ЛитМир - Электронная Библиотека

Розмари опустила глаза. Опять он напоминает о ее школьных «успехах».

— Да, — мягко сказала она. — Вместо физики я проходила курс по обработке пищевых продуктов. Самым большим, с чем я могла справиться, была химия.

— Короче, — продолжал Уиллис, не замечая ее смущения. — Мы подружились с мистером Джамилковски, когда я стал студентом. Какое-то время мы даже переписывались. Я страшно обрадовался встрече и пригласил его пообедать.

— Отлично, — согласилась Розмари.

— Он работает над интереснейшим проектом. Настоящая революция в мире физики. К сожалению, он занимается исследованиями только во время каникул. Не понимаю, почему он не хочет оставить школу. Мистер Джамилковски может перевернуть науку, а возится с детьми. Обидно видеть, как такой талант пропадает даром!

Розмари покачала головой.

— По-твоему, преподавание в школе — пустая трата времени?

Уиллис посмотрел на Розмари так, будто жалел, что она открыла рот.

— Разумеется, если человек прирожденный ученый!

— А если Джамилковски думает, что принесет больше пользы как наставник вундеркиндов?

— Абсурдное предположение! — усмехнулся Уиллис.

— Возможно, ему нравится преподавать. Может, он не желает тратить жизнь на удовлетворение собственного интереса в стерильной лаборатории, как делают яйцеголовые вроде тебя. В конце концов, он может любить свою работу.

— Смешно, — фыркнул Уиллис. — Как человек с его умом может любить что-то еще, кроме науки?

— Господи, ты действительно не понимаешь?

— Ты о чем?

Мгновение Розмари смотрела на Уиллиса, потом тихо вздохнула.

— Не бери в голову. Для парня с твоим коэффициентом интеллекта ты на редкость плохо соображаешь.

— Бесподобная инсинуация. Особенно из твоих уст, — немедленно парировал Уиллис.

Розмари едва не спросила, что значит «инсинуация», но быстренько прикусила язычок. Будь она проклята, если доставит ему такое удовольствие! Кроме того, саркастический тон подсказал ей приблизительный смысл слова.

Отметив, что лучше всего справиться об «инсинуации» в словаре, Розмари произнесла:

— Раскрой глаза, мальчик. Тебе давно пора понять, что люди не настолько бесчувственны, как ты думаешь. Если тебя не интересуют простые человеческие удовольствия, это не значит, что и остальные безразличны к ним.

Уиллис нахмурился.

— Что ты хочешь сказать?

— Только то, что… — А что, собственно говоря, она хочет ему сказать? Розмари наградила Уиллиса свирепым взглядом и ткнула в него указательным пальцем. — Только то, что я готова поспорить: мистер Джамилковски позвонил миссис Джамилковски и предупредил, что встретился со старым другом и не придет на ужин.

Уиллис колебался только секунду.

— С одной стороны, нет смысла спорить. А с другой стороны, — он тяжело вздохнул, — ты — не моя жена.

Розмари отвела взгляд, чувствуя, как пылают ее щеки. Ей стало стыдно за двусмысленность своих слов. Но отречься от них она уже не могла, поэтому просто молчала, глядя в пол.

— Розмари…

Когда она отважилась поднять глаза, Уиллис смотрел на нее с самым странным выражением в мире. Он смотрел так, словно переживал за нее.

— Что? — выдавила Розмари.

— Э-э-э… Ты ведь ждала меня на ужин. Правда?

Розмари подавила готовый вырваться стон огорчения.

— Нет, не ждала. Но если хочешь перекусить, остатки ужина — в холодильнике.

Не дожидаясь ответа, Розмари проскользнула мимо Уиллиса, желая сохранить некое подобие достоинства.

Он же смотрел на уходящую Розмари и не знал, что думать. Он ведь не обещал составить ей компанию за ужином. Или обещал? Нет, он не отказался, но и не согласился. Проклятье! Он не помнит. Впрочем, вряд ли он огорчил Розмари. Или все-таки…

Уиллис подскочил к холодильнику и распахнул дверь. На полупустых полках разместились продукты, необходимые для пропитания одного человека, — дюжина яиц, полгаллона сливок, полупустая бутыль оливкового масла, половинка грейпфрута и три пачки йогурта. Внизу стояла большая миска салата и кастрюля рагу — более чем достаточно, чтобы накормить ученого огромных размеров.

