ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Князь. Война магов (сборник)
Авантюра леди Олстон
Это слово – Убийство
Неприкаянные души
Атлант расправил плечи
Ключ к сердцу Майи
Повелитель мух
Три минуты до судного дня
После тебя

Я поднялся и вышел. Вслед за мной вышел Инта. В коридоре он обратился ко мне:

– Прот, я сказал, чтобы тела других боевых зверей перенесли в замок и раздели. Их броню я сложил в этом… арсенале, – вспомнил он слово, которым я обозвал подвальное помещение с оружием.

– Хорошо, Инта. Спасибо… – рассеянно поблагодарил я.

– За что? – удивился тот.

– Да это я так… – отмахиваясь от назойливого парня, ответил я.

– Вождь… Прот… – неуверенно обратился Инта.

– Что? – спросил я на ходу, даже не оборачиваясь и чувствуя нарастающее раздражение.

– Он хочет, чтобы ты его убил? Да?

Откуда ты, мальчик, такой догадливый, подумал я, но вслух ничего не сказал.

Мы спустились в арсенал, и я взял ручной излучатель. Проверил готовность батареи и уже хотел подниматься обратно, но в этот момент случилось невероятное. Инта встал на проходе и не давал мне пройти.

– Он хочет смерти? – повторил он свой вопрос.

Я холодно посмотрел на него. А не пристрелить ли и Инту заодно? Помажем нового вождя на царствие… хотя бы того, кому я нож свой отдал.

– Да, – сказал я, отказавшись от идеи дворцового переворота силами божественного возмездия.

– Он сильный воин, – возмутился, не обращая внимания на мое состояние, Инта. Он так и не отошел с прохода. Я снял излучатель с предохранителя. Любой мальчишка Земли или колонии уже в штаны наделал бы, а этот сопляк, сын вождя, не знал, что такое предохранитель, стоял со страхом в глазах и сдерживал меня.

– И что? – спросил я.

– Он будет жить! Ты же его вылечил, – воскликнул он.

– Он не хочет жить. И на его месте я тоже не хотел бы.

– Он не сможет кормить семью? – спросил Инта, что-то крутя в своей молодой, но такой бестолковой башке.

– У него нет семьи, – сказал я жестко.

– Тогда это вообще нельзя. Раз у него нет детей, он может не попасть в долины Рога. Он уйдет к звездам.

– Да он оттуда пришел! – рявкнул я, не выдержав.

– Я так и понял. В сказках рассказывают, что злые боги посылают боевых зверей против людей…

– Ты мне надоел, – честно сказал я.

– Убей и меня, Великий Прот, – сказал он, опуская голову.

Я что-то перестаю понимать окружающих, когда они начинают вот так себя вести. Я заставил его объяснить, в чем дело.

– Мой отец… Ему на охоте Чешуйчатый оторвал руку. Правую. Это страшно для мужчины. Но не для сильного воина. Мой отец еще восемь лет был вождем, научившись левой бросать копье дальше, чем когда-то бросал правой.

– Для боевого зверя это слабое утешение, – хмыкнул я.

– Он многое умеет, – сказал Инта.

– И что?

– Он научит меня. Я научу остальных. Если бы мой отец ушел тогда, когда захотел первый раз, сразу после той неудачной охоты, разве был бы я охотником? Разве научил бы он меня быть вождем?

Я задумался.

– Пошли, – сказал я, и только тогда он пропустил меня вперед.

Десантник курил, выпуская дым в потолок. Увидев, что тот делает, Инта и впрямь на всю оставшуюся жизнь решил, что десантник – это демон, извергающий дым душ, сожженных в пламени солнца. Он замер на пороге, принюхиваясь к резкому запаху, а я прошел в комнату и просто сел на пол рядом с десантником. В руках я держал излучатель и, крутя взад-вперед колесико настройки мощности, все еще не решался ни на что. Он вопросительно посмотрел на меня, но я всем своим видом показывал, что я еще не решил его участи.

– Не томи, – попросил он.

Я не к месту пожал плечами и спросил:

– Как звать-то?

– Игорь. Оверкин.

– Я Виктор Тимофеев.

– Да знаю я, из-за кого этот весь сыр-бор.

Я разозлился. Это со мной бывает. Я не ангел, но и чужих заслуг мне не добавляйте.

– Знаешь, из-за кого? Ты знаешь, из-за кого все это началось?

– Ага. Из-за тебя. Из-за Виктора Тимофеева. Через несколько дней я бы получил приказ на твою ликвидацию. Ну, не я, так другой. Так что ты не намного переживешь меня. Встретимся в аду – уголечками поделимся… – улыбнулся он.

