ЛитМир - Электронная Библиотека

Рейчел оторвалась от созерцания окрестностей и отошла от окна. Дом на колесах был меблирован традиционно уродливо: коричневая мебель, коричневые стены, коричневый ковер… Рейчел поклялась, что, если она когда-нибудь выберется из этого проклятого места — а она сделает это сразу, как только найдет Сабрину, — то никогда в жизни не купит себе в дом ничего коричневого.

Только бы знать, когда она сможет отсюда уехать. А это произойдет не раньше, чем она выяснит, куда подевалась Сабрина, что с ней стряслось и что нужно сделать, чтобы выпутать сестру из этой истории.

Дело в том, что впутываться в истории вовсе не в характере Сабрины. Из двух близняшек она была более уравновешенной, практичной и целеустремленной. Сабрина всегда знала, чего хочет и как этого добиться. Рейчел была гораздо более склонна попадать во всяческие переделки.

Судя по доходившим от Сабрины известиям, до последнего времени у нее все было замечательно. Правда, сестрам уже давно не удавалось поговорить по душам, как раньше. За двухчасовую совместную поездку можно успеть только рассказать друг другу об основных произошедших событиях, не более. Но они регулярно созванивались. Сабрина работала официанткой, а вечером училась в колледже и вот-вот должна была его закончить. И, разумеется, она уже совершенно точно знала, что будет делать после окончания колледжа. В отличие от Рейчел, которая в свои двадцать четыре года все еще не решила, чем будет заниматься в дальнейшем.

Сабрина мечтала открыть свою сеть кафе. Рейчел тоже хотела придумать что-нибудь свое, но пока не представляла, что именно. Впрочем, похоже, единственная ее перспектива в настоящее время — сидеть здесь, в Каньоне, и ждать появления Сабрины. Ждать, ждать и ждать.

Это убогое, скучное, пустынное место было последним известным Рейчел местопребыванием Сабрины. Два дня назад она позвонила Рейчел на работу из этого домика. В баре, где работала Рейчел, толпился народ, который нужно было обслуживать, и им даже не дали как следует поговорить, так что Рейчел до сих пор не знала, что именно случилось. Сабрина только успела сказать, чтобы Рейчел как можно скорее приехала в Вэллес-Каньон, на стоянку передвижных домов, где она снимала дом под номером тридцать два.

Когда вчера днем Рейчел прибыла по указанному адресу — из-за чего пришлось бросить работу в Оклахома-Сити, потому что по расписанию это был ее рабочий день, — Сабрины нигде не было.

Входная дверь была не заперта, хотя внутри все вроде оказалось в порядке. В доме жили еще недавно: в холодильнике стояли упаковка йогурта и пакет свежих сливок, а в корзинке — еще не совсем дозревшие фрукты. Но нигде не было никаких признаков того, что здесь жила именно Сабрина. Поговорив с управляющим, Рейчел узнала, что сестра заплатила за дом до конца года.

Рейчел не могла решить, что делать дальше — уезжать или оставаться. Находилась ли Сабрина где-то поблизости, ехала по направлению к дому или вообще покинула штат? Рейчел была уверена в одном — все метания сестры в течение последних нескольких месяцев объяснялись поисками надежного убежища. Да, к тому же Сабрина была беременна!

По привычке, выработавшейся за последние тридцать шесть часов, Рейчел уставилась на телефонный аппарат, прикрепленный к кухонной стене, и силой мысли попыталась заставить его зазвонить. Поскольку это ни к чему не привело, она закрыла глаза и сквозь зубы пробормотала тоже ставшую привычной фразу:

— Зазвонишь ты или нет, дурацкая штуковина?!

Она повторила эту фразу бесчисленное число раз, когда телефон вдруг действительно зазвонил. От неожиданности она подпрыгнула.

— Алло! — заорала она в трубку, вся дрожа от волнения.

— Это ты, Рейчел?

Рейчел почувствовала себя так, будто ее огрели дубиной. Несколько секунд она не могла ни пошевелиться, ни вздохнуть, ни заговорить. Наконец ей удалось совладать с собой.

— Сабрина! Дорогая… Откуда ты звонишь?

— Слава богу, ты там, — отозвалась сестра. Ее голос звучал жалобно. — Я сначала позвонила тебе домой и, не застав тебя там, подумала, что, может быть, ты в Каньоне. И уж извини, не могу тебе сообщить, где нахожусь сама.

