ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Какие мы все-таки молодцы, что все это сохранили! – воскликнул Леонардо, взглянув на проплывающее внизу живописное озеро.

– Леонардо, ты от скромности не умрешь, – заметил Рафаэль. – Если бы не прибор Донателло, у нас бы никаких сил не хватило, чтобы справиться с этим ужасным ураганом.

– Эй, друзья, вы бы не могли немножко помолчать? – прикрикнул на них Микеланджело. – Вы мешаете наслаждаться красотой этой страны!

Единственными, кому во время полета на дирижабле доставили неудобство черепашки-ниндзя, были авиадиспетчеры. Но они с должной почтительностью отнеслись к незарегистрированному полету черепашьего дирижабля. Ведь на нем летели настоящие народные любимцы! По пути следования черепах диспетчеры изменили маршруты всех местных и международных авиалиний.

Черепашки начали спускаться к центральной площади Кутарамамбы, где собравшийся народ уже приветствовал их восхищенными криками, оглушительными аплодисментами и звуками национальных музыкальных инструментов: флейты-панна, чаранга и тамтамов.

К черепахам обратился мэр города Хосе Сенчес Альфаро де Насимбенто Сильва, или просто, как его звала в детстве мама, Луис.

– Дорогие наши пришельцы-избавители! – сказал он, повернувшись к черепашкам. – Все жители нашего города благодарны вам за то, что вы сделали. Но мы все знаем, что вы не стремитесь к почестям и наградам…

Тут настало самое время рассказать вкратце о мэре города Хосе Сенчесе Альфаро де Насимбенто Сильве. Как и черепашки-ниндзя, раньше он был честным человеком и тоже не искал почестей. Но, став главой города, резко изменился. Ведь всем известно, власть портит человека. Набрав больших кредитов у правительства, он затеял в своем городке грандиозное строительство стадиона для игры в футбол, но строительство завалил. В сложившейся ситуации (а ведь футбол – любимая игра всех южноамериканских жителей) мэр Кутарамамбы был неслыханно обрадован тому, что может отвлечь от себя внимание жителей городка. Именно поэтому он и организовал черепашкам такую пышную встречу.

– Когда я услышал, что вы собираетесь навестить наш город, – продолжал мэр Луис, – я понял, что у нас есть прекрасный случай поблагодарить вас. Мы говорим вам огромное спасибо за то, что вы не забыли свой народ, когда-то так горячо почитавший вас, и теперь, спустя много веков вернувшись на нашу землю в самый критический момент, спасли ее от разрушительного смерча, который едва не уничтожил урожай на всех наших плантациях…

– Донателло, смотри, – шепнул Рафаэль, – нас действительно принимают за божеств, твои расчеты оказались верны.

Мэр продолжал свою речь:

– У меня не хватает слов, чтобы выразить свое восхищение вашим честным служением не только нашему народу, но и всему человечеству. И я уверен, что каждый находящийся здесь житель Мулумбии разделяет мои чувства. Вы уже подобрали ключ к нашим сердцам. И теперь, дорогие наши Гром, Солнце, Месяц и Созвездие Плеяд, я хочу подарить вам символический ключ от нашего города.

Мэр Луис открыл огромный футляр, вынул оттуда громоздкий и бесполезный ключ и преподнес его Донателло, выступавшему, как известно, в образе Солнца. Супруга мэра тоже не осталась в долгу: она вручила черепашкам свой скромный подарочек – большую книгу по кулинарии. Она уже узнала, что прибывшие в Мулумбию божества очень любят пиццу. Но так как пиццу в этой стране готовить не умели, то черепашки-божества лакомились маисовыми лепешками, начинка которых была не хуже, чем у пиццы.

Подаренная супругой мэра, госпожой Ромарио, поваренная книга содержала тысячи рецептов приготовления маисовых лепешек и разнообразнейших приправ к ним.

– Мы благодарим вас, – сказал Донателло за всех черепашек и поднял подарки, чтобы их можно было сфотографировать.

– Эй, Донателло, с такой поваренной книгой мы вскоре перейдем из общества любителей пиццы в общество любителей маисовых лепешек, – пошутил Леонардо.

– Ты не прав, мой друг, – проворчал Микеланджело, – я не променяю пиццу ни на какие коврижки, пусть даже они будут сделаны из маисовых лепешек с маком.

– Эй, ребята, – прикрикнул на них Рафаэль, – вы при разговоре не слишком кривите лица, а то нас уже давно снимают.