– Ты знаешь, из-за кого? – снова жестко спросил я.

Он недоуменно посмотрел на меня, и я пояснил:

– Тогда уж ни из-за кого, а из-за чего.

– Не понял, – честно признался он.

– Знаешь, почему адмирал Вернов скрыл эту планету? – спросил я, исподлобья рассматривая калеку.

– Да об этом все знают. Он пожалел аборигенов. Хотя чего их жалеть? Людоедствуют тут помаленьку.

Я решился:

– Его корабль провел на орбите Ивери почти полгода. Они сделали все необходимые исследования. Они обнаружили на планете развивающуюся цивилизацию, копию нашей. Точнее, цивилизацию людей. Затем они провели ряд тестовых бурений и обнаружили залежи полезных ископаемых. Не просто там золота или платины… Этого здесь навалом. Они нашли здесь месторождения тяжелых металлов. Даже тех, что на Прометее не добываются. Здесь они россыпями. Это золотое дно. Но со всеми вытекающими последствиями. Эта планета не станет второй Ягодой, курортом и домом престарелых для аристократии. Ее будут копать, пока всю не перекопают. И аборигенов за время насилия над планетой уничтожат или превратят в бесплатную рабочую силу.

– Глупости. Так далеко корпорации не сунутся. Десять лет в один конец? Бред, – усмехнулся он.

Он меня удивлял.

– Скажи: что дешевле? Организовать добычу на непригодной для жилья планете или таскать издалека, но дармовой товар? – спросил я, особо не надеясь на грамотный ответ.

– Второе. Первое требует постоянных затрат, а переброска товара таковых не требует. Но не с таких же расстояний!

– А при чем здесь расстояния? Когда через десять лет отсюда стартанут корабли, груженные уже очищенными материалами, – очищать будут тут же, – тогда все превратится в замкнутый двадцатилетний цикл. И на трассе будет порядка сорока кораблей…

– Я тебя понял. Даже один корабль груза в год окупит десяток кораблей с необитаемых планет. Ну и что? Адмирал-то тут при чем? Вернов не имел права скрывать от Короны такие факты. Он предатель. Понимаешь? Предатель и, согласно постановлению суда, вор…

Я помолчал. Потом сказал, чтобы Инта принес мне воды. Пока он ходил, я спросил у десантника:

– Как ты сам относишься к тому, что делает здесь Земля?

– Не у того спрашиваешь, – отмахнулся десантник. – Я исполняю приказы и даже не думаю их нарушать. Я даже на Прометее не думал. А уж на Омелле и подавно. И на других заданиях я не думал.

– И все же? – настаивал я.

– Что? – вымученно вскинул брови Игорь.

– Ну, ты считаешь, что мы правы, вмешиваясь в их жизнь? – серьезно спросил я.

– На себя посмотри, – сказал десантник и чуть не заржал.

– У меня нет выбора, – сказал я, довольный тем, что отвлек десантника от мыслей побыстрее свалить на тот свет. – Я осужден, и к тому же у меня есть план, как преподнести родной Земле презент.

– Типа какого? – спросил боец.

– Я сделаю марш-бросок цивилизации из каменного века в капиталистический.

– Это строй, а не век. Капиталистический…

– Это не важно. Я смогу провернуть все лет за сто. Операция по оккупации Ивери Землей назначена на будущий год. Я хочу подготовить армию сопротивления, чтобы выиграть время с помощью партизанщины.

– Ты безумец. Здесь десантная группа. Это сотня десантников. На Омелле нас было пятьдесят. На Прометей нас послали вдесятером. Мы подорвали выходы из больших городов и просто дождались капитуляции. А на обсерватории Весты хватило двоих, из которых один погиб, прикрывая второго, а тот спас обсерваторию. То, что ты нас подстрелил, – это случайность. Неправильная вводная и запрет на излучатели. А вот в случае оккупации сначала пройдут штурмовые высотники. Они снесут основные предполагаемые очаги сопротивления. И тебя вместе с ними, если раньше исполнитель не грохнет.

Я положил рядом с ним излучатель и сказал:

– Я знаю, что я прав и Земля не имеет права вторгаться на разумные планеты.

– Время рассудит, – флегматично сказал десантник, не прикоснувшись к оружию.

– Да, – согласился я. – Или Орпенны. Они атаку начали после того, как мы оккупировали Георга Шестого. Не они, так еще кто другой. Но здесь пока буду судить я.

13
{"b":"349","o":1}