— Черт, — пробормотал Уиллис. Все-таки он дал ей повод для расстройства.

Честно говоря, Уиллис подумывал о том, чтобы предупредить Розмари. Особенно после того, как мистер Джамилковски позвонил домой жене. Но Уиллис сомневался, что Розмари ждет его. Она предложила поужинать в очень своеобразной манере и не потребовала определенного ответа. В любом случае звонок Уиллиса мог бы стать просто данью вежливости.

Но он не привык относиться к Розмари по-человечески! Да. Уиллис кивнул своей догадке. Он не мог вести себя с ней как с доброй знакомой. Ведь она обращалась с ним как с червяком.

Нет, неправда. Что-то в ней изменилось. Иногда она смотрела на него добрыми, незнакомыми глазами. С другой стороны, в ее словах было не так уж много тепла. Как и в его.

Уиллис в расстройстве взъерошил густые волосы. Почему он бередит старые раны? Почему не забывает, как Розмари мучила его в детстве? Он ведь взрослый человек! Почему ему попрежнему больно?

Уиллис тряхнул головой. Он приехал сюда ради кометы, а не ради Розмари. Если она не остыла от школьных стычек, это ее личные проблемы. Со своими чувствами он разберется позже, когда в мире не останется других загадок.

Мягкое мяуканье заставило мужчину обернуться. Изоскелес сидел на холодильнике в той самой позе, котарая вдохновила Уиллиса на латинскую кличку, и с любопытством взирал на хозяина.

— Ты все еще там? Ты позоришь свой род. Слезай немедленно!

Кот посмотрел на него с опаской.

— Скай ушла. Когда я вернулся, она гуляла перед домом.

Это подействовало. Кот присел на край холодильника, совершил умопомрачительный прыжок на кухонный стол и спустился на пол, полностью забыв об осторожности. Вслед за Изоскелесом с холодильника упали две миски. Злость на Розмари немедленно исчезла. Бывшая мучительница позаботилась о его коте, пока он развлекался.

Уиллис поднял миски и с удивлением обнаружил, что они пусты. На всякий случай мужчина заглянул на холодильник, но нашел там лишь несколько крошек от кошачьих крекеров. Значит, Изоскелес съел все. До последнего кусочка плебейского корма, к которому Уиллис всегда относился с полным пренебрежением.

— Ты ел это? — спросил Уиллис у Изоскелеса, сунув коту под нос коробку «Фрискиса». — Это же отбросы. Не забывай, ты — чистокровный персидский кот, тебе не пристало питаться тем же, чем питается обычная кошка.

Изоскелес моргнул своими голубыми глазищами и ничего не сказал.

— Держись подальше от этой гадости, — предостерег Уиллис, кивая на пустую коробку. — Сухой корм набивает желудок, но не приносит пользы, ясно?

Изоскелес предпочел оставить при себе мнение насчет «Фрискиса», задрал хвост и оставил хозяина страдать в одиночестве.

— Розмари, может, попробуешь вести себя поласковей?

Розмари оторвала взгляд от чашки кофе и уставилась на подругу. Интересно, как сильно Кирби ударилась головой, если предлагает такие глупости? Розмари, Энджи и Кирби ожидали десерт, сидя в своем любимом кафе «Кленовый лист». У женщин давно вошло в привычку обедать вместе.

Но сегодняшняя беседа отличалась от обычных. Энджи рассказывала душераздирающую историю о своем ночном визите в дом какого-то гангстера и бандита. Она влезла к нему через окно и оказалась в его кровати.

— В прямом смысле, — хихикнула Энджи, — потому что я не успела спрыгнуть, когда он вошел.

Розмари слушала вполуха. Что делает с людьми проклятый Боб во время своей идиотской командировки на Землю?! Кирби, например, он лишил рассудка. Надо же посоветовать быть милой с парнем, который портил ей жизнь на протяжении нескольких лет!

— Я не ослышалась? Поласковее с Уиллисом? — переспросила Розмари.

Подруга кивнула, качнув белокурыми локонами.

— Почему бы и нет? Ты же его не знаешь. Прошли годы, Розмари, годы. Может, он теперь нормальный человек? Сделай первый шаг к примирению.

8
{"b":"3482","o":1}