ЛитМир - Электронная Библиотека

Но больше всего меня изводила ужасная скупость Эллиса. Да и мамина тоже. Потому что она скоро стала во всем походить на него. Они говорили, что копят на квартиру. Но мне не верилось. Они так жались, что я уверена – они никогда не потратят из этих денег ничего, если только дом не рухнет. Всю еду Эллис запирал, даже от мамы. А когда раз в неделю он покупал мясо, то очень точно, прямо до грамма, делил его на десять равных частей. Когда мы садились обедать, Эллис клал себе четыре куска, маме – два, а бабушке, мне и близнецам – по одному. Не знаю уж, к чему ему было так наедаться, если он целыми днями сидел без дела. Он был не толстый, но поразительно сильный. А мама очень похудела. Она теперь работала уборщицей в клинике и вся пропахла карболкой и еще какой-то гадостью. У нее начали расти усы, а руки покрылись бородавками. Я думала, что судьба или что-то в этом роде отомстит за папу. Но с ними до сих пор ничего не случилось. Мне кажется, что они с Эллисом счастливы. Вот уж не понимаю, как это может быть такое жалкое счастье. Или даже подленькое счастье. Но, выходит, есть. На глазах Тины выступили слезы.

– О, если бы был жив мой отец! – внезапно сказала она.

Джерри обнял ее, пытаясь успокоить, но Тина, резко вскочив на ноги, побежала к озеру.

– О, если бы был жив мой отец! – повторяла она, приближаясь к озеру.

– Тина, Тина! – кричал ей вслед Джерри. Он бросился за ней, но вечерние сумерки скрыли от него Тину.

Тина добежала до озера и оказалась напротив того места, где ровно пять лет назад погиб ее отец.

– Я люблю тебя, отец, – шептала она. – Я люблю тебя!

И вновь видение прошлого посетило Тину. Она опять, словно и не было этих пяти лет, увидела себя, услышала свой голос, повторяющий одну лишь фразу:

– Я ненавижу тебя! Ненавижу! И голос отца:

– Тина! Тина! Я люблю тебя! Вернись! Взгляд Тины скользил по поверхности воды, освещенной лунным серебряным сиянием. Она чувствовала, что еще мгновение, и ее взгляд, пронзив слой воды, достанет до самого дна. И тогда произойдет чудо и свершится неизбежное.

Тине вдруг показалось, что стоит ей только пожелать, и отец встанет со дна озера.

– Отец! – звала его Тина. – Вернись ко мне! Вернись и прости!

Слезы с лица Тины капали прямо в озеро. Но ничего не происходило.

И тогда, то ли от бессилия, то ли от чувства ненависти к самой себе, к матери, к ее любовнику, Тина стала шептать странные слова, значение и смысл которых она и сама не знала. Древнее первобытное чувство ожило в Тине и, заполнив собой все пространство над озером, прошло вглубь сквозь толщу воды.

Тина понимала, что это она виновата в гибели отца. Она непреднамеренно использовала свой удивительный дар природы и подломила сваи причала, под которыми погиб ее отец.

Вода, как и тогда, пять лет назад, забурлила, по поверхности пошли волны, и вскоре там, куда был направлен взгляд Тины, образовалась огромная воронка, в глубине которой стала появляться человеческая фигура. Вначале Тине показалось, что это огромная коряга. Но вскоре она явственно услышала звук лопнувшей от напряжения металлической цепи. Освобожденный от оков убийца подымался на поверхность, чтобы идти и сеять смерть.

Сначала над поверхностью воды показалась хоккейная маска вратаря, скрывающая лицо убийцы. Затем обрывки одежды, сквозь которые виднелась прогнившая плоть, позвонки, ребра.

– О, Боже! – шептала в страхе Тина. – Вернись! Сейчас же вернись!

Но было поздно. Увидев пластиковую маску, медленно надвигавшуюся на нее из черноты воды, Тина потеряла сознание.

Баркулаб фон Гарт выходил из воды. Неспеша он подошел к лежавшей в глубоком обмороке Тине, занес над ней руку для страшного удара, а затем, словно передумав, повернулся и пошел по направлению к лесу.

Через мгновение после этого на причале появился Джерри. Увидев лежащую на мокрых досках Тину, он бросился к ней и стал покрывать ее лицо поцелуями.

– Тина! Тина, очнись! – шептал он. – Это я, Джерри.

Тина открыла глаза.

