящее вино?

— Совершенно уверена.

— Дело в том, что у меня очень высокая чувствительность к вину, — добавил он.

Так вот в чем дело! Теперь все стало на свои места.

— В последний раз я испытывал такое головокружение на свадьбе у сестры, когда одна рюмка шампанского просто свалила меня с ног. Так что вино мне совершенно противопоказано. — Райли внимательно посмотрел на нее, прежде чем продолжать: — Правда, я вспомнил, что у меня было подобное ощущение, когда прошлой зимой я заболел гриппом. Но я болею редко и не заболеваю так неожиданно.

Рейчел ухватилась за возможность увести разговор в другое русло.

— Я слышала, здесь ходит какая-то зараза. Эта болезнь начинается очень остро. Может быть, вы именно ее и подхватили. — Она вскочила. — Надо смерить вам температуру.

— Не стоит! — крикнул он вдогонку. — Вряд ли это необходимо. Мне вовсе не жарко.

Ему не жарко? Это поразило Рейчел. После тех скачек, которые они устроили минуту назад? У нее до сих пор сердце готово выскочить наружу, а ему даже не жарко?

— Ну, хорошо, — пробормотала она, возвращаясь обратно, и, примостившись на краешке кресла, стала настороженно наблюдать. Райли сидел уже ровнее, но при этом уперся локтями в колени и положил голову на руки.

— Говорю же, я чувствую себя пьяным, — сказал он, не поднимая головы.

От стаканчика вина?.. — подумала Рейчел. Из чего только делают сейчас шерифов…

— Может быть, это приступ головокружения?

Он покачал головой, медленно, и даже слегка застонал.

— Я не страдаю головокружениями.

— Может быть, это однократный приступ.

Он поднял голову, но явно не чувствовал себя лучше.

— Никогда о таком не слышал.

— У моей тетки такое бывает. Посидите спокойно пару минут, может быть, пройдет.

— Думаю, мне лучше прилечь.

О боже, только не это! — пронеслось у нее в голове. Но прежде чем она смогла что-то возразить, Райли лег на кушетку, закрыв рукой глаза от света, и через минуту уже крепко спал.

— Невероятно, — пробормотала Рейчел. На этот раз была ее очередь покачать головой. Еще не было десяти вечера. Райли заснул явно надолго. Она тяжело вздохнула. И что теперь? Ей нужно было сделать еще несколько телефонных звонков, но, похоже, на сегодня все отменяется. Не очень-то тут поболтаешь, когда в двух шагах похрапывает представитель закона. Выбора, в общем-то, не было. Ей оставалось только прибраться, накрыть одеялом свалившегося на ее голову стража порядка и отправиться спать самой. Хорошо еще, что она привезла книгу и есть что почитать. Больше делать все равно нечего.

Через пятнадцать минут она уже залезла в постель. Из соседней комнаты доносился храп Райли, способный и мертвого поднять на ноги. Рейчел, может быть, и не ждала особых домогательств с его стороны, но для ее женского самолюбия оказалось неприятным сюрпризом, что человек, считающий ее особой достаточно легкого поведения, совершенно не был заинтересован ею.

Рэйчел прогнала грустные мысли и открыла книгу, стараясь не обращать внимания на громкий храп, раздававшийся, казалось, над самым ухом. Да, похоже, ночь будет длинной.

Пробуждение было медленным и мучительным. От неудобной позы затекли и болели шея, нога, бок. Голова прямо-таки раскалывалась. Первые несколько минут Райли неподвижно лежал с зажмуренными глазами и удивлялся, куда его занесло и кто мог

устроить ему такую трепку. Он, ведь, кажется, не сделал ничего настолько плохого, за что его могли отдубасить подобным образом.

Постепенно в его помраченное сознание проникали сигналы из внешнего мира: аромат готовящегося кофе, шкворчание бекона на сковородке, шершавость одеяла и звуки песенки, которую какая-то женщина мурлыкала себе под нос. Такое нашествие странных ощущении вынудило его рискнуть и открыть один глаз. Правда, он тут же зажмурился — даже слабый свет утренних сумерек раскалывал голову на части. Глубоко вздохнув, он предпринял новую попытку, на сей раз действуя медленно и осторожно. Получилось. Один глаз открыт. Наверняка ему удастся открыть и второй. С немалыми усилиями, после нескольких попыток, ему удалось и это.

Но, даже открыв глаза — ну, приоткрыв, — он все еще ничего не понимал. Окружение было довольно убогим. Даже его собственная квартирка, которую никак нельзя назвать образцом комфортности, была гораздо уютнее. Где же он все-таки находится, и какого черта…

— Вот вы и проснулись.

Голос был женский. Это поразило его, потому что с самого приезда в Вэллес-Каньон Райли не вступал ни в какие взаимоотношения с женщинами. И сейчас, проснувшись неизвестно где и слыша этот голос, он был, мягко говоря, сбит с толку. Кто же обладатель такого звонкого, мелодичного…

Сабрина Дженсен.

На Райли обрушилось воспоминание о вчерашнем вечере. Он заехал проведать красивую беременную женщину, которая, помимо всего прочего, никак не могла решить задачку про отца своего ребенка, и она пригласила его зайти. Они обменялись несколькими фразами, потом взглядами… А потом он напился. По крайней мере так он себя почувствовал. Это пойло сразу ударило ему в голову.

Он начал смутно припоминать, что безалкогольные напитки якобы все же содержат незначительные количества спирта. Слишком мало, чтобы оказать влияние на обычных людей, но, очевидно, более чем достаточно, чтобы уложить его. Он, должно быть, страдает чем-то вроде аллергии, уж слишком ему плохо.

Или Сабрина Дженсен в очередной раз его надувает?

С превеликим трудом шериф поднялся и сел. Одеяло упало на пол, но он только посмотрел на него отрешенным взглядом. Одежда оказалась слегка помятой, но переодеться было не во что. Медленно, очень медленно, он провел пальцами по волосам, потом потер лицо. Спасибо индейским предкам — о бритье можно было особенно не заботиться, борода у него почти не росла.

Райли уже собрался задать один из множества крутившихся в его голове вопросов, но тут перед его носом возникла чашка кофе. Подняв глаза, он увидел, что Сабрина улыбается ему. Она выглядела настолько же хорошо, насколько плохо он себя чувствовал. Он, сокрушаясь, покачал головой — очень медленно, прежде чем осторожно глотнуть живительный напиток. Впрочем, один только аромат горячего кофе заставил его почувствовать себя лучше.

Посмотрев на Сабрину, Райли и вовсе ожил. Ее темные волосы разметались по лицу, зеленые глаза весело сверкали даже в царившем здесь полумраке. Она тоже держала в руках чашку кофе и лениво отпивала по глотку. Мешковатая красная рубашка доходила до обтянутых джинсами бедер, на ногах красовались тяжелые туристские ботинки — для тепла. Райли снова поймал себя на том, что рассматривает ее живот и думает, кто мог быть соучастником зарождения этой новой жизни.

12
{"b":"3480","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рунный маг
Дзен-камера. Шесть уроков творческого развития и осознанности
Книга, открывающая безграничные возможности. Духовная интеграционика
Поденка
Level Up 3. Испытание
Музыка ночи
Оранжевая собака из воздушных шаров. Дутые сенсации и подлинные шедевры: что и как на рынке современного искусства
Искажение
Призрак Канта