ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жуткий король
С того света
Без компромиссов
Замуж за варвара, или Монашка на выданье
Панк-Рок: устная история
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Вдали от дома
Воскресни за 40 дней

– Крылан Бартоломью, – ответил тот и спросил у девушки:

– Эйприл, зачем ты так расстраиваешься?

– Они… это они… – Эйприл глотала слезы.

– Кто они? Ты была с ними знакома? – Бартоломью был удивлен не меньше детектива.

– Да… То есть, нет… – В этот момент Эйприл было все равно.

– Они были твои друзья? – Бартоломью настойчиво пытался добиться правды. – Эти существа весьма напоминают черепах…

– Черепахи? – снова переспросил Цинкель, и у него на этот раз все заледенело внутри. Так ему не пригрезилась там, на крыше небоскреба, летающая тарелка, и инопланетян в виде черепах можно видеть?

Эйприл плакала. Она была безутешной. Бартоломью успокаивал ее.

Эйприл подумала, что, проявляя чувства к друзьям-черепашкам, может выдать себя. Она не должна так поступать, следует овладеть своими эмоциями, быть твердой.

– Так что случилось, Эйприл? – еще раз спросил Бартоломью.

– Ничего такого особенного, – ответила девушка. – Просто в детстве у меня были маленькие черепашки…

– И с ними что-то случилось?

– Ты угадал, – ответила Эйприл и вздохнула.

– Если тебе тяжело, расскажи, станет легче, – предложил Бартоломью.

Девушка вытерла слезы, еще раз тяжело вздохнула и побрела к цирку. Придерживая ее под руку, рядом шел Бартоломью. За ними плелся детектив Цинкель. Он догнал Бартоломью и тихонько спросил:

– А что здесь, собственно, произошло?

– Двудушник, – одним словом ответил Бартоломью, и этого было достаточно.

Эйприл на ходу размышляла. Если ее друзья, юные мутанты черепашки-ниндзя были здесь, в этом времени, то она бесконечно благодарна им, что они не покинули ее, умудрились сопровождать. Но это осложняло выполнение ее задания. Теперь вот она вынуждена придумывать рассказ о маленьких черепашках, с которыми что-то случилось…

– Ну, так что произошло в детстве с твоими черепашками, Эйприл?

– Их… украли… – выдавила из себя девушка. – Их украли и я никогда больше их не увидела. Теперь всякий раз, когда я вижу что-то похожее на черепах, и с ними дурно обращаются, мне становится очень плохо…

– Не переживайте, доктор О'Нил, – вдруг откликнулся детектив Цинкель. – Воры приносят много горя людям, особенно когда воруют детские игрушки. Страшнее преступлений нет… Вообще, сегодня странный день, странные воры. В обед мне позвонили из магазина готового платья и сообщили, что там произошла кража со взломом. Преступники умудрились проломить стену в подвале из канализационной галереи…

– И что же они украли? – поинтересовался Бартоломью.

– Да так, мелочь, три комплекта одежды…

– Три комплекта? – удивилась Эйприл.

– Да, а что? – насторожился сыщик.

– Ничего, – чтобы не выдавать себя, Эйприл сделала безразличное выражение лица.

Они подошли к цирку, возле которого уже суетилась полиция, стояло несколько полицейских автомобилей с включенными мигалками.

Людей из цирка успели эвакуировать. Полиция за кулисами обнаружила связанного шталмейстера, а рядом с ним три комплекта одеяний для монашек. Шталмейстер вышел из-за кулис, держась за голову, а полицейский, который сопровождал его, нес в руках найденную одежду. Увидев детектива Цинкеля, он улыбнулся и сказал:

– Мистер Цинкель, не мог ли бы вы вашим глазом определить, были эти рясы на преступниках или это цирковая бутафория?

– Рясы! – воскликнул Цинкель. – Сколько их?

– Кажется, три, – ответил полицейский.

Детектив Цинкель хлопнул ладонью себя по лбу и застыл на месте. Ведь такса Тереза правильно обнаружила непонятный невидимый объект на крыше небоскреба и привела его к самому цирку. А потом он обнаружил непонятный невидимый объект на крыше небоскреба и увидел внутри спящую черепашку с человеческими руками. Это что, нашествие зеленых инопланетян?

Но зачем им понадобились три комплекта одежды для монашек? Нет, это какой-то бред, и его надо выбросить из головы, хотя бы для того, чтобы она оставалась в порядке. Опять надо идти скорее домой, выпить двойную дозу валерьянки и завалиться спать.