Среди репортеров, снимающих черепах в городе Кутарамамба, были, конечно же, Эйприл и Ирма. После того как мэр вручил черепашкам ключи от города, на площади началось настоящее массовое гуляние. Люди, наряженные в маски почитаемых ими животных – кондоров, леопардов, лам и лягушек; под звуки тамтамов, чаранг и флейт-панн начали кружиться в зажигательных танцах.

Никто не обратил внимания на то, что в толпе появились двое в костюмах животных, совершенно не почитаемых народом кечуа: носорога и кабана. Это были известные нам Бип-Боп и Рокстеди. Они незаметно пробрались к Ирме, когда Эйприл увлеклась съемкой черепашек, сунули ее в мешок и уволокли с собой. Вместо подружки рядом с Эйприл встал переодевшийся в Ирму Лэнни Витман. Он так мастерски загримировался; что его невозможно было отличить от Ирмы, если, правда, не вглядываться в его черные глаза.

Но в глаза Лэнни в атмосфере всеобщего праздника никто и не думал вглядываться, тем более что они были спрятаны за толстыми линзами очков. Но если Ирме очки помогали, то Лэнни в них стал самым настоящим слепым котенком. Он с трудом различал окружающие его предметы и думал сейчас о том, только бы не перепутать черепашек-ниндзя с другими стоящими на трибуне людьми.

Лэнни держал в руках четыре огромных букета цветов, опрысканных антимутагеном Крэнга.

– Послушай, Ирма, откуда у тебя такие прекрасные цветы? – воскликнула Эйприл, неожиданно посмотрев на свою подружку. – Неужели ты себе здесь нашла кавалера?

– Это… Это не так… Я их подарю черепашкам… – спрконфуженно произнес Лэнни измененным голосом.

– Ирма, я бы тоже не отказалась от таких красивых цветов. Скажи мне, где ты их все-таки приобрела?

– Там, возле автобусной остановки, – неопределенно махнул рукой Лэнни.

– Ой, Ирма, послушай, – всплеснула руками Эйприл, – до остановки так далеко идти. Может, ты мне подаришь хоть один, самый маленький цветочек? Из-за этого, я думаю, букет ничуть не пострадает.

– Нет, – категорически ответил Лэнни.

– А что это с твоим голосом случилось? – удивилась Эйприл. – Он у тебя всегда был такой гнусавый и тягучий, а теперь стал высоким и звонким… Как у негритянки в церковном хоре!

– Это я так, простудилась. Ты же сама знаешь, какая здесь была буря, – снова смутился Лэнни. – Но ты, подружка, извини, мне нужно эти цветы вручить черепахам.

Витман сдвинул на лоб очки, чтобы получше видеть, и направился к трибуне.

«Похоже, климат Мулумбии хорошо повлиял на голос моей подружки, – подумала Эйприл. – Ей с таким голосом, пожалуй, стоило бы податься в эстрадные певицы…»

Лэнни не удалось пока вручить черепашкам цветы, так как они в это время расписывались в книге почетных гостей города. Выйдя на трибуну, Витман оказался в довольно глупом положении. Он стоял один-одинешенек с цветами на трибуне перед микрофоном и не знал, что ему делать.

Где-то из толпы за ним следил Шреддер. «Идиот, – про себя возмущался он, – толкай речь, пока черепахи опять не появятся на трибуне. А то потом тебя к ним не подпустят…»

Мысленные посылы Шреддера каким-то необыкновенным способом дошли до Лэнни, И он, собравшись с духом, произнес в микрофон:

– Внимание! Внимание! Мне, командированному… то есть командированной в эти места, очень приятно выступать на этой трибуне по случаю ваших торжеств. Я прибыла сюда из Соединенных Штатов, чтобы сказать вам о том, какие все-таки замечательные парни эти… как их там, – запнулся Лэнни, – Солнце, Гром, Месяц и Созвездие Плеяд! Они у нас в Штатах давно уже известны, а теперь прославились и в вашей маленькой стране. Хотя об их существовании ваш народ знал много веков назад… – Лэнни вспомнил некоторые подробности из комиксов о прошлых приключениях черепах-ниндзя и продолжил свою речь:

– Эти черепахи… Ой, извините, – запнулся Лэнни, – Я хотел сказать, божества когда-то избавили мир от Космического Агрессора, пытавшегося уничтожить нашу Землю; разнесли в пух и прах еще одного ужасного изверга – Черную Руку, который являлся детям в снах и смертельно пугал их; они освободили весь мир от заклятий мерзкого Колдуна и от чудовищных экспериментов одного полоумного ученого, пытавшегося уничтожить на земле людей…

42
{"b":"3491","o":1}