– Где он? – тихо спросила она.

– Кто? – не понял Джерри.

– Этот страшный убийца, вышедший из воды, убийца, – и Тина вновь потеряла сознание.

Джерри на руках принес Тину в дом, где она жила вместе с матерью и доктором Крузом.

Через полчаса Тина пришла в себя и первое, что она сказала, был вопрос:

– Где он?

– Кто он? – осторожно спросил доктор Круз.

– Я видела его… Это был человек в хоккейной маске… – пыталась объяснить Тина. Но мать перебила ее:

– Потом, потом все расскажешь. А сейчас поблагодари Джерри за помощь и постарайся заснуть.

Но Тина продолжала твердить:

– Он вышел из воды. Этот человек в хоккейной маске…

– Из воды? – перебил ее доктор Круз.

– Да, из воды, – продолжала Тина. – И это не было галлюцинацией. Я видела его наяву.

– Постой, постой, – пытался сосредоточиться и продолжить мысль Тины доктор Круз. – Ты сказала, что он был в хоккейной маске?

– Да, – ответила Тина.

– И это был не твой отец? – спросил доктор Круз.

– Да нет же! – вскричала Тина. – Мой отец был прекрасен. А это был ужасный тип, утопленник со дна озера. И видела я его всего мгновение, а потом потеряла сознание. Нет, это не был мой отец.

– Неужели ты смогла? – очень тихо сказал доктор Круз.

– Что смогла? – спросила Тина.

– Если это не галлюцинации, которые являются проявлением комплекса вины перед твоим отцом, то все, что ты видела, говорит лишь о том, что ты смогла оживить утопленника-убийцу, который несколько лет назад исчез в водах этого озера.

– Утопленника-убийцу? – ужаснулась Тина.

– Да, – сказал доктор Круз. – А что еще ты видела?

– Еще я видела, – продолжала свой рассказ Тина, – точнее, ощущала, как этот ужасный человек подошел ко мне и занес надо мной руку для удара. Я мысленно простилась с жизнью. И в тот самый момент, когда маска стала опускать вниз руку для удара, раздался голос: «Стой! Замри, Баркулаб фон Гарт!»

– Баркулаб фон Гарт? – перебил доктор.

– Да, Баркулаб фон Гарт, – еще раз повторила Тина. – И где-то высоко над склонившейся и замершей в неподвижности маской появились четыре странных лица, отдаленно напоминающие мордочки черепашек…

– Тина, прекрати, – перебила ее мать. – Тебе надо сейчас же принять таблетки и уснуть хотя бы на полчаса.

– Я вас прошу не мешать нам работать, – сурово сказал доктор Круз.

– Работать? – удивилась мать Тины.

– Да, работать, – ответил доктор Круз. – И если вы не перестанете это делать, то весь остаток своей жизни Тине придется провести в психиатрической больнице. А это, как. вы понимаете, не очень хорошо. Поэтому я прошу вас вместе с молодым человеком удалиться за дверь.

Мать хотела еще что-то сказать, но Джерри взял ее под локоть и вывел в коридор.

– Так что ты увидела в тот самый момент, когда убийца-утопленник занес над тобой руку? – продолжил свои расспросы доктор Круз.

– Я увидела четыре странных лица, отдаленно напоминающие черепашьи мордочки. Их окружал мягкий свет, идущий откуда-то из-за их спин. Он был прекрасен, такой нежный, такой лучезарный, но он не ослеплял меня. Они спросили как меня звать. Я ответила: «Тина». Тогда они еще раз сказали: «Иди домой, Тина». И ничего не бойся. Мы поможем тебе». После этого я открыла глаза и огляделась вокруг. Над озером стояла удивительная тишина, будто здесь вообще не было ни одной живой души. Повернувшись к лесу, я увидела, как ко мне приближается Джерри. Вот, пожалуй, и все.

– Хорошо, Тина, – сказал доктор Круз. – А сейчас иди к себе и постарайся уснуть.

– Нет, нет! – вскричала Тина. – Я чувствую, что случится нечто ужасное.

– Ужасное? – удивился доктор Круз.

– Да, ужасное, – повторила Тина. – Вы ведь сами говорили, что у меня необыкновенные способности и что я могу предвидеть будущее.

– И что же ты видишь? – поинтересовался доктор Круз.

– О, это ужасно, – воскликнула Тина. – Я вижу много крови.

– Много крови?

28
{"b":"3490","o":1}