ЛитМир - Электронная Библиотека

— Освоились? — Голос шерифа нарушил гнетущую тишину. Райли принес большую кружку молока и поставил ее на салфетку на стол так, чтобы Рейчел смогла до нее дотянуться. Затем извлек из ящика коробку с пирожными, которую тоже пододвинул в пределы досягаемости Рейчел.

Очевидно, он решил держаться на расстоянии. Наверное, это даже к лучшему. Рейчел нисколько не хотела повторения того… той ситуации, которая возникла в трейлере.

— Ну что ж, — произнес он, усевшись за стол. — Почему бы нам не оставить игру в жмурки? Расскажите мне, как получилось, что вы связались с Вентворфами.

Рейчел как раз взяла пирожное, но, услышав этот вопрос, от неожиданности уронила его.

— Я же говорю, я их совершенно не знаю. Лично, во всяком случае.

— Тогда почему они разыскивают вас как пропавшую без вести?

Рейчел утешила себя тем, что сейчас у нее наконец появилась возможность сказать правду.

— Честное слово, не знаю.

Он задумчиво посмотрел на нее.

— Я навел о вас справки после того, как приходил к вам домой. Правда, ничего интересного не выяснил.

— Вы меня проверяли?

Рейчел не могла решить, что было более досадно — его недоверие и устроенная им проверка — хотя она действительно не сказала ни слова правды и не была достойна доверия, — или то, что в ее жизни не нашли «ничего интересного». Сейчас она не отказалась бы от некоторой доли таинственности в своем прошлом, даже от какого-то небольшого пятнышка на ее репутации.

Вдруг Рейчел вспомнила, что проверял-то он биографию Сабрины. Ну конечно! Сабрина-то никогда не выкидывала никаких фокусов. По крайней мере до недавнего времени. До тех пор, пока не связалась с наследником одной из самых богатых, преуспевающих и влиятельных семей штата Оклахома.

— Не сочтите за оскорбление, мисс Дженсен. Такая проверка — совершенно обычная стандартная процедура. Я просто хотел выяснить, не разыскивают ли вас по каким-то другим причинам, помимо исчезновения без вести.

Рейчел вскинула глаза.

— Ну, знаете… я никогда в жизни не нарушала закон. — Ну, наговорила вранья офицеру полиции, добавила она про себя, но нарушать закон? Нет, никогда. Если, конечно, намеренно вводить в заблуждение полицию не означает нарушать закона…

— Я и не утверждал обратного.

Она вскочила.

— В таком случае я могу идти?

Шериф покачал головой и молча указал на кресло. Рейчел вздохнула, села и снова потянулась за пирожным, не потому, что у нее вдруг проснулся аппетит, а скорее для того, чтобы чем-то занять руки.

— Если вы утверждаете, что не знакомы с семьей Вентворф, то почему они вас разыскивают? Можете рассказать мне все начистоту, мисс Дженсен. Обещаю, что ни одно слово не пойдет дальше моих ушей.

Рейчел откусила хороший кусок пирожного, запила молоком и не сказала ни слова. Пусть думает что хочет.

Очевидно, Райли расценил ее молчание как злонамеренное сокрытие чего-то важного. Он потянулся к телефону, стоявшему на углу стола.

— Если вы ничего не хотите мне сообщать, мне придется прямо сейчас позвонить Вентворфам и доложить, что вы находитесь в моем распоряжении.

Ого-го. В его распоряжении. Звучит заманчиво. Однако через несколько секунд Рейчел вспомнила, что сейчас ей меньше всего улыбалось быть в распоряжении у Райли Хантера. В любом смысле. Она приказала себе очнуться и не поддаваться всяким романтическим грезам о человеке, которому, скорее всего, и доверять нельзя. Потянувшись через стол, она накрыла своей ладонью его руку, лежавшую на телефоне, и тихо попросила:

— Пожалуйста, не делайте этого.

Шериф помолчал, не убирая руки. Только пристально смотрел на нее, о чем-то думая. Наконец он сказал:

— Сообщите хотя бы одну вескую причину, по которой я не должен им звонить.

Рейчел вздохнула. Надо было решаться сейчас или никогда. Ей оставалось или признаться во всем, или выдумывать новую сказку, которая могла привести к бо-о-ольшим затруднениям. Все же она колебалась.

