ЛитМир - Электронная Библиотека

Уиллис не спрашивал. Он утверждал. Не понимая, что делает, Розмари кивнула. Глаза Уиллиса потемнели, он наклонился вперед и спросил взволнованным голосом:

— А сейчас? Ты любишь меня?

Розмари ответила так же. Утвердительным кивком.

Уиллис с шумом выдохнул воздух, обвил ее плечи руками и притянул к себе.

— Ты действительно любишь меня? До сих пор?

— Да, — сумела выговорить она. — Довольно глупо с моей стороны. Правда?

Уиллис покачал головой, но не отошел ни на шаг.

— Нет. Ты не глупая, Розмари, — убежденно произнес он. — Настоящий дурак — я.

— Ты? — недоверчиво переспросила Розмари. — Но ты всегда был самым умным парнем в городе. — Она заставила замолчать себя и ту счастливую песенку, которая начала звучать где-то в глубине души.

Руки на ее плечах скользнули по спине, а потом Уиллис прижал Розмари к себе с такой силой, словно боялся, что она отголкнет его.

— Не в этом смысле, — возразил Уиллис. — Я не представляю, как человек с таким интеллектом мог оказаться полным идиотом. Но я им оказался, Розмари.

— Почему?

— Потому что я видел только красивую оболочку и не замечал за ней твою прекрасную душу. Вот почему. Я был слеп к твоему таланту и интеллекту. Я слишком усердно скрывал свою влюбленность в тебя, чтобы заметить твои чувства. — Уиллис немного отступил и заглянул Розмари в глаза. — Я не видел, как сильно ты меня любишь.

Уиллис ждал ее слов, но Розмари молчала. Ее сердце сладко сжалось, когда Уиллис признался в своей школьной влюбленности. Но она не могла поверить, что его чувства до сих пор не остыли.

— Знаешь что, Розмари? — Уиллис зарылся лицом в ее темные волосы. — Я немного медленно соображаю, но стоит мне что-то понять — и скорость мысли сразу увеличивается. На этой неделе я сделал важное открытие, несмотря на то что Бобржиницколоницкий ускользает от меня с каждой минутой. Я люблю тебя.

— Уиллис…

— По-моему, это отличная идея — соединить вместе наши умы, не говоря уже о некоторых других частях тела. Навсегда. А ты как думаешь?

— Уиллис…

На глаза Розмари навернулись горячие слезы, когда она поняла смысл его слов. То, что он предлагал. То, чего хотел. Но все, что она могла произнести, укладывалось в одно слово:

— Уиллис…

— Только ты, я, Изоскелес и Скайлен. Ну, что скажешь?

Она взглянула на него с улыбкой.

— Скайлен?

Уиллис кивнул.

— Не знаю, замечала ли ты, что твоя кошка очень похожа на неправильный треугольник, когда спит свернувшись в клубок собственного изобретения.

Розмари улыбнулась, смахивая счастливые слезы.

— Мне всегда казалось, что она напоминает кривой ломоть ветчины.

— Нет, Скайлен вылитый треугольник. Поверь мне. Кстати, я жду твоих слов. Четыре существа. Приличное семейство, а?

Розмари слабо улыбнулась, спрашивая себя, как отреагирует Уиллис на ее новости.

— Четыре? А что, если есть и пятый… Если помнишь, мы с тобой не… гм…

— Что? — нахмурился Уиллис.

— Ничего. Мы ничего не сделали той ночью. Ничего, хотя должны были. Ты понимаешь, о чем я?

Розмари наблюдала, как Уиллис побледнел, а потом покраснел. Она услышала смех, отдающийся легким стуком в груди под ее ладонями. Розмари подняла голову. Уиллис улыбался ей, как никогда раньше: нежно и счастливо. Он любил ее. Мысль об их общем ребенке наполнила его радостью.

— По-моему, добавление к семейству — прекрасная мысль. Если только мы не назовем его Эквилатералом.

— Ох, Уиллис…

Он закрыл ей рот мягким поцелуем, и Розмари ответила ему со всей тоской, всей неистраченной любовью, которую она копила в себе пятнадцать лет. Внезапно Розмари вспомнила о прошлом визите Боба и рассмеялась, оторвавшись от губ Уиллиса.

— Мы делаем что-то смешное? — удивился Уиллис.

— Когда Боб навестил нас в прошлый раз… — начала Розмари и замерла.

Уиллис провел губами по ее щеке, спустился к шее и остановился там, едва касаясь губами нежной кожи.

— И что же произошло тогда? — поинтересовался он, щекоча теплым дыханием горло Розмари.

— Ты слышал про легенду о желаниях?

— Ммм, — Уиллис поцеловал основание шеи, — никогда не придавал ей значения. Я родился на года позже прихода кометы.

— А я-нет.

Уиллис провел кончиком языка по ключице и остановился у выреза блузы.

— Ах, да. Я все время забываю, что ты старше меня, — пробормотал Уиллис и осторожно расстегнул верхнюю пуговицу.

Розмари склонила голову, чтобы шепнуть Уиллису на ухо:

— Пятнадцать лет назад я загадала желание. В тот день, когда Боб приблизился к Земле.

Уиллис разобрался с доброй половиной мелких белых пуговичек и оказался почти у груди Розмари. Oн легонько коснулся губами твердых сосков, видных даже сквозь ткань.

— О чем же ты просила?

— О… — Розмари с трудом давались слова, потому что Уиллис положил ладонь на ее грудь. — Я хотела, чтобы… о… мой маленький напарник Уиллис Рендом получил все, что ему причитается.

Уиллис остановил поток поцелуев и посмотрел в лицо Розмари со странным выражением.

— И ты загадала это желание?

Розмари кивнула. И пока Уиллис смотрел на нее, она расстегнула остальные пуговицы блузки. Руки Уиллиса скользнули под ткань.

— Ну, Розмари, — пробормотал он, слегка сжимая пальцы. — Очень щедро с твой стороны желать мне так много.

— Это все Боб, — тихо возразила она. — Надо благодарить его, что он позаботился о нас обоих.

— Это самое малое, что он мог сделать, — возразил Уиллис, вновь приближая губы ко рту Розмари.

Время разговоров закончилось. Уиллис поблагодарил Боба за заботу и погрузился в исполнение пожелания Розмари.

Что соединило их? Комета, желание, любовь или случайность? Уиллис не знал и думал, что никогда не узнает. Эта загадка его не волновала. Он узнал главную тайну своей жизни. Его счастье находилось в сердце Розмари, в её чутких и ласковых руках, на её сладких губах.

Они лежали усталые, изможденные, но счастливые, как никогда прежде. Уиллис смотрел из окна на спускающиеся сумерки. Он думал о Бобржиницколоницком. Комета мчалась к Солнцу, а потом дальше, сквозь бездонные пространства Вселенной, и уносила с собой все ответы. Но она вернется. Через пятнадцать лет.

И в следующий раз Уиллис будет готов к ее визиту. Ведь он получил еще не все, что ему причитается. А Боб, кажется, принимает во внимание желания Розмари. Что ж, через пятнадцать лет Уиллис доберется до тайны кометы. Обязательно доберется. Розмари, засыпая, положила голову ему на грудь и улыбнулась.

В следующий раз — наверняка.

29
{"b":"3482","o":1}