ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Всего хорошего. Наша компания желает вам дальнейшей плодотворной работы, – снова притворно улыбнулась кассирша, словно это был не человек, а какой-то каменный истукан, умеющий только так неестественно улыбаться и повторять заученные фразы: «Ваша недельная зарплата, мистер такой-то… Всего хорошего…»

Лэнни пока что не догадывался, что эта девушка-кассир действительно была хорошо сделанным роботом. Витман в нетерпении вскрыл конверт, посмотрел на чек и не поверил своим глазам. Там была написана гораздо меньшая сумма денег, чем та, на которую он надеялся.

Лэнни повернулся на своем вращающемся стуле к соседу-программисту Джимми Хоккинсу, маленькому человечку с огромной головой и постоянно бегающими глазками, проработавшему в компьютерном центре намного больше своего коллеги, и растерянно произнес:

– Слушай, Джимми, я-то думал, что получу семьсот двадцать пять баксов, а эти жулики… – Лэнни промолчал, предпочтя сказать про себя все то, что он думает про начальство компании «Мэджик Свит» и лично ее владельца мистера Гнэрка. – Знаешь, что тут написано? Ровно четыреста сорок три доллара…

Джимми Хоккинс, не отвлекаясь от своей работы, ответил:

– Понимаешь, коллега, если ты к полученной зарплате приплюсуешь федеральный налог, налог штата, налог на социальное обеспечение, налог для поддержания штанов безработным, налог на бесплатную медицину, страховку от несчастного случая – если ты вздумаешь нечаянно коснуться оголенных проводов электропровода, да еще кучу денег в Бог знает какие фонды по благополучной старости, счастливому детству и бурной юности, то ты как раз получишь свою предполагаемую зарплату в семьсот двадцать пять зеленых… Вот так-то, мой дружок…

За все время, пока Джимми говорил, у Лэнни все больше и больше отвисала челюсть, он даже не находил, что ему ответить. Хоккинс мельком взглянул на своего коллегу по работе и, усмехнувшись, добавил:

– Но ты не переживай, Лэнни. Эти деньги к тебе вернутся, когда тебе стукнет шестьдесят лет и ты пойдешь на пенсию.

Джимми снова уткнулся в экран монитора и замолчал. Лэнни обрел дар речи только через минуту-другую.

– Я не хочу! – воскликнул он, заставив соседа опять отвлечься от работы. – Я совсем не хочу жить в шестьдесят лет на пенсию в двести восемьдесят два доллара в неделю…

– Не кипятись, Лэнни, – попробовал умерить пыл своего коллеги Джимми Хоккинс, – ты будешь получать больше, ведь за столько лет у тебя еще проценты набегут…

– Мне наплевать на эти проценты! – процедил сквозь зубы Витман. – А также наплевать и на несколько набежавших там центов…

Лэнни вскочил и, не обращая внимания на смятение, царившее в его душе, помчался вслед удаляющейся девушке-кассирше и начал приставать к ней с расспросами.

Остальные программисты не обратили на Лэнни никакого внимания. Они уткнулись в экраны своих мониторов и что-то набирали на клавиатуре. По всему было видно, что зарплата в 443 доллара в неделю их устраивала.

– Если вам здесь не нравится, – ответила кассирша, снова заученно улыбнувшись, – то можете увольняться. Наша компания вас не задержит.

Чувство несправедливости взыграло в душе Лэнни. Он решил, что отплатит владельцам компании тем же.

Лэнни вернулся на свое рабочее место и с лихорадочным усердием начал подбирать код для вскрытия компьютерной защиты банковской системы компании, на которой он работал. Отчасти это ему удалось, и он уже видел мелькающие рядки цифр огромных сумм денег, но в очередной раз Лэнни почувствовал, что может в любое время снова оказаться на улице, потому что не он делал эти большие деньги.

Большие деньги доходов компании проплывали мимо него на экране, и когда Лэнни пробовал перехватить хоть одну – небольшую! – партию этих денег и перевести на свой текущий счет, то его компьютер сразу же давал сбой. Подобрать соответствующий код к этим денежным счетам Лэнни пока что не смог. Но от своей затеи он не отказался…

Отправившись во время перерыва в столовую, Лэнни по-прежнему не переставал обдумывать план, как добыть много денег, чтобы стать, наконец, независимым от всех этих больших компаний, на которые он работает всю свою не такую уж и короткую жизнь.