— Всего одну причину, — повторил он ровным голосом.

— Хорошо, — решилась она. — Я скажу вам причину. Все потому, что я… потому, что я отвечала вам не совсем честно.

Шериф вопросительно поднял брови, но продолжал держаться за телефон. Рейчел покрепче обхватила его загрубелую руку и продолжила:

— На самом деле я знаю Вентворфов. — Теперь она врет про то, что врала ему. Но ведь это делается ради Сабрины и ее ребенка, не так ли? — Я знаю их… и прячусь от них. Намеренно. Вы не можете выдать меня!

— Один из них — отец вашего ребенка? — спросил он напрямую.

Голова у нее все еще была занята мыслями о Сабрине, и, не задумываясь, она выдала:

— Я не знаю.

На этот раз Райли Хантер не только поднял брови, но и раскрыл рот.

— Вы не знаете? Не знаете, является ли один из них отцом вашего ребенка?

— Ну… — Рейчел мучительно подыскивала объяснение, которое бы не заставило подумать о ней как о развратной, беззаботной, аморальной или попросту глупой девчонке.

— Дело в том, что один из Вентворфов мог быть отцом ребенка. Вероятно, так оно и есть.

— Мог быть? Вероятно?

— Или… или это мог быть кто-то другой, — запинаясь, добавила она.

Великолепно, ничего не скажешь, поздравила себя Рейчел. Никакого намека на безнравственность, аморальность и прочее.

— В таком случае, кто именно из Вентворфов на подозрении?

Снова отвлекшись на мысли о Сабрине, Рейчел, не дав себе труда подумать, честно ляпнула:

— Я не знаю.

Когда до нее дошло, какую ошибку она совершила, Рейчел в ужасе зажмурилась. По сути, она призналась, что побывала в постели с двумя Вен-творфами. И еще с кем-то третьим, кто тоже мог оказаться отцом ребенка.

Великолепно! Просто великолепно! Она заставила несчастного шерифа поверить, что за последние несколько месяцев сменила как минимум троих мужчин. На самом же деле у Рейчел за это время даже трех свиданий не было, не говоря уже о занятиях любовью. К тому же трех любовников у нее и за всю жизнь не наберется. Боже, что только шериф подумает про нее…

Когда она собралась с духом и открыла глаза, у Райли был такой вид, будто он собирается кого-то как следует вздуть.

— Все-таки, сколько человек на подозрении? Ответьте мне хотя бы на этот вопрос.

Рейчел раскрыла рот, собираясь заговорить, но подумала, что любой ответ только ухудшит дело, и промолчала. Несколько долгих секунд она ломала голову, выискивая подходящие слова для ответа, чтобы, с одной стороны, не пойти на попятный, а с другой — не показаться еще более беззаботной, аморальной, развратной и глупой. Наконец, она решилась произнести:

— Трое. Отцом ребенка может быть… один из этих трех — братья Вентворфы и тот, третий.

Шериф Хантер, который по-прежнему держал руку на телефоне, некоторое время молча всматривался в молодую женщину, как будто намереваясь прочитать ее мысли.

— Так что я попала в очень неловкое положение, особенно, если учесть, что сюда замешаны Вентворфы.

— Это верно, что вы попали в положение, — съязвил он, не слишком заботясь о вежливости. — Вообще-то ваши объяснения наводят на мысль, что такое происходит уже не в первый раз. Интересно, в который? Впрочем, вам, наверное, и не упомнить такие мелочи…

Несмотря на то, что Рейчел испытывала сильное искушение вмазать ему по физиономии, она не стала обращать внимание на его сарказмы.

— Пожалуйста, не сообщайте Вентворфам о моем местонахождении. Дайте мне немного времени, скажем, неделю, чтобы во всем разобраться. Обещаю, что после этого я сама явлюсь к ним и расскажу все, что знаю.

— Неделю… — отозвался он. — А вы уверены, что за неделю вам удастся все расставить по своим местам? Лично я в этом сомневаюсь.

Рейчел кивнула.

— Недели мне вполне хватит. Вы ведь ничего не теряете, если дадите мне немного времени.

Он посмотрел задумчиво.

— Я не могу быть уверенным, что, выйдя за дверь, вы тут же не пуститесь в бега.

Она посмотрела на него с надеждой.

— Разве вам мало моего обещания?

7
{"b":"3480","o":1}