— Почему ты не можешь сказать мне, где находишься? — возразила Рейчел, понимая, что настаивать бесполезно. Хотя Сабрина время от времени звонила ей в течение последних нескольких месяцев, она никогда не сообщала, где находится. Никогда — до позавчерашнего дня. — В конце концов, я твоя сестра, — напомнила Рейчел, — и схожу с ума от беспокойства за тебя. И я не знаю, сколько еще мне удастся удержать отца в неведении.

— Я не могу сообщить тебе, где нахожусь, — повторила Сабрина. — Как только я положу трубку, то уеду отсюда. Мне нужно успеть на очередной автобус.

— Сабрина, ради бога, скажи мне, куда тебя угораздило вляпаться? Твоя скрытность сводит меня с ума. Когда ты вернешься домой? Макс сказал, что ты некоторое время использовала его адрес для переписки, но никогда не жила там. Где ты была?

Поколебавшись, та ответила:

— Некоторое время я жила в Мейсон-Гроув, но мне нельзя больше там оставаться.

— Где это?

— Между Талсой и Стиллуотером. Там очень красиво. Тебе стоит как-нибудь туда съездить.

Их разговоры всегда происходили подобным образом. Начинались с одного, переходили на другое, потом опять на что-то. Но сегодня Рейчел не собиралась отклоняться от темы. Она должна была узнать всю правду.

— Почему ты не позвонила мне или отцу, чтобы сообщить, где находишься?

— Я не могла.

— Но почему? — повторила Рейчел. — Сабрина… родная, ты должна рассказать мне, что происходит. Прямо сейчас.

— Если бы я могла объяснить тебе, что к чему… — в ее голосе ясно слышалась тревога, — но все так запутано… К тому же я не уверена, что знаю все подробности, так что не буду втягивать тебя в это дело. Я просто хотела проверить, приехала ли ты, и сообщить, что я не вернусь, так что тебе нужно уезжать. Слышишь, Рейчел? Уезжай поскорее. Я совсем не уверена, что там безопасно.

— О боже! Что ты такое говоришь? Небезопасно? Этот город — самое захолустное место, которое я когда-либо видела. Неужели здесь может быть опасно?

Рейчел услышала, как на другом конце провода далекий голос объявил о начале посадки на автобус в Линкольн, Небраска.

— Это твой автобус? Ты едешь в Небраску?

— Нет. Я еду… — Сабрина замолчала. — Я не могу тебе этого сообщить, — наконец сказала она. — Ты не волнуйся — со мной все в порядке. Я регулярно показываюсь врачу, все идет по расписанию. — Поколебавшись, она неохотно добавила: — Об отце ребенка могу сказать только, что он из известной, богатой и влиятельной в Оклахоме семьи, и… — Повисла еще одна пауза. — Мне кажется, что они хотят отобрать у меня ребенка.

— Что они хотят сделать?

— За мной таскается какой-то парень, — торопливо продолжала Сабрина, — я не знаю, кто он и что от меня хочет, но он постоянно за мной следит. Я думаю, что он работает на ту семью, но, в любом случае, мне это не нравится.

— Мне кажется, тебе было бы безопаснее жить в семье, — возразила Рейчел. — Хотя бы скажи, куда ты направляешься! Я тебя где-нибудь встречу. Конечно, было бы еще лучше, если бы я позвонила папе. Ты же на седьмом месяце! Тебя должен кто-нибудь сопровождать!

— Нет. Все в порядке. Зря я позвонила тебе в прошлый раз. Это была минутная слабость. Не следует втягивать вас в это дело. Отправляйся домой. Я позвоню тебе, когда смогу. Теперь мне надо идти. Обещай мне, что уедешь из Каньона и будешь осторожна. Счастливо!

Со вздохом Рейчел повесила трубку, чувствуя себя еще хуже, чем до разговора.

Оставаться здесь больше не имело смысла: Сабрина недвусмысленно заявила, что не вернется. Ничего не оставалось делать, как вернуться домой в Оклахома-Сити и ждать ее следующего звонка. Если таковой последует.

Но взять и уехать было не так-то просто. Сабрина много раз помогала Рейчел выбираться из передряг, с которыми та была бессильна справиться самостоятельно. Рейчел понимала, что многим обязана сестре, и сейчас, когда у Сабрины возникли проблемы, надо было придумать какой-нибудь способ помочь.

2
{"b":"3480","o":1}