ЛитМир - Электронная Библиотека

— Извините, — негромко пробормотал он. — Там так влажно, что невозможно было как следует обсохнуть и одеться.

Как будто здесь намного суше, подумала Рейчел, а вслух сказала:

— Ничего страшного. Со мной тоже такое постоянно случается. То есть, я имею в виду, что в ванной очень сыро и приходится выходить раздетой.

В его взгляде мелькнуло нечто вроде сообщения, что лучше бы ей не произносить таких слов. Но когда они встретились глазами снова, Райли смотрел вполне нейтрально.

— Здесь тепло и хорошо. Через минуту я вполне высохну.

— Почему бы вам не зайти в кухню? Здесь намного теплее, — предложила она и тут же мысленно хлопнула себя по лбу. Надо же было ляпнуть такую глупость! Меньше всего ей нужно было, чтобы Райли находился здесь, в такой близости от нее, что она могла заключить его в объятия, повалить на пол и делать с ним все, что захочет.

Казалось, предложение его удивило, но потом он пожал плечами, как будто решил поймать ее на слове. В горле у нее пересохло, когда она наблюдала за его приближением. Рейчел не понимала, как шериф может заставить играть каждый мускул на своем теле без всяких видимых усилий. Увлекшись изучением его анатомии, она не следила за тем, куда кладет очередной ломтик бекона. В следующий момент она нечаянно прикоснулась запястьем к краю раскаленной сковородки.

— Ах! — Бекон выпал из ее руки прямо в огонь газовой горелки. Она рефлекторно потянулась за ним, но теперь ее рука оказалась над пламенем. Она вскрикнула еще громче. — Ох ты господи, ну что же такое творится… Ай-ай-ай…

Она уронила злосчастный кусок на пол и проявила достаточно сообразительности, выключив горелку. Потом начала дуть на обожженную руку, как будто это могло чем-то помочь.

Не успела она понять, что случилось, как Райли оказался рядом, осторожно взял ее руку в свою и изучил повреждение. Кожа на запястье в месте ожога сделалась багровой, кисть покраснела и припухла. Оценив ситуацию, он подтолкнул Рейчел к крану, включил холодную воду и подставил ее руку под тугую ледяную струю.

Облегчение пришло немедленно, и Рейчел поняла, что беспокоила ее не только обожженная рука. Везде, где Райли прикасался к ней, то есть во многих местах, благо он стоял, прижавшись к ней чуть ли не вплотную, она ощущала странную теплоту.

В замешательстве она наблюдала, как он осторожно взял ее руку обеими руками, внимательно осмотрел, и, видимо, не вполне довольный результатами, снова поместил под кран, поворачивая то так, то эдак, не спуская глаз с поврежденного места.

Вряд ли кто-нибудь когда-нибудь обходился со мной нежнее, чем Райли, подумала Рейчел. Такой крупный и могучий человек, но тем не менее эпитет нежный подходил ему как нельзя лучше.

— Думаю, ничего страшного не случилось, — заявил Райли. — Но все-таки не мешает показаться доктору, учитывая ваше положение…

Она улыбнулась в ответ на такое открытое проявление заботы.

— Вряд ли какой-то маленький ожог может повредить ребенку.

Она извлекла руку из-под крана и покрутила кистью, сжимая и разжимая пальцы.

— Видите? Как новенькая.

Но Райли остался не слишком доволен. Действуя с такой же нежностью, он вытер ей руку полотенцем и снова внимательно осмотрел.

Его прикосновения заставляли ее сердце биться все чаше, и он, очевидно, заметил бешеный ритм ее пульса.

— С вами точно все в порядке? — еще тише, почти шепотом спросил он.

Она кивнула, не решаясь произнести что-либо вслух. К тому же в мыслях была такая путаница, что она и не знала, что сказать.

— Дело в том, что ваш пульс… сердце бьется очень часто.

Рейчел машинально приложила свободную руку к груди. Сердце колотилось как бешеное. Вдобавок у нее шумело в ушах и все сильнее кружилась голова.

— Ну я… я просто испугалась. Когда обожглась.

На этот раз пришла очередь Райли молча кивнуть.

Не понимая, зачем она это делает, Рейчел протянула руку и положила ему на грудь. Она сразу почувствовала, что его сердце точно так же готово выскочить наружу. Она улыбнулась, осознав, что он так же, как и она, взволнован, а может, и напуган тем, что только что произошло — или происходит и сейчас?