Мистер Цинкель?! – полицейский тормошил детектива за рукав, – что с вами…

Н-ничего, – ответил детектив, – но мне действительно знакомы эти одежды, по крайней мере я знаю, откуда они взялись. Так что встретимся завтра в полицейском участке…

И детектив Цинкель устремился домой. Единственное, как казалось ему, что могло спасти его, так это хорошая доза валерьяновых каплей.

Глава 12. Странные видения детектива Цинкеля

Неизвестно, что благотворно подействовало на старого сыщика. Может, его успокоила валерьянка, а может, и просто сон. На следующий день он проснулся бодрым и энергичным.

Новый день принес новые хлопоты, новые расследования и в конце недели всякие мысли об инопланетных черепахах у детектива совершенно вылетели из головы. Но именно в субботу его друг-собачник попросил купить для Терезы ошейник в зоомагазине, где торговали подобным товаром.

Когда детектив вышел из магазина с новой амуницией для таксы, к нему неожиданно подошел толстяк и шепнул на ухо, что если ему нравятся диковинные животные, то можно произвести первоклассную сделку: приобрести чудесную зеленую черепаху взамен пары сотен зеленых долларов.

Детектив Цинкель подумал, что у него опять начинаются галлюцинации. Но не мог же он не обращать внимания на контрабандиста живым товаром. Поэтому детектив Цинкель пошутил:

– Чем же черепаха интересная? Разговаривает, что ли?

Перекупщик выпятил нижнюю губу и, довольный, произнес:

– На чистом английском языке, сэр!

Детектив Цинкель поморщился, левый глаз его мелко задрожал и он, набравшись мужества, сказал:

– И у этой черепахи почти человеческие руки?

– Откуда вы знаете? – недоуменно спросил перекупщик, и нижняя губа у него совсем отвисла.

Детектив Цинкель сам того не ожидая, вдруг схватил перекупщика за шиворот, приставил к его толстому животу свой револьвер и закричал:

– Кто тебя подослал! Говори! Что это за изверг, который хочет, чтобы я сошел с ума от ваших говорящих зеленых черепах с человеческими руками?

Перекупщик испугался так, что начал икать, потом орать на всю улицу, чем привлек внимание полицейских и те были тут как тут.

Начались разборы, и перекупщик твердил, что ничего не знает о зеленых черепахах, что это все вымысел нервного господина с револьвером и ошейником.

Субботнее происшествие привело к тому, что детектив Цинкель был вынужден средь бела дня лежать в кровати. Валерьянки он выпил целую бутылочку.

Он не верил, что в свете могут быть черепахи с человеческими руками.

Но время шло, и детектив успокоился. В воскресенье уехал за город, хорошо отдохнул и дурные мысли о черепахах выветрились у него из головы. Правда, иногда он вспоминал о них, и это не давало ему возможности спокойно спать по ночам. Тогда он вставал и шел гулять. Бродил по ночному городу до усталости и совершенно успокаивался.

Однажды в своих бессонных блужданиях детектив Цинкель решил перекусить. Детектив любил поесть. Он родился в американской сельской местности, на ферме, которая была раем для мальчишек. Детективу часто вспоминался бревенчатый дом с широкой крытой галереей, соединявшей дом с кухней.

Если детектив давно не ел, то ему просто приходил на ум этот дом с кухней, на которой что-то отдаленно скворчало или шипело на плите. Если Цинкелю явственно хотелось есть, ему вспоминался стол, который накрывали летом в тени и прохладе, а еда на столе вспоминалась такая роскошная, что он был готов прослезиться при одном воспоминании.

Когда же детективу Цинкелю сильно хотелось есть, то перед глазами всплывали жареные деревенские цыплята и поросята, дикие и домашние индейки, утки и гуси. В том случае, когда детективу приходилось полдня идти по следу преступника и голод терзал его, он уже не просто вспоминал ферму, дом, стол, что-нибудь жареное на столе в прохладе, а перед ним носились копченые фазаны, жареные куропатки, высились горами сочные ломти свежей оленины, готовые к употреблению перепела. Если же детектива голод терзал, как волк, то ему мерещились горячие гречевники, хрустящие булочки, горячие маисовые лепешки, вареные початки молодой кукурузы, свежие помидоры, арбузы, дыни – и все это только что с грядки.

32
{"b":"3492","o":1}