Люди стояли в очереди, ожидая своего бесплатного (за счет компании) обеда, который в этот день состоял из дурно пахнущего салата, картофельного гарнира с подозрительно выглядывающими из него темными глазками, не очень аппетитного резинового антрекота, куска фирменного, слегка черствоватого пирога, бутылки нового сильно бродящего в животе напитка мэджик-колако-колы, мало чем напоминавшего вкус знаменитого напитка с похожим названием, или маленькой чашечки кофе.

Лэнни слегка покачал головой, как всегда это делал, становясь в очередь. «Похлебка безработного и то получше будет, чем бурда, выдаваемая здесь, – подумал он. – Но, как говорится, бесплатная еда всегда сладкая, за нее же не платишь денег…»

Витман продвигался вперед, держа перед собой поднос, и думал, что, может быть, он зря тогда, в первый день, соорудил этого чертового робота из щетки и пылесоса. «Нет, не зря, – возразил он сам себе, – там бы у меня не было никаких шансов разбогатеть… А тут еще можно покопаться в секретных программах и, может, что-нибудь выудить для себя полезное…»

– На самом деле, – прервал его размышления Джимми Хоккинс, пристроившийся за ним, – наш обед отнюдь не бесплатен. Это так же верно, как и то, что на наших налогах кормится владелец предприятия…

Лэнни взял тарелку с бледным картофельным пюре и волокнистым, как тростник, антрекотом, повернулся к коллеге и спросил:

– Что ты хочешь этим сказать?

– Как ты заметил, наша зарплата всегда выдается полным долларом, хотя некоторые налоги исчисляются центами и даже долями цента. В чеках всегда остаются эти доли доллара, которые округляются до большего числа… и никогда до меньшего, – добавил Джимми чуть погодя.

Лэнни тут же поставил на первый подвернувшийся свободный обеденный столик поднос, пошарил по карманам и, найдя чек своей зарплаты, еще раз взглянул на знакомые до боли в глазах цифры. Затем он оглянулся по сторонам, посмотрел на находящихся в это время в столовой людей, работников компании, и его внезапно осенило…

– Так, значит, каждый работник компании «Мэджик Свит» теряет в пользу ее владельца часть своей зарплаты, – задумчиво сказал он.

– Фактически не теряет, – ответил Джимми, подходя к автомату, разливающего кофе. – Эта сумма так ничтожна, что ее можно не замечать. Но большой центральный компьютер знает, где эти центы, и, очевидно использует на покрытие расходов на этот якобы бесплатный обед…

Лэнни смотрел на своего коллегу, и в его мозгах стал созревать блестящий план, как добраться к большим деньгам, которые вроде бы валяются под ногами, только остается их схватить и положить к себе в кошелек. Этими деньгами и были те шестьдесят– спремьдесят или даже девяносто девять центов, недоданных в недельную зарплату отдельно взятому работнику компании «Мэджик Свит».

«Этими центами нужно немедленно заняться», – подумал Лэнни, и довольная усмешка скользнула по его смуглому лицу.

– Тебе сколько сахара, Лэнни? – спросил Джимми у своего призадумавшегося коллеги.

– Девяносто девять центов! – не задумавшись ответил Витман, все еще находясь под влиянием своих мыслей.

– Сколько, сколько? – переспросил Джимми, удивленно посмотрев на Лэнни.

– Ой, извини, задумался, – пришел в себя Витман, – полтора кусочка…

Коллеги прошли к столу, и Лэнни, сам того не замечая, съел весь обед, хотя раньше этого за ним не наблюдалось. Снова погрузившись в свои мысли и невпопад отвечая на вопросы коллеги, он только и думал о том, какую сумму денег сможет присвоить, обманув большой центральный компьютер.

Возвращаясь из столовой на свое рабочее место, Лэнни вспомнил брошенную Джимми фразу: «Большой центральный компьютер знает, где эти центы…» «Так, так, – усмехнулся Лэнни, – я думаю, что мне нужно «помочь» компьютеру эти центы оприходовать по назначению…»

21
{"b":"3491","o":1}