— Похоже, ваше сердце тоже бьется немного быстрее обычного.

Долгую секунду они стояли молча, не шевелясь, глядя друг на друга. Райли все еще держал ее руку и медленно, неторопливо поглаживал большим пальцем запястье — вперед-назад, вперед-назад… Рейчел прижимала руку к его груди, так же ритмично водя по ней ладонью.

Затем, как будто по сигналу невидимого дирижера, они начали сближаться. Рейчел положила руку ему на плечо, он обнял ее за шею. Каждый мало-помалу притягивал к себе другого, пока между ними не остался совсем маленький промежуток. Вскоре и он исчез, так как Райли одним ловким движением склонился к ней и поцеловал в губы.

Таких поцелуев в своей жизни Рейчел не помнила.

Он провел губами по ее губам — раз, другой, третий, так мягко, что она скорее угадывала, чем ощущала прикосновения. Потом прижался щекой к ее щеке, поцеловал в щеку, в шею. Шагнул вперед и прижался к ней еще крепче. Единственное, на что он решился не сразу, — посмотреть ей в глаза.

Да, подумала Рейчел, на сей раз все происходит определенно по-другому.

Райли снова поцеловал ее, вложив в этот поцелуй всего себя. Одной рукой он гладил ей волосы, другую прижал к ее груди. Потом он обнял ее обеими руками, и Рейчел показалось, что он окружает ее со всех сторон.

Райли стал медленно отступать, не выпуская Рейчел из объятий, пока не уперся спиной в стоявший у них на пути холодильник.

Застонав от страсти, он так сжал ее в объятиях, будто хотел слиться с ней воедино. Его нога оказалась между ног Рейчел. Инстинктивно, не задумываясь над тем, что делает, она сделала движение бедрами вперед, навстречу ему. И немедленно об этом пожалела, почувствовав такой голод, такое ненасытное желание, о существовании которого даже не подозревала. Протяжный стон вырвался из ее горла. Сгорая от страсти, она подалась назад, потом снова вперед. Еще раз, и еще, и еще, вцепившись в Райли и стараясь слиться с ним.

Райли уловил ее состояние и поднял ногу выше. Рейчел чуть не задыхалась от избытка охвативших ее чувств. Она пыталась внушить себе, что ей следовало бы немедленно прекратить все это, пока ситуация окончательно не вышла из-под контроля. Но вместо этого, с каждой секундой возбуждаясь все сильнее, она еще крепче, еще безудержней прильнула к Райли.

Она играла с его волосами, накручивала длинные пряди на пальцы, потом наклонила его голову и приникла к его губам. На этот раз она завладела инициативой и не упустила возможности изучить все, до чего могла дотянуться. Его дыхание было резким и прерывистым, как и ее собственное.

Рука Райли, лежавшая у нее на бедре, двинулась вверх, забралась под рубашку и коснулась голой кожи чуть выше пояса. Рейчел затаила дыхание, ожидая, что он станет делать дальше.

Рука продвигалась выше, нежно поглаживая ее тело, как будто играя на самом чувствительном музыкальном инструменте. Коснувшись груди, рука остановилась, как будто ожидая подтверждения, что можно двигаться дальше.

Медленно-медленно Рейчел завершила поцелуй, но не отстранилась, а прижалась к Райли еще теснее. Когда она стала целовать его в шею, Райли неожиданно накрыл руками ее грудь и осторожно сжал. Ее соски напряглись под тонкой тканью, и он начал нежно ласкать их кончиками пальцев.

В этот момент Рейчел с кристальной ясностью осознала: то, что происходит сейчас, вызывало у нее другие ощущения, чем прежде, потому что само происходящее было другим. Она не знала, почему и каким образом это получается, но то, что происходило сейчас, казалось… правильным. Естественным. Хорошим. Как будто так и должно было быть.

Ну и что из того, что она влюбилась в Райли так же легко, как и во всех прежних мужчин? — пронеслось у нее в голове. Пусть он очаровал и покорил ее почти моментально. Пусть столкнувшие их обстоятельства нельзя было назвать идеальными, разумными, нормальными.

14
{"b":"3480","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Психология влияния
Счастье без правил
Судный мозг
Монах, который продал свой «феррари»
Стойкость. Мой год в космосе
Не смогу жить без тебя
Первые сполохи войны
Любовь к драконам обязательна
Как разговаривать с м*даками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни